Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.10.2009 | Театр

С доверием и в покое

Новая драма из «Балтийского дома»

Питерский театральный фестиваль «Балтийский дом» идет к концу. Начало было ударным: на открытие сыграли грандиозного някрошюсовского «Идиота», который длился больше пяти часов. Затем эффектнейшего «Гамлета» в постановке другой литовской звезды -- Оскараса Коршуноваса. Литовский десант продолжился тремя камерными постановками молодых вильнюсских режиссеров, учеников Римаса Туминаса. Опорой середины фестиваля был спектакль-провокация эстонского театра NO99 «Как объяснить картины мертвому зайцу». Тридцатидвухлетний Тийт Оясоо, не так давно шокировавший Питер задорно-хулиганским политическим действом про демографию («ГЭП» -- горячие эстонские парни), вместе со своим постоянным соавтором, художницей Эне-Лийз Семпер, сочинил спектакль-памфлет про культурную политику. И русскую публику более всего поразило, что на эту сатирическую постановку, главной мишенью которой была некомпетентная и туповатая тетка -- министр культуры Эстонии, собственно сама министр культуры и приехала, и даже выступала в конце, продемонстрировав удивительную политическую свободу, толерантность и незашоренность.

Ударным финалом «Балтийского дома» должна стать румынская постановка всегдашнего скандалиста и визионера Андрея Жолдака «Жизнь с идиотом», а пока главный питерский фестиваль неожиданно обратился к тому, что считается московским специалитетом, -- новой драме.

Во-первых, был объявлен международный конкурс камерных пьес New Baltic drama 2011, объединивший Финляндию, Швецию, Эстонию и Россию. В результате конкурса, прием заявок на который уже открыт, выберут по одной пьесе от каждой страны; победитель получит денежную премию, а его пьеса будет пущена в международный обиход. Тут не обошлось и без скандала: на представлении конкурса солидные питерские драматурги выражали неудовольствие составом и предполагаемыми вкусами российского жюри, требованием камерности и недостаточным количеством будущих победителей. Тем не менее можно считать, что конкурс успешно заявлен.

Следующим «новодрамным» мероприятием стал фестивальный показ постановки Андрея Прикотенко «Лерка» по трем пьесам Василия Сигарева -- «Божьи коровки возвращаются на землю», «Черное молоко» и «Фантомные боли». И тут театр выглядел куда менее победно.

Три пьесы Прикотенко объединил судьбой одной героини -- Лерки -- и постперестроечным десятилетием. «Божьи коровки», где героям около двадцати, начинаются под телезаявление ГКЧП, «Фантомные боли», где им около тридцати, -- под отречение Ельцина от престола. Впрочем, никаких существенных примет времени в спектакле больше нет, зато полно крикливого надрыва и фальшивых духовных воспарений, частично предложенных автором, но большей частью досочиненных. А вот того, чем Сигарев действительно силен, -- живого диалога, точного ощущения уличного языка -- совсем не слышно; смешной и сочный жаргон актеры произносят с таким усилием и искусственностью, будто живут в другой стране и никогда не слышали естественной речи. (Как сказала несколько лет назад студентка-театроведка на первом и последнем питерском фестивале «Новая драма»: «Это у вас в Москве матом ругаются, у нас таких слов не говорят».) Но вот что любопытно: несмотря на все проколы представления и явные актерские проблемы театра «Балтийский дом», в репертуаре которого он стоит, публика спектакль принимает хорошо, радуется возможности узнавания примет прошлого, любимых словечек и вообще собственной жизни. А значит, как бы ни сомневались, новая пьеса классическому Питеру совершенно необходима.

Об этом говорит и третья «новодрамная» история нынешнего фестиваля -- несколько спектаклей из проекта «ON.Театр» при Театре Ленсовета, питерском аналоге московской «Открытой сцены», позволяющем молодым режиссерам на конкурсной основе получить от города небольшие деньги на независимую постановку.

И хотя критика упорно твердит, что для жесткой новой драмы в Питере нет ни почвы, ни зрителей, почти все новые постановщики выбрали именно ее -- пьесы Олега Богаева, Мартина Макдонаха, Натальи Ворожбит, Елены Исаевой, Ольги Погодиной. Пока видно, что материал этот и для режиссеров, и для артистов трудный, непривычный; постановщики в некоторой растерянности пробуют подойти к нему со знакомыми приемами, валяют дурака, включают погромче ударную музыку, а артисты в смущении перед резким языком и поведением героев, кричат и комикуют кто во что горазд. Путь, который московская новая драма в воспитании актеров прошла почти за десять лет, здесь еще не пройден, но видно, что все будет. Уже есть артисты, которые находят в себе искренность, покой и доверие к новому тексту, как Василий Реутов из БДТ, играющий сегодняшние документальные «Записки юного врача» -- монолог русского хирурга, записанный Еленой Исаевой. Так что есть основания ожидать, что в будущем ставить новые пьесы в Петербурге станут не реже, чем в Москве, Перми, Красноярске или Екатеринбурге.



Источник: "Время новостей", 12.10.2009,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.