Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.10.2009 | Театр

С доверием и в покое

Новая драма из «Балтийского дома»

Питерский театральный фестиваль «Балтийский дом» идет к концу. Начало было ударным: на открытие сыграли грандиозного някрошюсовского «Идиота», который длился больше пяти часов. Затем эффектнейшего «Гамлета» в постановке другой литовской звезды -- Оскараса Коршуноваса. Литовский десант продолжился тремя камерными постановками молодых вильнюсских режиссеров, учеников Римаса Туминаса. Опорой середины фестиваля был спектакль-провокация эстонского театра NO99 «Как объяснить картины мертвому зайцу». Тридцатидвухлетний Тийт Оясоо, не так давно шокировавший Питер задорно-хулиганским политическим действом про демографию («ГЭП» -- горячие эстонские парни), вместе со своим постоянным соавтором, художницей Эне-Лийз Семпер, сочинил спектакль-памфлет про культурную политику. И русскую публику более всего поразило, что на эту сатирическую постановку, главной мишенью которой была некомпетентная и туповатая тетка -- министр культуры Эстонии, собственно сама министр культуры и приехала, и даже выступала в конце, продемонстрировав удивительную политическую свободу, толерантность и незашоренность.

Ударным финалом «Балтийского дома» должна стать румынская постановка всегдашнего скандалиста и визионера Андрея Жолдака «Жизнь с идиотом», а пока главный питерский фестиваль неожиданно обратился к тому, что считается московским специалитетом, -- новой драме.

Во-первых, был объявлен международный конкурс камерных пьес New Baltic drama 2011, объединивший Финляндию, Швецию, Эстонию и Россию. В результате конкурса, прием заявок на который уже открыт, выберут по одной пьесе от каждой страны; победитель получит денежную премию, а его пьеса будет пущена в международный обиход. Тут не обошлось и без скандала: на представлении конкурса солидные питерские драматурги выражали неудовольствие составом и предполагаемыми вкусами российского жюри, требованием камерности и недостаточным количеством будущих победителей. Тем не менее можно считать, что конкурс успешно заявлен.

Следующим «новодрамным» мероприятием стал фестивальный показ постановки Андрея Прикотенко «Лерка» по трем пьесам Василия Сигарева -- «Божьи коровки возвращаются на землю», «Черное молоко» и «Фантомные боли». И тут театр выглядел куда менее победно.

Три пьесы Прикотенко объединил судьбой одной героини -- Лерки -- и постперестроечным десятилетием. «Божьи коровки», где героям около двадцати, начинаются под телезаявление ГКЧП, «Фантомные боли», где им около тридцати, -- под отречение Ельцина от престола. Впрочем, никаких существенных примет времени в спектакле больше нет, зато полно крикливого надрыва и фальшивых духовных воспарений, частично предложенных автором, но большей частью досочиненных. А вот того, чем Сигарев действительно силен, -- живого диалога, точного ощущения уличного языка -- совсем не слышно; смешной и сочный жаргон актеры произносят с таким усилием и искусственностью, будто живут в другой стране и никогда не слышали естественной речи. (Как сказала несколько лет назад студентка-театроведка на первом и последнем питерском фестивале «Новая драма»: «Это у вас в Москве матом ругаются, у нас таких слов не говорят».) Но вот что любопытно: несмотря на все проколы представления и явные актерские проблемы театра «Балтийский дом», в репертуаре которого он стоит, публика спектакль принимает хорошо, радуется возможности узнавания примет прошлого, любимых словечек и вообще собственной жизни. А значит, как бы ни сомневались, новая пьеса классическому Питеру совершенно необходима.

Об этом говорит и третья «новодрамная» история нынешнего фестиваля -- несколько спектаклей из проекта «ON.Театр» при Театре Ленсовета, питерском аналоге московской «Открытой сцены», позволяющем молодым режиссерам на конкурсной основе получить от города небольшие деньги на независимую постановку.

И хотя критика упорно твердит, что для жесткой новой драмы в Питере нет ни почвы, ни зрителей, почти все новые постановщики выбрали именно ее -- пьесы Олега Богаева, Мартина Макдонаха, Натальи Ворожбит, Елены Исаевой, Ольги Погодиной. Пока видно, что материал этот и для режиссеров, и для артистов трудный, непривычный; постановщики в некоторой растерянности пробуют подойти к нему со знакомыми приемами, валяют дурака, включают погромче ударную музыку, а артисты в смущении перед резким языком и поведением героев, кричат и комикуют кто во что горазд. Путь, который московская новая драма в воспитании актеров прошла почти за десять лет, здесь еще не пройден, но видно, что все будет. Уже есть артисты, которые находят в себе искренность, покой и доверие к новому тексту, как Василий Реутов из БДТ, играющий сегодняшние документальные «Записки юного врача» -- монолог русского хирурга, записанный Еленой Исаевой. Так что есть основания ожидать, что в будущем ставить новые пьесы в Петербурге станут не реже, чем в Москве, Перми, Красноярске или Екатеринбурге.



Источник: "Время новостей", 12.10.2009,








Рекомендованные материалы


11.12.2019
Театр

Наша вина

Но может быть это сделано для того, чтобы сильнее втянуть зрителей, чтобы сразу дать им понять, что они тут старшие и все, что происходит – на их ответственности? И то, как тебя, привыкшего быть отдельным в любом иммерсивном шоу, заставляют включиться и действовать или не действовать, уговаривая себя, что это спектакль, но чувствуя ужасный стыд за это, – самое сильное в «Игрушках» СИГНЫ.

Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.