Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.11.2005 | Общество

Последнее прибежище негодяев

Россия медленно, но верно превращается в представителя, а нередко и покровителя "стран-изгоев" в ООН

Что делать потомственному диктатору, которого специальная комиссия ООН практически прямо обвинила в подготовке убийства видного политика в сопредельном государстве? Готовиться к экономическим санкциям и глухой международной изоляции? Ничуть не бывало. Ему следует срочно звонить президенту России Владимиру Путину и просить защиты. Именно так и поступил сирийский президент Башар Асад.

Произошло это после того, как специальная комиссия ООН, созданная для расследования убийства бывшего премьера Ливана Харири, распространила свой доклад. Его авторы уверены: к преступлению причастны ливанские и сирийские спецслужбы. Кроме того, члены комиссии подчеркнули, что "решение устранить Харири не могло быть принято без одобрения высокопоставленных сирийских руководителей". В печати прошло сообщение, что доклад практически прямо указывает на людей, входящих в «ближний круг» президента Асада, в частности на его брата, возглавляющего национальную гвардию, как на организаторов убийства. Кроме того, в докладе подчеркивается, что в ходе расследования сирийские власти строили всевозможные препоны и даже угрожали членам комиссии.

США и Франция, поддерживаемые Великобританией, подготовили проект чрезвычайно жесткой резолюции, требующей, чтобы Сирия оказывала всю необходимую помощь расследованию, вплоть до ареста лиц, причастных к преступлению. В противном случае Сирии грозят серьезные экономические санкции. Проблема столь важна, что будет обсуждаться на заседании Совета Безопасности ООН на уровне министров иностранных дел.

Но Асаду, в общем, не о чем беспокоиться. После того как сирийский президент побеседовал с Владимиром Путиным, официальный представитель российского МИД заявил, что «Россия будет делать все необходимое, чтобы не было попыток объявить введение санкций».

Ну а что должен делать лидер страны, которого уличили в том, что он в нарушение международных обязательств втайне реализует программу, направленную на создание ядерного оружия? Как ему защититься, если в ноябре пройдет совет управляющих Международного агентства по ядерной энергии, который должен принять решение о передаче вопроса во все тот же Совбез ООН?

Правильный ответ – позвонить президенту Путину. В тот же день, когда глава российского государства беседовал с Асадом, у него состоялся также разговор с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом. И здесь Москва обещала поспособствовать тому, чтобы «иранское ядерное досье» не покинуло МАГАТЭ. Это означает, что иранские фундаменталисты смогут продолжить работы над ядерным оружием. Видимо, вдохновленный беседой с Путиным, иранский президент на следующий день пообещал стереть Израиль с лица земли.

Добавим к этому недавние визиты главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова в Узбекистан, оказавшийся после андижанской бойни в глухой международной изоляции, и Туркмению, которая из этой изоляции не выходила.

В середине 90-х бытовала концепция, что Россия может играть важную роль на международной арене, транслируя так называемым странам-изгоям (всевозможными диктаторскими режимами, где нарушаются права человека и ведется разработка оружия массового уничтожения) консолидированную позицию мирового сообщества.

Мол, благодаря старым, оставшимся со времен СССР связям с этими режимами Москве легче других удастся добиться от этих государств подчинения международным законам.

Однако в таком виде концепция реализована не была. Прежде всего потому, что Россия в каждом конкретном случае занимала позицию, отличную от той, что занимали государства Запада. И у «изгоев» появлялся понятный соблазн поиграть на противоречиях. Кроме того, «изгои» отлично усвоили, что выторговывать почетную капитуляцию следует у тех, кто может что-то дать взамен.

Наверное, самым громким было фиаско, когда Путин привез в 2000 году на саммит «восьмерки» обещание северокорейского диктатора Ким Чен Ира отказаться от ракетной программы. А потом Ким Чен Ир заявил, что это была «шутка».

Отказавшись от попыток стать представителем мирового сообщества в «странах-изгоях», Москва постепенно превращается в представителя, а зачастую покровителя этих стран в ООН. Как и во времена СССР, диктаторы рассчитывают, что Москва воспользуется своим правом вето и не допустит введения против них санкций. Если так пойдет дальше, Россия может сама оказаться в стане «изгоев».



Источник: "Ежедневный Журнал", 28.10.2005,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.