Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.06.2009 | Колонка / Общество

Мы его теряем…

Подозреваю, что у Путина все-таки снесло крышу

С орлом нашим, доном Путиным В.В., определенно что-то происходит. Буквально ежедневно он радует подведомственный народ новыми гэгами, которые заставляют усомниться в его адекватности после посещения Пикалева. Сначала он побывал в галерее официального художника Ильи Глазунова. Там, подобно Ким Чен Иру, он «осуществил руководство на месте» и высказал мэтру ряд сверхценных указаний относительно длины княжеского  меча и неправильного поведения великомучеников Бориса и Глеба. Меч, как выяснилось, должен быть больше, а князьям, вопреки христианской традиции, вовсе не следовало подставлять другую щеку и молиться…

И вот очередное заседание правительства. Премьер Путин объясняет членам правительства модель поведения с белорусскими чиновниками. И вдруг, стремясь остановить своих подчиненных, желающих ответить г-ну Лукашенко (а у них, подозреваю, есть, что сказать), обращается к своему дошкольному опыту:

«И в обычной жизни, и в политике обижаться – это не самое лучшее развитие событий. Знаете, я воспитывался на ленинградской улице, и у нас во дворе в таких случаях говорили: «Кто как обзывается, тот так и называется».

Даже этих откровений в общем-то достаточно, чтобы задуматься об адекватности нашего нацлидера. Но Владимир Владимирович решил не останавливаться и для пущей убедительности поработал рекламным агентом, зачитав по бумажке следующий текст: «Хочу вас проинформировать о том, что мною подписано еще одно распоряжение Правительства Российской Федерации – об учреждении национального парка «Русская Арктика». Это в Архангельской области, на островах архипелага Новая Земля и прилегающих акваториях в этом регионе. Западный сектор российской Арктики  – это уникальное место с высоким сочетанием высокого биоразнообразия и высокой биопродуктивности. Здесь крупнейшие в Северном полушарии птичьи базары, лежбища моржей, обитание белого медведя, гренландского кита и других видов фауны, занесенных в международную Красную книгу и в Красную книгу Российской Федерации.

Регион отличается насыщенностью, уникальными объектами историко-культурного наследия. И в этом смысле представляет большой интерес для развития сферы экологического, научного и познавательного туризма. Создание национального парка не нанесет ущерба экономической деятельности в регионе.

У нас эта деятельность проводится регулярно – природоохранная, я имею в виду, в разных ее проявлениях. У нас много национальных парков. Вот еще один прибавился.

Приглашаю вас провести очередной отпуск именно в этом, а может быть, и в других национальных парках».

То, что нацлидер в момент нацкризиса (рушатся производства, растет безработица, десятки городов готовы взорваться отчаянным протестом) рекомендует министрам посмотреть лежбища моржей и место обитания белого медведя, можно трактовать по-разному. Можно рассматривать это как доказательство специфического юмора В.В., решившего напомнить министрам, что сегодня они при делах и на Рублевке, а завтра могут наблюдать лежбища моржей и места обитания белых медведей. Не с вертолета, а через колючку. Но не исключено, что премьер просто решил пошутить. Кто-то (боюсь предположить, кто именно) вложил деньги в создание туристического комплекса в соответствующем нацпарке и склонил премьера к тому, чтобы сделать ему рекламу.

Много лет назад мой покойный коллега Дима Пинскер утверждал: в Кремле есть такой специальный притолочек, который сносит крышу всякому входящему.

Мои наблюдения подтверждают эту гипотезу. Практически все крупные военные руководители существовали и, подозреваю, существуют в густой патоке фальшивых восторгов (никогда не забуду полковника, который строго спрашивал меня, тогда молодого корреспондента «Красной звезды» : "А ты почему не восхищаешься?").

Подозреваю, что у Путина, который довольно долго сопротивлялся чудовищному потоку лести, все-таки снесло крышу. В какой-то момент он стал считать: его взгляды на религию, искусство и окружающую среду – это истина в последней инстанции, которую никто не смеет оспорить. И это серьезно. 



Источник: "Ежедневный журнал", 16.06.2009,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.