Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.06.2009 | Театр

Театр подсознания

На Чеховском фестивале показали последний спектакль Филиппа Жанти

В Москву снова приехал Филипп Жанти: его новый спектакль с непонятным названием «Болилок» играют на Чеховском фестивале больше десяти раз подряд, и нет сомнений, что зал Пушкинского театра будет полон все дни -- в столице постановки легендарного французского режиссера ждут, как сеансов волшебства, необъяснимого и оттого еще более притягательного.

В Москве Жанти был неоднократно, и всегда он казался разным: сначала выглядел безусловным кукольником, его концертные номера про танцующих страусов и хищную горжетку все помнят до сих пор. В спектаклях 80-х Жанти стал постепенно заменять чередование номеров единым действием, но и оно строилось на притчах. Не так давно Французский культурный центр привозил нам возобновленный режиссером спектакль 80-х годов «Проделки Зигмунда» -- здесь главными героями были пальцы, они превращались то в бандитов, а то в медсестер, а главный герой-палец путешествовал среди них в густой болтовне, напоминающей кэрроловские парадоксы и игры с языком.

Но уже тогда главным сюжетом спектакля Жанти было странствие по подсознанию, среди провалов в памяти, снов, комплексов, воспоминаний и паранойяльных идей.

Жанти не раз рассказывал о своем интересе к психоанализу, в 90-х он даже поставил трилогию о путешествии в подсознание, и когда в 1995-м мы увидели первую ее часть -- спектакль «Неподвижный путник», то были заново очарованы. Это был совсем новый Жанти, к кукольному театру его спектакли уже не имели отношения, хотя там было много поразительной работы с предметом, которая всегда отличает кукольников -- в их руках неживое оживает и переживает бесконечные превращения. Это было похоже одновременно на пантомиму и современный танец, хотя актеры говорили, пели, читали стихи и разыгрывали смешные, почти клоунские сценки без начала и конца. На прошлый Чеховский фестиваль Жанти приехал снова, и опять его сюрреалистический «Край земли» был ожившими снами, и снова обращался к подсознанию, рисуя поэтические образы, смешно и печально крутящиеся вокруг женщины, познать которую невозможно.

«Болилок» напоминает нам и о прежнем Жанти-кукольнике и о нынешнем -- маге, уходящем в чистую визуальность.

Спектакль начинается с игр девушки по имени Элис (вот вам и новый привет Кэрроллу) со странными куклами, которых она вынимает из коробочек. У кукол большие мужские и очень похожие на настоящие головы и маленькие тельца. Элис носит их на руках и болтает со смешным акцентом по-русски за себя и за куклу, шевеля ее резиновым лицом. Черноволосый красавец с тельцем тряпочного пупса упирается и хочет целоваться, лысый -- с отвратительным туловищем, похожим на заворот кишок и длинными, кишкоподобными конечностями, скачет, как насекомое, корчит рожи и все время пукает. Мы и не заметим, как головы кукол станут живыми, а потом появится таинственный персонаж в шляпе с фонарями вместо глаз и под его руками в отрезанные головы в коробочках превратятся уже все трое вместе с Элис, а действие из детской игры понесется в фантастический мир. Дальше чего только не будет: трое героев из голов снова станут людьми, потом начнется фантастическая хирургическая операция над Элис и маленькие куколки-подобия, будто души героев, отправятся в путешествие по ее внутренностям. На видео нам покажут, как вспухают ткани и переливаются жидкости в организме, а потом все это, огромное, возникнет на сцене, и герои будут плыть тут как в море.

Тот, кто видел спектакли Жанти прежде, узнает множество автоцитат, вроде дышащего тканевого моря с торчащими из него руками и ногами, героев, будто дети плывущих по волнам в коробке, ослепительно меняющих цвет красных, синих, фиолетовых фонов и многого другого.

Тут будет неожиданно много клоунады, в первую очередь благодаря уморительному и очень пластичному «лысому» -- Кристиану Хеку, пришедшему к Жанти из «Комеди Франсез». Будет звездное небо с шарами-планетами, рядом с которыми в вышине будут как ни в чем не бывало летать герои, персонажи будут то уменьшаться, то увеличиваться, танцевать, терять части тела и превращаться в каких-то немыслимых амеб или осьминогов с человечьими головами. Таинственный персонаж с глазами-фонарями появится снова, но голова его от прикосновения Элис снимется длинной стружкой, как кожура от яблока, оставив на плечах пустоту.

Новички, никогда прежде не видевшие спектаклей Жанти, в конце будут ахать, косноязычно восторгаться, а особо рациональные взволнованно тормошить посвященных: это про что? ничего, если я не понял сюжет? И искушенные театралы станут их успокаивать: не волнуйся, это не о том. Закрой глаза -- перед тобой поплывут картинки из «Болилока», как в волшебном фонаре. И может быть, ночью приснится сон, где на полосатых волнах махрового моря качается домик со светящимся окном.



Источник: "Время новостей". 03.06.2009 ,








Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
18.01.2019
Театр

Живее всех живых

Спектакль Александра Янушкевича по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги.