Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.05.2009 | Колонка / Общество

Пейзаж после битвы

«Стратегия национальной безопасности» куда менее кровожадна, чем могла бы быть

Скажу сразу, я совершенно и абсолютно не разделяю мнение отдельных немногочисленных злопыхателей, утверждающих, что только что одобренная главой государства «Стратегия национальной безопасности» представляет собой бессмысленный набор никак не связанных друг с другом утверждений. Само собой, если коварный иностранный агент всерьез поверит, что этот текст «является базовым документом по планированию развития системы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, в котором излагаются порядок действий и меры по обеспечению национальной безопасности… является основой для конструктивного взаимодействия органов государственной власти, организаций и общественных объединений для защиты национальных интересов Российской Федерации и обеспечения безопасности личности, общества и государства», его ждет жестокое разочарование. Обманули дурака на четыре кулака. Не дождетесь, никогда не скажем ни о конкретных мерах, ни о «порядке действий» по обеспечению национальной безопасности. Потому что сами не знаем.

На 90 процентов «Стратегия…» состоит из предельно общих определений всех мыслимых угроз — от неправомерного применения военной силы иностранными государствами до грозящего дефицита пресной воды.

А вместо ясного ответа на вопрос, как именно наша страна собирается отвечать на все эти страшные угрозы, следуют рассуждения, сводящиеся к тому, что лучше быть здоровым и богатым. Ну как можно относиться всерьез к такому, например, пассажу: «Для защиты своих национальных интересов Россия, оставаясь в рамках международного права, будет проводить рациональную и прагматичную внешнюю политику, исключающую затратную конфронтацию, в том числе и новую гонку вооружений».

Любой нормальный человек сразу поинтересуется, каковы критерии этой прагматичности и рациональности. Считать ли рациональным шагом признание Южной Осетии и Абхазии?

А как вам нравится такое заявление: «Главными угрозами национальной безопасности в сфере культуры являются засилье продукции массовой культуры, ориентированной на духовные потребности маргинальных слоев…». Опять-таки любой нормальный человек скажет: ребята, вы хоть с русским языком определитесь. Ведь одно из двух: либо культура массовая, либо она предназначена для удовлетворения потребностей маргинальных слоев. Просто с тоской вспоминаешь авторов документов ЦК КПСС. Чего-чего, а отсутствия ясности в них не было. Но, повторю еще раз, «Стратегия…» писана не для нормальных людей.

То, что появилось для всеобщего обозрения, представляет собой, если хотите, поле после завершившейся тяжелой бюрократической битвы: искореженные фразы и не имеющие никакого смысла пассажи — это вовсе не свидетельство эпидемии идиотизма, вдруг постигшей сотрудников аппарата Совета безопасности. Это вроде разбитых пушек, снесенных танковых башен, остовов сгоревших бэтээров и обугленных дотов с пустыми глазницами амбразур.

Если согласиться с моим подходом, то «Стратегию…» следует тщательно изучать, чтобы хотя бы понять, кто с кем воюет в российских верхах и за кем осталась победа.

Из «Стратегии…» следует, что по военной реформе схватка была горячей, но окончательных решений не принято. Именно об этом свидетельствуют фразы, что «уточняется система комплектования Вооруженных сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, включая подготовку личного состава и развитие необходимой инфраструктуры, отрабатываются оптимальные механизмы нахождения в резерве, поднимается престиж военной службы и статус офицерского состава». Все решения на сей счет должны были быть сделаны в момент одобрения документа о перспективном облике Вооруженных сил до 2020 года. Однако, как видим, борьба здесь продолжается. При этом остается надежда даже на отмену призыва.Но главное сражение — внешнеполитическое. В тексте «Стратегии» содержится не меньше трех прямых и косвенных ссылок на «дестабилизирующие» международную обстановку планы США по развертыванию глобальной системы противоракетной обороны. Столько же неодобрительных упоминаний о НАТО. Однако я не считаю, что это — доказательство победы консерваторов. Скорее наоборот.Обращает на себя внимание то, что во всех критических пассажах, кроме одного, США не упоминаются прямо. Вместо этого в «нехороших» намерениях обвиняют «ряд иностранных государств». Да и о НАТО говорится хоть и коряво, но довольно сдержанно: «Определяющим фактором в отношениях с Организацией Североатлантического договора останется неприемлемость для России планов продвижения военной инфраструктуры альянса к ее границам и попытки придания ему глобальных функций, идущих вразрез с нормами международного права». И это после серии скандалов. После заявлений о том, что НАТО проводит маневры в Грузии якобы с провокационными целями. Показательно что, при этом ни словом не упоминается поддержка, оказанная Западом «агрессору» Саакашвили.

Рискну предположить, что США и НАТО были посвящены куда более мощные и зубодробительные разделы в первоначальном варианте «Стратегии…». Что, похоже, вызвало неудовольствие высшего руководства.

Ведь, как известно, около месяца назад после заседания Совета безопасности «Стратегия…» была отправлена на доработку. В результате «антизападные» пассажи были изъяты, но сторонники жесткого курса постарались всунуть одну-две «антиамериканские» и «антизападные» фразы туда, куда получится. В результате вне всякой внутренней логики, через полтора десятка страниц после описания внешней и военной политики России, после описания продовольственной и экологической безопасности, авторы вдруг делают круг и возвращаются к делам международным и военным. Появляется целый раздел, посвященный стратегической стабильности. Появляется только для того, чтобы сообщить, что Москва намерена поддерживать паритет с Соединенными Штатами Америки «в условиях развертывания ими глобальной системы противоракетной обороны и реализации концепции глобального молниеносного удара с использованием стратегических носителей в ядерном и неядерном оснащении». То есть опять намек на то, что США хотят этот стратегический паритет поломать. Но и здесь до прямых обвинений дело не доходит.

Таким образом, хоть «Стратегия национальной безопасности» не дает ни одного сколько-нибудь внятного ответа на существующие в этой сфере вызовы, она, по крайней мере, свидетельствует о том, что консерваторы не обладают доминирующими позициями при формулировании оборонных и внешнеполитических задач. Следует утешаться тем, что «Стратегия…» куда менее кровожадна, чем могла бы быть.



Источник: "Ежедневный журнал", 20.06.2009,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».