Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

30.04.2009 | Галина Ковальская. IN MEMORIAM / Общество

Нежелательный контингент

Это не иммигрантам, а нам, жителям России, нужно, чтобы к нам ехало побольше народу

Если бы не Светлана Ганнушкина я бы тоже оставалась в неведении на счет того, что все люди с советскими паспортами, оказывается, по закону российские граждане. Светлана Алексеевна, известный правозащитник, председатель общественной организации «Гражданское содействие», занимается проблемами беженцев и вынужденных переселенцев, так что она в курсе. Шутит, показывая текст Закона «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом» («Закон о соотечественниках»): «Никто, кроме меня, этого не знает».

В шутке изрядная доля правды. Ни один из трех законопроектов о гражданстве, внесенных в Госдуму, никак не соотносится с пунктом 4 11-ой статьи Закона о соотечественниках:

«Гражданами РФ признаются лица, состоявшие в гражданстве СССР и их потомки по прямой нисходящей линии, не заявившие путем свободного добровольного волеизъявления о своем желании состоять в гражданстве других государств». Закон был принят в мае 99-го года, подписан президентом и никем не отменен. Законодатели спорят, приравнять ли бывших советских граждан к прочим иностранцам или дать им льготы при вступлении в российские гражданство. Хоть бы кто-нибудь спросил: «А что с Законом о соотечественниках?»  Забыли по него. А ведь многие в 99-м сами за эту норму голосовали. В преамбуле президентского законопроекта есть даже ссылка – дескать, новый Закон о гражданстве «отражает положения статьи 11 Федерального закона «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом». И ни слова про пункт 4, будто его и нет вовсе. Короче, «единое правовое пространство».

Беженцы из Азербайджана, Казахстана, Узбекистана, десять лет живут без гражданства и понятия не имеют, что автоматически стали гражданами России. Выпускники российских вузов, уроженцы Украины и Казахстана, срочно заключают фиктивные браки с россиянами, чтобы обрести вожделенное гражданство  и остаться работать в России – они не ведают: будучи «прямыми потомками по нисходящей линии» могут просто попросить российский паспорт на том основании, что никогда не заявляли о желании обрести гражданство другой страны. Что будет, если кто-нибудь заявится в паспортный отдел, держа в одной руке свой серпастый-молоткастый (доказательство, что «не заявлял путем свободного волеизъявления»), а в другой текст Закона о соотечественниках?

Ганнушкина, человек бывалый, поясняет: «Ему ответят, что этот закон не действует. Всем же известно, что у нас не все законы действуют». Потому и забыли про закон, что он, наверное, ни разу за три года не применялся. В России иммиграционный режим определяется не законами.

Закон о гражданстве от 1991 года позволял бывшим гражданам СССР вплоть до конца 2001 года стать российскими гражданами подав соответствующее заявление. В преамбуле нового законопроекта, внесенного Путиным, по этому поводу сказано: «Сравнительный анализ действующего Закона с зарубежным законодательством о гражданстве выявил его уникальный либерализм». Что с чем сравнивали? Совершенно очевидно, что ситуация пост-советского пространства уникальна, и именно эта уникальность пытались учесть в 91-м. Другое дело, что, тем не менее,  за минувшие десять лет не все желающие смогли получить российское гражданство. Заявление надо было подавать по месту регистрации. Те, кто, перебираясь в Россию, не выписался из своего Ташкента или Целинограда (не всегда ведь есть уверенность, что удастся устроиться на новом месте), не получали здесь постоянной регистрации. Стало быть, требовалось вернуться «к месту постоянного проживания» и, либо выписаться, либо там идти в консульский отдел. На это нужны  немалые деньги, а откуда их взять недавним иммигрантам. На местах, в бывших республиках тоже не все было просто: очереди на годы. По данным «Гражданского содействия» во многих консульских отделах этим пользовались и брали деньги за ускорение процедуры – ставки доходили до 250$ - суммы для тамошних жителей огромные. Так что довод противников «ультралиберального» порядка: мол, все, кто хотел, уже получил гражданство, не вполне справедлив. Кроме того, за десять лет выросло новое поколение: немалая часть украинской, казахстанской, молдавской молодежи хотела бы учиться по-русски и работать в России. Зачем России ставить на их пути препятствия?

С правовой точки зрения новый Закон о гражданстве – тот, что внесен президентом и прошел пока в Думе второе чтение – вовсе не плох. Вполне, как подчеркивается в преамбуле, соответствует принятой международной практике и вполне согласуется с подписанной Россией Европейской конвенцией о гражданстве.

Но законы-то пишутся не для того, чтобы предъявить их европейским экспертам.

Страна – и это единодушно признается всеми экспертами-демографами, об этом неустанно кричат политики всех видом и мастей – переживает демографический кризис. Через несколько лет число работающих сравняется с числом пенсионеров, и тогда не из чего будет платить даже такие мизерные пенсии, какие платятся сейчас. Пару лет назад, в связи с пенсионной реформой, эта проблема активно обсуждалась и в обществе и в правительстве – предлагали и отодвинуть на пять лет возраст выхода на пенсию, и ускорить переход к накопительной системе. В итоге в правительстве пришли к выводу – так объяснял автору этих строк к декабре 2000 года заместитель министра экономики Михаил Дмитриев – что единственно возможное решение – активное привлечение в Россию иммигрантов. Собственно, никакого велосипеда не изобрели: именно с помощью молодого приезжего населения решают демографические проблемы стареющие Европа и Северная Америка. У России в этом смысле есть очевидное преимущество: наш основной иммиграционный ресурс – не культурно чуждые арабы, турки или мексиканцы, а те, кто еще совсем недавно были нашими соотечественниками – люди, которым не надо специально учить русский язык и привыкать к нашим обычаям. Казалось бы, политическая задача ясна: создать им в России режим наибольшего благоприятствования. За минувшие 10 лет из стран ближнего зарубежья к нам, по оценкам демографов, перебрались около 4 млн. Для решения наших задач этого явно недостаточно. Академик Анатолий Вишневский, специалист по проблемам народонаселения, считает, к примеру, что стране необходим приток как минимум в 1,5 млн. в год. Разумеется, выполнить такой план или хотя бы приблизиться к этим цифрам, за счет одних только русских ближнего зарубежья нереально. Но, слава богу, Россия может пока быть привлекательна не только для русских. В беднейшей европейской стране Молдавии на Россию взирают как на Клондайк – чуть не треть мужского населения у нас на заработках. В основном, нелегально. То же с жителями Армении. Украина куда как богаче Молдовы и Армении, но и украинцев в России немало, и тоже в большинстве своем нелегалы. Национальный1 интерес России не в том, чтобы поймать их, разоблачить и выдворить, а в том, чтобы стимулировать перебраться в Россию: пусть живут и работают легально.

Профессор-демограф Жанна Зайончковская уверена, что миграция из Закавказья могла бы стать ценным демографическим ресурсом. В 80-е годы переселенцы из Закавказья занимали, по словам исследователя, важные трудовые ниши:

в основном, их силами велось строительство дорог в Средней России, и во многих колхозах и совхозах Нечерноземья грузины и азербайджанцы работали зоотехниками, агрономами и ветеринарами. «Это легок адаптирующиеся к нашим условиям мигранты, - говорит Зайончковская.- К сожалению, мы теряем этот потенциал. Последние годы они предпочитают переезжать в страны Средиземноморья». Получается, что порядок, существовавший до 2001 года, был не «слишком», а недостаточно либеральным. Вместо того, чтобы сделать порядок получения российского гражданства еще проще (навести порядок в консульских отделах, предоставить возможность обращаться с заявлениями по месту временной регистрации и проч.), его зачем-то усложнили, а от «заявительного» принципа отказались вообще.

По новому закону требуется не менее пяти лет беспрерывного законного (выделено мной – Г.К.) проживания на территории РФ. (Сказано, что для бывших граждан СССР срок может быть сокращен, но решать это будут в МВД, то есть, сами понимаете, по какому принципу). Оговорено: «законное» - это значит с видом на жительство. Опять же, все в соответствии с мировой практикой. Вот только у нас до сих пор нет закона, в котором были бы изложены основания для выдачи вида на жительство. Никто не знает толком, что это такое и кому и зачем оно нужно. Депутат Госудмы Борис Надеждин, автор одного из предлагавшихся законопроектов о гражданстве, оценивает число выданных за десять лет «видов на жительство» примерно в десять тысяч. (Это на 4 млн. мигрантов!) Если представить себе, что потенциальные соискатели гражданства сейчас выстроятся в очередь за «видами», сотрудники МВД смогут значительно улучшить свое материальное положение. Еще одно требование к будущим гражданам – наличие «законного источника средств к существованию». На первый взгляд, против этого трудно возражать. Только, вдумаемся, зачем люди домогаются российского гражданства? Если бы оно, как американское,  давало чувство защищенности в любой точке земли, или сулило бы некие социальные преимущества, или просто заведомое уважение на любом паспортном контроле в любой стране… Так ведь нет. Что, наши бывшие соотечественники, платившие по $250 за российский паспорт, так стремились участвовать в выборах? Или, может, в армии российской мечтали послужить? Да нет, людям надо было легализоваться в России. Получить тот самый «законный источник средств к существованию».

Для них (в отличие от европейских или американских иммигрантов), гражданство – не завершение, а начало интеграции. Те, у кого есть уже и вид на жительство, и постоянная работа не станут хлопотать о гражданстве.

Все появившиеся на свет комментарии к законопроекту полны рассуждений об опасностях «неконтролируемой миграции» и эффективных способах отсечь нежелательный контингент. Эти комментарии гораздо хуже, чем сам законопроект, потому что именно они указывают магистральное направление движения: «Не пущать!» Путин вроде бы говорит противоположное, но он и про защиту свободы слова все время говорит. Между тем именно президентским указом была ликвидирована Федеральная служба миграции и ее функции были переданы МВД. Министерство внутренних дел при всем желании не может заниматься привлечением мигрантов. Оно может и должно контролировать миграционный процесс. Стало быть, эта задача признана главной. Так, словно у нас, как в Китае, своего народу девать некуда. Между тем в любой точке России (кроме Северного Кавказа), где мне доводилось общаться с серьезными собственниками или менеджерами крупных предприятий, я слышала жалобы именно на нехватку людей: «Область недоселена. Некого нанимать», - говорили мне и на Курилах, и в Калининграде, и в Новгороде, и во Владимире. (Речь идет, понятное дело, не о том, что число рабочих мест больше численности населения. Но хороший хозяин не берет кого ни попадя, а отбирать не из кого: мало молодежи, да еще не спившейся и работящей). Один калининградский капиталист мечтал: «Чуть-чуть раскрутимся – построю коттеджи и приглашу работников из ближнего зарубежья». Расчет простой: тот, кому лишь бы дожить до ближайшей бутылки, с насиженного места не сорвется. Мигрант – всегда человек, ищущий лучшей доли. Значит, будет стараться, зарабатывать, вкалывать. «Как только чуть-чуть зашевелилась экономика, стало очевидно, что работать некому», - говорит Зайончковская.

Представитель президента в Госдуме Александр Котенков при обсуждении законопроекта выдвинул замечательный «ужесточительный» аргумент: дескать, практика показывает, что к нам едут не состоятельные люди, а бедные:

«Москва наводнена нищими таджиками». Наблюдение ценное: богатые, благополучные, всем довольные люди вообще не имеют стимула эмигрировать. Нефтяные магнаты из стран Персидского Залива к нам не поедут. Но сегодняшние нужды России требуют, чтобы «нищие таджики» смогли перестать побираться в подземных переходах, шарахаясь от каждого милиционера, легализоваться и стать обычными российскими налогоплательщиками и, кстати, многодетными родителями будущих налогоплательщиков. Нам это нужно. Не им, а нам. 



Источник: "Еженедельный журнал", №8 5 марта 2002,








Рекомендованные материалы



Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.


Отмыть от крови гимнастерку НКВД

Сигнал был дан два года назад, в декабре 2017-го. Тогда Владимир Путин со сподвижниками праздновал 100-летие спецслужбы, из которой они все вышли. В официальной «Российской газете» было опубликовано интервью нынешнего директора ФСБ Александра Бортникова, в котором он дал такое объяснение массовых репрессий: «Угроза надвигающейся войны требовала от советского государства концентрации всех ресурсов и предельного напряжения сил, скорейшего проведения индустриализации и коллективизации».