Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.03.2009 | Анимация

Надежда только на ангелов

В Суздале закончился главный фестиваль отечественной анимации

Четырнадцатый открытый российский фестиваль анимационного кино, только что закончившийся в Суздале, имел в этом году гигантскую конкурсную программу. И не потому, что в прошедшем году, за который и отчитывается суздальский смотр, особенно много было снято хорошего. А скорее оттого, что в нынешнем паническом настроении, когда закрываются студии и останавливаются съемки уже начатых картин, уже предчувствуя, что на следующем фестивале показывать будет нечего, оргкомитет решил поставить в конкурсную программу практически все, что снято профессионалами анимации, не отделяя зерна от явной шелухи.

После трех дней беспрерывного пребывания в просмотровом зале, председатель жюри этого года Константин Бронзит говорил, что в те минуты, когда его глаза сами собою закрывались, а голова падала на грудь, он оглядывался на сидящего рядом другого члена жюри, Юрия Норштейна, и приободрялся, увидев, что тот стойко несет вахту.

Казалось, что весь этот вал фильмов, куда входили и те, что сделаны студентами, и заказные работы (реклама и клипы), и сериалы, и много всякого другого, еще не скоро отстоится и разложится в головах по полочкам. Но когда были объявлены решения жюри, а также первая десятка фирменного суздальского профессионального рейтинга (для которого все участники фестиваля сдают анкеты с пятеркой лучших фильмов), выяснилось, что «пули ложатся кучно» и в представлении о лидерах у жюри и профессионального сообщества особых расхождений нет.

Конечно, в таком обильном кинопотоке виднее были какие-то общие тенденции и проблемы. Например, огромное количество молодого кино – студенческого и дебютного, - которое составило почти треть программы, продемонстрировало не только то, что теперь в режиссуру пришло множество девушек, что само по себе не хорошо и не плохо. Но и то, что кино молодых становится в массе своем каким-то девичьим рукодельем, даже когда его снимают юноши. Слащавая сентиментальность, слезливо-патетический тон, многозначительное философствование на пустых местах, рассказы о любовях, изменах и потерях, вторичные и предсказуемые, как дневники девочек, начитавшихся дешевых романов – всего этого хватало. И вторая пугающая тенденция – невероятное количество «духовного», православного кино. Причем, тут нельзя даже просто отмахнуться тем, что это, мол, госзаказ, - многие из этих картин сняли уважаемые режиссеры, и фильмы действительно получились хорошими. Но, согласитесь, в одной программе два фильма по легенде о Петре и Февронии (российский и белорусский), два фильма об ангелах-хранителях (русский и украинский), о Георгии Победоносце, о Василии Блаженном, о белорусских святых, о Рождестве и так далее – это о чем-то говорит. Как сказал Сергей Меринов, снявший в цикле «Гора самоцветов» обаятельную и ироничную пластилиновую легенду о Георгии Победоносце в духе вертепного театра: «видимо, мы теперь все снимаем ангелов, потому, что нам и надеяться больше не на кого».  Впрочем, не будем уходить в отвлеченные рассуждения, расскажу о победителях.

Суздальский фестиваль имеет весьма разветвленную систему призов. Кроме разнообразных спецнаград, среди которых главный, конечно, - приз имени бывшего президента фестиваля Александра Татарского (в этот раз лауреата – о котором позже - выбирали Юрий Норштейн и Эдуард Назаров), есть и многочисленные дипломы с особыми формулировками. И важные призы по номинациям, и главные профессиональные призы в виде бронзовой фигурки девочки Маруси с гусем (воспоминание о том, что поначалу суздальский фестиваль проходил в Тарусе) плюс Гран-при. И, наконец, награды для первой тройки общего рейтинга, которые раньше собственноручно делал из разделочных дощечек Татарский, а теперь его вдова, художница Алина Татарская.

Гран-при, а также пост президента фестиваля, который с этого года будут поочередно нести лауреаты его главной награды, получила Елена Чернова за фильм «Солдатская песня» из цикла «Гора самоцветов» - обаятельную и сентиментальную экранизацию сказки Саши Черного «Антошина беда». История о том, как нежно заботятся солдатские ангелы-хранители о своих подопечных, даже вора заставляя устыдиться и вернуть деньги тихому солдату Антошке, сделана в технике перекладки, намеренно грубовато, неуклюже и оттого особенно трогательно. 

Второй главный лауреат нынешнего года, получивший максимальное число призов (спецприз представителя Лейпцигского фестиваля, приз Татарского, приз за лучший сериал, «девочку с гусем» за лучшее звуковое решение и, наконец, с большим отрывом первое место профессионального рейтинга) – Алексей Алексеев, бывший «пилотовец», теперь живущий в Венгрии. Его минималистский и гомерически смешной двухминутный фильм с названием из бессмысленного набора букв «KJFG # 5», уже победоносно обошел огромное количество мировых фестивалей и теперь куплен каналом «Nickelodeon» с предложением снять еще пакет серий про тех же трех лесных музыкантов: медведя, играющего на бревне, зайца-барабанщика и вокалиста-волка. Так что теперь Алексеев привез на фестиваль еще пять не менее смешных и таких же абсурдистских и не поддающихся пересказу минутных фильмов, с новым общим американским названием «Log jam» (что значит одновременно и джем-сешн на бревне, и затор).

Третий фестивальный счастливчик – Алексей Демин с фильмом «Очумелов» по чеховскому «Хамелеону» (кроме премии «за лучшую режиссуру» и третьего места в профессиональном рейтинге, он получил и «большой» приз критики). К своему фирменному мягкому акварельному рисунку, соединяющемуся с ироничной графикой персонажей, Демин добавил неожиданный прием: всех героев его фильма на пустую площадь, где происходит действие, как будто приносит ветром на мятых бумажках. Бумажки поворачиваются, меняются местами и работают, как полиэкран – на одном вдруг возникает лицо или палец крупным планом, другой пустеет, когда из него выходит персонаж и так далее. К тому же есть еще один фокус в деминском фильме: он озвучен голосом Игоря Ильинского, причем, выбирая самые выразительные голоса персонажей, режиссер соединил фрагменты из пяти или шести разных записей этого рассказа, который Ильинский долгие годы читал со сцены, так, что получился неожиданный хор разных голосов великого актера.

Среди других фаворитов фестиваля – один из лучших детских фильмов последних лет, «Пудя» Софьи Кравцовой, уже второй ее фильм по рассказу Бориса Житкова (приз за лучший детский фильм и вторая позиция в профессиональном рейтинге). Лента получилась легкой, милой и трогательной без слащавости: тут к основному рассказу о маленьком толстом очкарике, ушедшем из дома, но не дошедшем дальше кондитерской (снятому в технике перекладки в коричневатой «старинной» гамме), добавляется уморительная корявая черно-белая графика  рассказов мальчишки, представляющего себе рослого знакомого родителей страшным великаном, пожирающим маленьких детей.

Приз за лучшую драматургию уже традиционно взял сценарист сериала «Смешарики» Алексей Лебедев – пожалуй, сейчас лучшего сценариста в нашей анимации нет. Да и сам награжденный фильм «Право на одиночество», снятый Алексеем Минченком, – про поэта, мечтающего, чтобы его все оставили в покое, но сходящего с ума без друзей на необитаемом острове, - получился отличным (в координатах «Смешариков», конечно). А еще студия «Петербург», выпускающая этот сериал, представила на фестивале две новых работы. Причем одна из них – «Дерево детства» - по-настоящему авторское кино, снятое бывшим режиссером «Смешариков» Натальей Мирзоян. Фильм этот получил награду «за лучший дебют», но из-за разногласий в жюри – не приз, а диплом с формулировкой «за желание рассказать все сразу». И действительно картина, как часто у дебютантов, получилась перегруженной, избыточно многозначительной, и, что еще более смущало судей – слишком, до сахарности, красивой. И, тем не менее, в этом невероятно «многодельном», сложном и прихотливом по рисунку фильме о страшном детском сне, была какая-то невыдуманная тревога и нерв – недаром слухи о «Дереве детства» шли от питерских аниматоров уже давно, так что ожидания были высоки. Да и пятое место в профессиональном рейтинге для фильма дебютанта – редкий успех.

Еще одна новая  работа «Петербурга» - первый фильм из сериала Дмитрия Высоцкого и Андрея Сикорского «Котополис» о приключениях боксеров в городе кошек – получился забавным, но особого успеха на фестивале не имел (да и не известно, будет ли он в нынешней ситуации продолжен). Зато второй проект Высоцкого и Сикорского – образовательный сериал из тридцатисекундных фильмов для Пятого канала «А и Б» - получил приз «за лучшую прикладную анимацию». Снято уже больше четырехсот остроумных крошечных роликов с объяснением как правильно произносятся русские слова, причем герои – А и Б – будто клоуны в цирке выходят каждый раз в разных ролях – то Ленина с Крупской, то бабулек в универмаге, то Наполеона с его маршалом.

Приз «За лучшее изобразительное решение» достался белорусам, анимация которых все эти годы участвуют в суздальском конкурсе наравне с российской. «Повесть минувших лет» - цикл фильмов разных режиссеров под руководством Игоря Волчека о гербах белорусских городов – очень красиво снят разными художниками и в разных техниках с эффектными «сыпучими» заставками. Профессиональную премию «за лучший мультипликат» (то есть лучшее движение и «актерскую игру» в мультфильме) получил фильм Олега Ужинова «Раз, два, три – елочка гори!» из нового трехмерного сериала про Машу и медведя. И фильм, несмотря на очень стандартное изобразительное решение (таких открыточных девочек, медведей и дедов морозов мы видели тысячи раз) получился заразительным и веселым, а крошечная шебутная Маша вышла родной сестрой знаменитой ужиновской Жихарки, только более вредной. И, конечно, когда видишь, как эта бандитка, сделавшая деда Мороза инвалидом, злобно сузив глазки и сжав губы ниточкой, угрожающе говорит медведю, пытающемуся спасти от нее мешок с подарками: «Так это все не мне?» - понимаешь, что значит хороший аниматор-артист.

Ну и, наконец, о студентах-призерах. Награду жюри взял фильм Ришата Гильметдинова, студента Константина Бронзита и Дмитрия Высоцкого в Санкт-Петербургском институте кино и телевидения. Экранизация рассказа Джека Лондона «Закон жизни» вышла строгой, мрачной и бессловесной. Приз критики за студенческий фильм получила Татьяна Мошкова из того же института.  Ее лента «В масштабе» рассказывает об условной птичке, живущей в чертеже среди масштабных цифр и стрелок, и о том, как, пытаясь спасти и прокормить своего птенца, она невольно разрушает все вокруг – поезда сходят с рельсов и наводнение топит город. Оба студента-лауреата - питерцы, как, впрочем, и многие другие призеры этого года – лидерство второй столицы в анимации становится все более наглядным. Ведь и наш последний оскаровский номинант - председатель жюри нынешнего Суздаля – тоже из Питера.



Источник: "Время новостей", 17.03.2009,








Рекомендованные материалы



Смешно, если бы две зебры занимались сексом, и этого бы никто не видел, кроме меня.

О Маше Коневой, как о режиссере, все мы услышали внезапно и были заинтригованы. Она появилась не в команде выпускников школы-студии ШАР, где училась, а позже, сама по себе, как дебютант. И до того, как мы увидели ее фильм, мы узнали, что Машина короткометражка “Вдоль и поперек”, единственная из российских мультфильмов, взята в конкурс Берлинале-2018, где и пройдет ее мировая премьера.


«Нам мешает нос, нам нужно что-то решить с носом!»

Режиссер Екатерина Филиппова: "У слоненка была проблема с носом, но самое интересное, что и мне все говорили: нос длинноват, сделай покороче, его сложно будет анимировать, ты уверена, что этот персонаж должен быть с таким длинным носом? Ходили такие: нам мешает нос, нам нужно что-то решить с носом. Это и в фильме было, и в жизни, поэтому мы со слоненком сроднились."