Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.02.2009 | Колонка / Общество

Оно им надо?

А с какого, собственно говоря, рожна путинский режим должен быть заинтересован в улучшении отношений с США?

Последнюю пару недель политические комментаторы по обе стороны Атлантики как мантру повторяют фразу, сказанную вице-президентом США Джозефом Байденом. Фразу о том, что в российско-американских отношениях давно пора нажать на кнопку «перезагрузка». Готов похвалить спичрайтеров за удачную находку. Да и у специалистов по российско-американским отношениям, наконец, появилась работенка. Уже высказано немало предложений (порой весьма разумных и в высшей степени конструктивных), появилась уже пара продуктивных теорий о том, как именно следует эти самые отношения улучшать.

При этом открытым остается базовый, на мой взгляд, вопрос. А с какого, собственно говоря, рожна путинский режим должен быть заинтересован в улучшении отношений с США.

С Вашингтоном все более-менее понятно. Россия находится если не на периферии американских интересов, то уж точно не в самом центре. В центре — Ирак (надо выбираться), Иран (надо договариваться), Афганистан (позарез надо побеждать). И, разумеется, Китай — главный партнер-соперник Вашингтона в нынешнем столетии. Неслучайно, в свой первый визит за границу новый госсекретарь отправилась не в Москву, а в Пекин. В этой ситуации Вашингтону нужно от Путина и Ко не так уж много: чтобы не мешали. Не случайно министр обороны США Роберт Гейтс, не скрывая раздражения, говорил, что ныне Москва шлет противоречивые сигналы. С одной стороны, вроде бы демонстрирует полную готовность к сотрудничеству по Афганистану, включая обеспечение наземного транзита невоенных грузов (в Москве прошли в высшей степени успешные переговоры), а с другой — всячески вредит американцам, заставляя, например, Киргизию закрыть базу США в международном аэропорту Бишкека.

В этой ситуации стратегия США в отношении России более-менее очевидна: демонстрировать всяческое уважение сошедшей на нет сверхдержаве, ублажать кремлевские комплексы неполноценности.

Отличная возможность для этого — полномасштабные переговоры по стратегическим наступательным вооружениям. Такие переговоры поднимают статус России — как-никак единственная страна в мире, которая гарантированно может уничтожить самую могущественную державу. При этом Клинтон в ходе визита в Пекин дала понять, что нынешняя администрация совсем не собирается зацикливаться на защите прав и свобод в других странах. Госсекретарь заявила, что приоритеты администрации в отношениях с иностранными государствами будут сводиться к трем «Д»: defense (оборона), diplomacy (дипломатия), development (развитие). Обозреватели обратили внимание на многозначительное отсутствие четвертого «Д» — демократии.

Казалось бы, налицо полный триумф путинской политики, главной целью которой как раз и было обеспечение невмешательства Запада (другой вопрос, собирался Запад вмешиваться или все подозрения — результат путинской паранойи) в деятельность нашей родной «суверенной демократии».

Именно ради этого Москва устраивала истерику относительно угрозы американской ПРО и якобы существующего превосходства НАТО в обычных вооружениях. Именно поэтому грозила американцам всевозможными «ответными мерами». Именно ради этого заранее набирала козыри для будущего торга, например, относительно базы в Киргизии. И вот счастье наступило, американцы на все согласны. Они готовы, как в годы «холодной войны», обсуждать зачет не только боеголовок, но и носителей. И, если не отказаться вовсе, то серьезно замедлить темпы развертывания ПРО. И даже навсегда заткнуться про политические права и свободы в России.

И теперь можно затеять многолетние переговоры по стратегическим вооружениям, торговаться вокруг сотрудничества по Афганистану и Ирану и демонстрировать тем самым подведомственному народу, что Россия в очередной раз встает с колен.

Штука в том, что теперь Владимиру Владимировичу это не так чтоб очень нужно. Кризис у нас. Доброжелательные отношения с США и с Западом в целом не помогут — денег оттуда не получить. А голодных людей байками про вставание с колен и про то, что «и Вашингтон вынужден признавать международный авторитет России», надолго не займешь. Тут нужны средства посильнее. Например, общенациональная мобилизация перед лицом изготовившегося к броску коварного врага. Догадайтесь с двух раз, какое государство будет назначено нашим главным врагом. Уж точно не Китай. И что толку, что американцы замедлят развертывание ПРО или отложат вступление Грузии и Украины в НАТО на неопределенный срок. Москва тут же выкатит им какие-нибудь новые немыслимые условия и претензии. Потребует, к примеру, ввести ограничения на совокупную численность войск всех государств НАТО, так чтобы она соответствовала численности Вооруженных сил России. А еще потребует гарантий, что отныне расширение НАТО будет осуществляться только с согласия России. Отказ выполнить эти требования будет однозначно трактоваться как подготовка к агрессии против России.

Для сохранения путинского режима нужно не сотрудничество с Западом, а умеренная, так сказать, хроническая ссора.

Тем, кто без конца повторяет слова о перезагрузке, пора бы задуматься о том, насколько совместимы системы, которые таким образом будут запущены.



Источник: "ежедневный журнал",26.02.2009 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.