Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.10.2005 | Религия

Кто кого сборет

Почему РПЦ и РПЦЗ нелегко договориться?

Воссоединение двух частей российского православия — Московского патриархата и Зарубежной церкви — идет полным ходом. Уже год трудятся созданные с обеих сторон комиссии, которые должны выработать общий подход к наиболее принципиальным вопросам. И вот первые документы, отражающие согласованную позицию, наконец опубликованы на сайтах патриархии и зарубежников. Естественным образом они касаются тех проблем, которые раньше служили главными пунктами разногласий между церквами. Это отношения церкви с государством и с другими конфессиями и межрелигиозными организациями (такое условие примирения, как канонизация царской семьи и новомучеников, погибших в застенках ГПУ-НКВД, уже выполнено). Здесь у двух ветвей российского православия совершенно разный опыт.

Поместный собор 1917-1918 годов провозгласил реформу церковного управления и восстановил соборные основы его устройства, в частности, всенародное избрание патриарха и епископов. Однако часть Церкви, оставшаяся при Советах, не имела возможности воплотить эти решения в жизнь. Гонимая и разоренная, она оказалась гораздо в большем подчинении у государства, чем когда бы то ни было до революции. И до сих пор многие клирики РПЦ мечтают о том, чтобы православная вера стала «государственной» — так сытнее и спокойнее.

Зарубежная церковь, несмотря на тот же дореволюционный государственнический настрой, во многом мыслила себя наследницей Собора 1917-1918 годов и в своей внутрицерковной жизни следовала его установлениям. Она была совершенно самостоятельна и зависела разве что от прихожан. Кроме того, ее клирики существовали в условиях демократии, они имели возможность свободно излагать свои мысли, печатать любую литературу. Они были непримиримы к коммунистам. Не исключено, что именно под их влиянием тезис Социальной концепции РПЦ о независимой позиции Церкви по отношению к государству приобрел в выработанном совместно заявлении дополнительные обертона: «Православные христиане пришли к ясному пониманию недопустимости абсолютизации государственной власти».

А вот отношение зарубежников к митрополиту Сергию (Страгородскому) и подписанной им в 1927 году Декларации, которая, собственно, и отдала Церковь во власть коммунистического государства, явно претерпело изменения под давлением Московского патриархата. Еще не так давно созданная Сергием церковь была в глазах РПЦЗ «чекистской», но в опубликованных зарубежниками комментариях к документам теперь слышны оправдательные нотки: «Церковная политика митрополита Сергия, несомненно, была направлена на сохранение церковной иерархии, которую стремились уничтожить богоборцы, а также возможности преподания Таинств». Мало того, деятельность митрополита названа «подвигом служения».

Сближение позиций заметно и в вопросе отношений с инославными. Когда-то зарубежники требовали от РПЦ полного отказа от экуменизма и выхода из Всемирного совета церквей, где тон задают протестанты. Зарубежники едва ли не самые ярые в мире консерваторы, отчаянно сопротивляющиеся «веяниям современности». Достаточно сказать, что РПЦЗ не поддерживает канонического общения ни с кем, кроме греческих, болгарских и румынских старостильников, то есть почти таких же консерваторов, как она сама.

У РПЦ совсем другие наработки в этой области. В советские времена участие в форумах Всемирного совета церквей, пусть и с санкции «партии и правительства», давало возможность выбраться за пределы «железного занавеса», возможность понять, что творится в церковном мире. Кругозор и знания, приобретенные на экуменических встречах, придавали посланцам РПЦ вес и авторитет. Благодаря этому им даже иногда удавалось отстаивать интересы Церкви внутри страны. Сейчас влиятельность набирают религиозные организации при Евросоюзе, и лидеры РПЦ играют там одну из самых активных ролей. Растет авторитет Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», организованного по инициативе православных.

Результат налицо — «по части экуменизма» в согласованных документах осталось лишь одно непреложное требование: «Православная церковь исключает всякую возможность литургического общения с неправославными». То есть, попросту говоря, молиться, скажем, вместе с католиками запрещено. В остальном практика межконфессиональных отношений поставлена в зависимость от «тенденций развития».

Предполагается, что вновь говорить о единой Поместной русской православной церкви можно будет, когда вступит в силу Акт о каноническом общении, также разработанный комиссиями, однако не опубликованный на сайтах целиком в отличие от прочих документов, а данный в кратком пересказе. Итак, Русская зарубежная церковь получает статус самоуправляемой части Русской православной церкви и «самостоятельна в делах пастырских, просветительных, административных, хозяйственных, имущественных и гражданских». Власть в пределах церкви осуществляет созываемый ее предстоятелем Архиерейский собор, решения же, выходящие за пределы компетенции собора, принимаются по согласованию с патриархом Московским и всея Руси и Священным синодом РПЦ. Высшим органом власти церковного целого является Поместный и Архиерейский собор РПЦ, куда отныне будут входить и зарубежные архиереи.

Когда Акт вступит в силу, пока не известно. Возможно, это произойдет после Всезарубежного собора, который намечен на май будущего года и должен в очередной раз обсудить «пути примирения». Возможно, и позже, поскольку многие члены РПЦЗ восторгов по поводу выработанных соглашений отнюдь не выказывают.

Их настораживает и «подвиг служения» митрополита Сергия — формулировка, предполагающая, что зарубежная паства должна вдруг разом отказаться от своих былых взглядов, и практически никак не регламентированная межконфессиональная политика, и не изжитые советские привычки. «Совсем недавно патриарх отправляет поздравление коммунистическому президенту Вьетнама с победой коммунизма. Это, знаете ли, шокирует», — поделился с порталом Credo.ru епископ Манхэттенский Гавриил.

И это претензии умеренного крыла Зарубежной церкви. Нельзя забывать, что у нее имеются свои «ультра», обвиняющие архиереев в том, что они присоединились к колонне «"идущих вместе" с раввинами к царству мошиаха». Причем, как это ни печально, немалая доля этих «ультра» обретается именно в российских приходах РПЦЗ. Многие перешедшие в начале 90-х под юрисдикцию РПЦЗ клирики Московской патриархии (иногда вместе с приходами) сделали это не ради поисков евангельской Истины, а по причине идеологических расхождений с церковным руководством, в том числе на почве национализма. Теперь и Зарубежная церковь не оправдала их ожиданий. И чем дальше будет идти процесс сближения, тем громче они будут кричать об «акте предательства».



Источник: «Русский курьер», 10.07. 2005 (печаталось в сокращении),








Рекомендованные материалы



Хирург, архиепископ, святой

Архиепископ Симферопольский и Крымский Лука — фигура легендарная, известная во всем мире — в Греции, например, ему посвящено больше церквей, чем в России (около сорока). Подвижник, отсидевший 11 лет в сталинских тюрьмах и лагерях, но ни разу не согласившийся отказаться от сана. Его проповеди составили 12 томов. И ученый, ухитрявшийся писать свои труды, принимая в иные, самые напряженные периоды, до 100 больных в день.

16.01.2018
Религия

Итоги года. Религия.

2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Потом Наталья Поклонская, недовольная тем, как отнеслись к ее жалобе на фильм «Матильда» в прокуратуре Санкт-Петербурга, направила сразу два новых запроса — Генпрокурору и в Министерство культуры...