Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.02.2009 | Кино

КРУЗ-200

Суперстар постарался сыграть большую «оскаровскую» роль. «Оскаровской» она не стала

Фильм Брайана Сингера «Операция “Валькирия”» вышел в России и в Западной Европе 29 января. Он не станет «оскаровским» хитом - картина не получила ни одной номинации. Хотя еще недавно многим казалось, что академики обязательно отметят фильм о легендарном заговоре высших офицеров Германии, задумавших в 1944 году убить Гитлера. Теперь исполнитель роли главного заговорщика - полковника Клауса фон Штауффенберга - Том Круз ставит на кассовый успех. Ради рекламы фильма он даже первый раз в жизни отправился в Россию. Но станет ли успешной его рекламная миссия, прогнозировать трудно. Фильм порождает слишком много вопросов и сомнений.

Если есть актер-суперзвезда, который регулярно комплексует из-за того, что его считают недостаточно серьезным актером, то это, безусловно, Том Круз.

Поэтому он регулярно же соглашается на роли-жертвы, роли-подвиги. Чтобы сыграть тяжело раненого ветерана вьетнамской войны в «Рожденном 4 июля», он полгода, входя в образ, не вставал с инвалидного кресла. Чтобы сыграть тяжело раненого Клауса фон Штауффенберга, который, в частности, лишился на фронте глаза, полгода, входя в образ, не снимал с лица черную повязку. Непонятно, почему так долго, - ведь на экране его персонаж часто появляется без повязки и оба глаза на месте. В частности, на каждом совещании у Гитлера. Правда, зрители должны верить, что один глаз у него стеклянный - он вставляет его из вежливости. Но на экране этот глаз выглядит, как настоящий.

Муки Тома Круза оказались напрасными. Парадокс, но куда большие дивиденды принес ему в киносезоне-2008/09 не трагический образ фон Штауффенберга, а комический - голливудского продюсера-циника в дураковатых «Солдатах неудачи». Другое дело, что ради этой роли Круз тоже пошел на подвиг: не побоялся нанести урон своему молодцеватому имиджу и предстал на экране толстым, очкастым и лысым. Он учел опыт всех тех голливудских красоток, которые получили признание голливудских академиков, решительно изобразив уродок. В «Валькирии» же, несмотря на повязку, он чересчур смазлив. У реального фон Штауффенберга не было руки. А персонаж Круза вполне себе размахивает обеими. На второй, как и в жизни, у него недостает пальцев, но это заметят только те, кто в теме.

Впрочем, в недостатках «Операции “Валькирия”» вина Тома Круза невелика. Он как тот пианист, который играет, как умеет. Гораздо больше виноват режиссер.

Если есть режиссер, который озабочен тем, что его считают недостаточно серьезным, то это, безусловно, Брайан Сингер. Снимал бы себе мегахиты и снимал. После двух серий занятных «Людей Икс» Сингер сделал глуповатый ремейк «Супермена». Но Сингера, конечно, волнует, что публика может забыть, чем он прославился. А прославился он арт-триллером «Обычные подозреваемые» и экранизацией одной из так называемых серьезных повестей Стивена Кинга - «Способный ученик».

«Валькирия», вероятно, показалась Сингеру идеальным вариантом напомнить о себе как о режиссере, готовом замахнуться на что угодно. Пусть даже и на жанр большой исторической драмы. Беда в том, что Сингер слишком старался изобразить из себя большого режиссера. Поэтому он сотворил совсем не то, что обычно творят голливудские фильммейкеры, когда решаются завести публику в непроходимые дебри европейской истории. Он сделал не фильм-ликбез для двоечников, а прямо-таки фильм-недоговоренность.

Точнее, фильм-непроговоренность. Честное слово, читать официальный пресс-релиз к «Валькирии», выпущенный голливудской студией, интереснее, чем смотреть сам фильм. Там подробно рассказано про всех реальных персонажей-заговорщиков. Растолковано, в чем была суть «Операции “Валькирия”». Она ведь сводилась не только к убийству Гитлера, но и предполагала моментальный захват власти. Идея была сколь безумной, столь же и гениальной: использовать, чтобы ввести всех в замешательство и заблуждение, инструкцию самого Гитлера, регламентировавшую, что и как делать в случае его внезапной гибели. Использовать молниеносно, чтобы не успели опомниться Геббельс и прочие первые лица государства, - быстро всех арестовать, а армию поставить перед фактом.

В фильме постоянно звучит: «операция “Валькирия”», «Валькирия» и т. д. Чаще произносятся только словосочетания «моя семья» и «мне очень жаль». Но поневоле вспоминаешь классическую пьесу театра абсурда «В ожидании Годо», где тоже постоянно говорят о Годо, но кто этот Годо и когда появится, неизвестно. Так же неясна суть «Валькирии». В той же степени непонятно, что случилось бы, если бы переворот удался. Тот же фон Штауффенберг много рассуждает о преступлениях нацистов внутри Германии, в том числе против евреев, но про саму войну заговорщики ничего не говорят. Да, фон Штауффенберг, который и пронес взрывчатку на совещание к Гитлеру (того, как известно, спас от верной гибели вековой дубовый стол), - легендарный герой, его именем названа улица в Берлине. Но не факт, что он и его соратники в случае прихода к власти пошли бы на унизительную для Германии капитуляцию. И возможно, затянули бы войну. Гитлер в 1944 году был уже не вполне адекватным. А эти ребята, того гляди, сформировав новую верхушку станы, принялись бы за ратное дело с утроенной энергией.

Ощущение недоделанности, недовыверенности «Валькирии» возникает во время просмотра постоянно. Недоделанность в том, что абсолютно непонятно, о чем фильм, ради чего делался? С некоторой натяжкой, если старательно искать ответ на этот вопрос, можно сказать так: он о том, что одиночка - в данном случае все тот же фон Штауффенберг - способен-таки изменить ход истории. Точнее, почти способен.

Недоделанность - в том, что Сингер не дотянул свой фильм визуально и эмоционально. Происходящее не задевает. И дело не только в том, что заговорщики долгие часы убеждены, будто Гитлер убит, а зрители знают, что они ошибаются. Дело в общей вялости. Еще печальнее, что в фильме нет ощущения времени и, главное, ощущения войны. При всех этих немецких касках и намалеванных где только можно - даже на дне бассейна - фашистских знаках. В фильме нет Берлина! Притом что фильм частично там снимался, в том числе в здании бывшего военного министерства Бендлерблок.

Но кое-чем фильм все-таки приятно забавляет.

Например, тем, что подтверждает давний факт: любое кино про светлых героев-революционеров невольно копирует стиль и формы кино советского.

Добудьте где-нибудь и посмотрите «Харви Милк» Гаса Ван Сэнта, который не выходит в российский прокат, - про первого гея, ставшего в Америке выборным политиком и за это и застреленного. Это же в точности кинобиография Ильича, только Надежда Константиновна - мужского пола. «Операция “Валькирия”» - этакая «Молодая гвардия». Фразы, которые произносят арестованные заговорщики перед расстрелом, достойны лучших большевистских и партизанских киноэпопей. Достойны Овода из известного советского телесериала: «Вы можете уничтожить нас всех, но ваш конец близок!» «Молодая гвардия» с поправкой на то, что гвардия - особенно в лице заговорщиков-генералов - в фильме старовата.



Источник: "Русский Newsweek", 26 января - 1 февраля 2009,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

«Титаны»: простые великие

Цикл состоит из четырех фильмов, объединённых под общим названием «Титаны». Но каждый из четырех фильмов отличен. В том числе и названием. Фильм с Олегом Табаковым называется «Отражение», с Галиной Волчек «Коллекция», с Марком Захаровым «Путешествие», с Сергеем Сокуровым «Искушение».

Стенгазета
18.09.2019
Кино

Война не бесконечна

Фем повестка отражена в эпизоде, где героини вселенной Marvel атакуют Таноса всем женским составом, а на размышления о толерантности подталкивает номинальное назначение чернокожего Сокола новым Капитаном Америкой. Немного походит на читерство.