Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.01.2009 | Еда / История / Общество

Прошлое в «пастильных» тонах

Открылся первый музей знаменитого кондитерского изделия

В минувшие выходные в Коломне презентовали новый музейный проект, выигравший прошлогодний конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда В. Потанина. Авторы проекта Елена Дмитриева и Наталья Никитина определяют его как «музей исчезнувшего вкуса». Посвящен музей популярному некогда лакомству -- коломенской пастиле.

Сегодня в России с избытком музеев каких-нибудь раритетных штучек, странностей и вычурностей. И мало какие из них сделаны умно, а не по принципу немудрящего аттракциона, нещадно эксплуатирующего забавненький бренд.

В случае с музеем «Коломенская пастила. У Николы на Посадях» все придумано и осуществлено в высшей степени достойно. Куратор экспозиции, выпускница факультета управления социально-культурными проектами московской Высшей школы социальных и экономических наук Наталья Никитина и директор музея Елена Дмитриева действительно со вкусом устроили музей -- воспоминание о стиле жизни минувшего.

Немало сил потрачено ими на возрождение рецептуры коломенской пастилы. Ведь ничего общего с обычной, часто неопрятно выглядящей пастилой, которую бесцеремонно запихивают в бумажные кулечки тетеньки в кондитерских отделах магазинов, коломенская пастила не имеет. С XV века гордостью Коломны были яблочные сады. Жители придумали способ спасения портящихся фруктов -- переработку их во взбитое пюре с добавлением сахара, меда, ягод, орехов и даже лепестков роз. Секрет пастилы хранился до революции. Аккуратные формочки разной (медовой, ягодной, розовой -- в зависимости от добавлений в пюре) пастилы упаковывались в красивые коробочки и развозились по всей России. Настоящим была коломенская пастила дефицитом. Как там у Райкина? «Вкус... специфический!»

Качество восстановленной Натальей и Еленой «истории со вкусом» можно продегустировать в новом музее. Оно просто отменное.

Там же можно купить коробки пастилы, оформленные в «факсимильном» стиле. Сам музей размещается в купеческом доме Сурановых, что находится близ стен кремля, на посаде, у церкви Святителя Николая (потому-то музей называется «У Николы на Посадях»). При помощи городской администрации новыми хозяйками дома воссозданы купеческие интерьеры с массивными шкафами и канарейкой в клетке. На стенах -- портреты бывших владельцев, а также знаменитых коломчан (коломенцев?) -- Лажечникова, Пильняка... В центре гостиной -- накрытый к чаю стол. Милые хозяйки Елена и Наталья встречают в нарядах по моде чеховских времен. Наливают чай, угощают пастилой. Главное -- знакомят с традициями, обычаями, рассказывают истории о быте и жизни прошлой поры.

Конечно, новый музей слишком эксклюзивная пока затея вроде лиликанского театра «Тень». О посещении (само собой предполагающем участие в театрализованном обряде) необходимо договариваться заранее. Да и фирменная пастила -- товар совсем штучный. Ведь в производстве его участвуют всего четыре человека. Однако эти эксклюзивность, «штучность» и являются гарантией того, что историю в новом музее уважают, берегут, на коммерческий поток не пустят.



Источник: "Время нвоостей" № 12, 27.01.2009,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.