Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.01.2009 | Колонка / Общество / Телевидение

Еще один шаг в никуда

Путинские политтехнологи сделали ставку на самый примитивный, самый гнусный национализм

Совсем недавно казалось, что предел предвзятости и шулерства на телевидении — это передачи какого-нибудь брызгающего во все стороны слюной Михаила Леонтьева или белоглазого пацана с российского телевидения, который путается в сложноподчиненных предложениях и которого звать никак. Однако в очередной раз было доказано, что все может иметь пределы и ограничения… кроме подлости. На НТВ стартовала передача «Честный понедельник». Ее ведущий — автор нескольких модных романов Сергей Минаев. Он утверждал, что намерен освещать не "проблему вообще", а  делать это через "судьбу конкретного человека". Минаев говорил: «Мы находим тех, кто попал в действительно сложную, и даже порой безвыходную ситуацию. И вместе стараемся найти из нее выход, честно отвечая на те вечные вопросы, которые стали нарицательными именно потому, что в России очень не любят на них отвечать: "кто виноват?" и "что делать?".

В первой своей передаче Минаев ясно ответил, кто виноват и что делать.

Для первой передачи действительно была выбрана сложная ситуация. Некто Андрей потерял в Южной Осетии друга, который вроде бы служил в миротворческом контингенте. И вот Андрей решил наказать страны, которые поставляли оружие Грузии.

Выбрал он Украину, чьи продукты он решительно перестал покупать. Удивительным образом личная инициатива Андрея совпала с решением российского президента, пригрозившего санкциями всем странам, которые поставляют оружие Грузии. Эффективность экономических санкций, а заодно и полного прекращения присутствия в России гастарбайтеров из «враждебных стран» обсуждали такие знатные полемисты как Владимир Жириновский и Леонид Гозман, один из руководителей свежеликвидированного СПС и только что созданного прокремлевского «Правого дела».

Что касается дискуссии между этими двумя деятелями, то мне остается лишь повторить то, что написал Александр Осовцов по поводу дискуссии все того же Жириновского с другим «праводелом» Борисом Надеждиным. Жириновский — как Жириновский, а Надеждин, то есть в данном случае Леонид Гозман, очень старался быть, как Жириновский. Без особого успеха. Владимир Вольфович один такой, чтобы быть таким, как он, надо научиться на ходу выдумывать и лгать с фантастической уверенностью в собственной правоте. Пытаться спорить с ним, равно как и с его младшим товарищем г-ном Минаевым – все равно, что пытаться выиграть у наперсточника.  Когда нужно — заглушат, когда требуется — заткнут. Ради того, чтобы стать демонстрационным мальчиком для битья (вроде меньшевика в советских фильмах) вряд ли стоило идти в услужение Кремлю.

Но все это не главное в передаче «Честный понедельник». Главное в этой передаче, конечно же, как и было заявлено, народ. То есть не народ, который существует в действительности. Это тот идеальный «народ»,  который хотел бы иметь под своей рукой Владимир Путин.

Собранные в телестудии люди по команде размахивали флагами, по команде свистели и улюлюкали. Любой человек, который участвовал в любом телевизионном ток-шоу, прекрасно знает, что все это происходит по команде помощника режиссера. Штука в том, что по сценарию этот «народ» должен был вопить и улюлюкать, требуя избавиться от гастарбайтеров и жестоко наказать Украину, Грузию, Прибалтику. Этот срежессированный хор был впечатляющ. Как был впечатляющ «триумф воли» в Нюрнберге. Такую наглую откровенную пропаганду ведут накануне войны. Так или иначе враг «унешний» остро необходим кремлевским политтехнологам в условиях надвигающегося кризиса.

Путинские политтехнологи сделали ставку на самый примитивный, самый гнусный национализм. По существу они устраивают нашему народу проверку – купится он или нет, поверит ли, что во всем виноваты инородцы, которые, во-первых, отнимают работу у русских, а во-вторых, продались американскому империализму. Может быть, я наивен, но верю, что моему народу хватит нравственного чувства, чтобы проигнорировать эти ухищрения профессиональных махинаторов. Если нет, то это значит, что Россия вчера сделала еще один шаг, который ведет в никуда.



Источник: "Ежедневный журнал", 27.01.2009,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.