Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.01.2009 | Общество

Застройщики с большой дороги

Заказанный заказник

Вы когда-нибудь видали лесную противопожарную дорогу в четыре полосы шириной? Именно такое восьмое чудо света вознамерилось построить некое ООО «Главпромстрой» в краевом государственном заказнике «Большой Утриш». Не верить нельзя: во всех официальных ответах краевых и федеральных служб строящаяся магистраль именуется не иначе как «лесной противопожарной дорогой».

Но обо всем по порядку.

Утриш – это участок побережья Черного моря между Новороссийском и Анапой, отличающийся удивительно малым для этих благодатных мест уровнем хозяйственного освоения.

Благодаря этому здесь уцелел крупный массив сухих фисташково-можжевеловых лесов. Когда-то этот тип растительности был одним из самых характерных для берегов Средиземного и Черного морей, ныне же сохранился только в виде отдельных реликтовых участков. На территории России такой массив только один – Утриш.

В свое время эти места избежали массированной курортной застройки в основном благодаря крутизне склонов и отсутствию источников питьевой воды, пригодных для снабжения крупных поселков. Но уже к началу 90-х строительные технологии позволяли возводить здания почти где угодно, а буровые – найти артезианский пласт достаточной мощности. Понимая, что строительный бум на Черноморском побережье не минует Утриша, федеральное природоохранное ведомство (существовавшее и активно действовавшее в России все «лихие 90-е» и упраздненное в мае 2000-го) зарезервировало его под создание биосферного заповедника. Дело двигалось туго. То один район, то другой отзывали свое согласие, но все же в 2001 году вышло постановление правительства, предусматривавшее в числе прочих создание Утришского заповедника. До этого Утриш получал статус заказника и оставался в ведении лесной службы. С передачей большей части структур и полномочий этого ведомства в регионы заказник «Большой Утриш» оказался подчинен департаменту лесного хозяйства Краснодарского края.

Как следует из официальных документов, именно эта организация и выступает заказчиком строительства «противопожарной» дороги, вызывающей удивление не только своей раблезианской шириной, но и другими подробностями.

Во-первых, за все время существования заказника «Большой Утриш» ему ни разу не потребовалась тяжелая пожарная техника – все очаги возгорания успешно тушились вручную. (Заметим, что практически все пожары в российских лесах – дело рук человека, и новая дорога, облегчив доступ вглубь массива, неизбежно увеличит вероятность их возникновения.) Во-вторых, ее конечная точка – безлюдные, но очень живописные лагуны на морском берегу, сердце будущего заповедника, где вообще не отмечалось серьезных возгораний. В-третьих, в эту же точку должна выйти и еще одна запланированная «противопожарная» дорога, подходящая к лагунам с другой стороны

Все это, впрочем, не помешало краевым органам Росприроднадзора и МЧС согласовать странный проект. С лета в утришских лесах стали появляться изыскатели-геодезисты, которых странным образом не замечали ни лесной департамент, ни природоохранная прокуратура, ни Росприроднадзор (несмотря на неоднократные обращения общественников в эти органы). А в конце ноября на штурм заказника двинулась тяжелая строительная техника. Дорожники рвались к морю, как вермахт к Волге, круглые сутки разнося в щепу бензопилами и бульдозерами вековые можжевельники. Ни о каких оценках воздействия на окружающую среду, экологических экспертизах и прочей канители не было даже речи: департаменты согласовали – вперед!

В первых числах декабря местные защитники природы – организация «Экологическая вахта Северного Кавказа» – попытались воспрепятствовать ударной стройке. Как водится, инстанции отмалчивались, строители отмахивались: идите-идите, у нас все согласовано с кем надо.

Когда на место событий наконец удалось вызвать милицию, работы были приостановлены, но возобновились сразу же, как только блюстители порядка покинули Утриш. А в глубине заказника высадился десант геологов и геодезистов, начавший в районе лагун изыскания, уже не имеющие прямого отношения к дороге.

Однако сделать все нахрапом не удалось. Наиболее авторитетные российские природоохранные организации – WWF-Россия, «Гринпис России» и Социально-экологический союз – выступили с резким протестом против строительного разбоя. Вопрос об Утрише был поднят в Государственной думе – отказавшейся, впрочем, направлять в правительство официальный запрос (угадайте, к какой фракции принадлежали все 282 депутата, проголосовавшие против запроса?). В Краснодаре и Москве прошли пикеты в защиту уникальной территории.

На этом фоне начали шевелиться и государственные структуры – что интересно, не профильные, а силовые. Краевое УВД возбудило уголовное дело, Азово-Черноморская природоохранная прокуратура предписала прекратить работы. Когда вечером 19 декабря сотрудники милиции опечатали трактора и бензопилы, стройка наконец-то встала. А спустя три дня ООО «Главпромстрой» вывело из заказника свою технику, ссылаясь на угрозу саботажа и вандализма со стороны защитников Утриша.

Между тем в ходе противостояния в руки активистов попала любопытная информация, позволяющая понять, что такое вдруг загорелось в глубине Утриша, что туда понадобилось в пожарном порядке пробивать противопожарную магистраль.

На рабочей карте высадившихся в заказнике геологов в районе лагун значился некий «спецобъект» – 18 строений, в том числе основное 5-этажное здание, дома для охраны и обслуги, эстрада, ротонда, вертолетная площадка, склад горючего и запчастей и два КПП. По странному совпадению он должен быть построен в том месте, куда предполагалось вывести «противопожарные» дороги. Кто истинный заказчик очередной суперрезиденции, неизвестно: на рабочей карте он не значится, а в материалах, представленных в прокуратуру, «спецобъект» отсутствует. В неофициальных разговорах строители, геологи и чиновники довольно уверенно называют Федеральную службу охраны, которая, как водится, хранит молчание. Во всяком случае, ни у кого нет сомнений, что заказчики живут в Москве и занимают очень высокие должности. Так что уход строителей из заказника вряд ли можно считать окончательным.

Если этот проект будет реализован, это будет означать конец Утриша. Две скоростных автотрассы не просто рассекут его на куски – они станут воистину «дорогами смерти» для множества его обитателей. Амфибии, рептилии, некоторые мелкие млекопитающие в принципе не имеют шансов спастись от автомобиля на дороге, да и водитель не в состоянии заметить их – по крайней мере, с того расстояния, на котором еще имеет смысл тормозить. Оживленное автомобильное движение (кто бы ни были постояльцы «спецобъекта», вряд ли они будут прибывать туда на велосипедах или автобусах) превратит дороги в постоянно действующий механизм уничтожения. Между тем среди главных объектов охраны планируемого заповедника – средиземноморская или греческая черепаха (по сути дела, это единственное место ее обитания в естественной среде на территории России) и эскулапов полоз.

Впрочем, кого интересуют какие-то там черепахи, когда речь идет о возможности построить себе очередное поместье в реликтовом лесу над морем!

Мы, собственно, уже привыкли, к тому, что из политической и общественной жизни страны полностью исчезло понятие «неприлично». История с Утришем ясно показывает: руководство России по-прежнему воспринимает экологию исключительно как повод для пиара. Сколько бы тематических заседаний Совета безопасности ни провел Медведев, сколько бы спящих тигриц ни поцеловал Путин, это ничего не меняет.

Но эта же история показывает и другое: сопротивление небезнадежно. Застройщики с большой дороги, без зазрения совести именующие черное белым и цинично тасующие документы и понятия, все же теряются, когда вокруг них поднимается шум. Как бы самоуверенно ни выглядели эти люди, все они слишком хорошо помнят, что главное в их профессии – это вовремя смыться.

P.S. Только что пришло сообщение: на Утрише опять рубят.

Пользуясь тем, что в праздники никаких ментов никуда не дозовешься: государство ушло на каникулы.



Источник: "Ежедневный журнал", 30.12.2008,








Рекомендованные материалы



Изгнание злых однополых духов

Время от времени тот или иной человек, не вполне утративший адекватности, но сохранивший неуместное в наши времена простодушие, гневно и при этом вполне риторически вопрошает: «Какое-нибудь дно там есть вообще? Не может же быть, чтобы совсем не было дна!» Это почему же не может? Очень даже может.


Кто виноват

Всегда считалось, что два главных и, в общем-то, фатально неразрешимых русских вопроса это «Что делать?» и «Кто виноват?». В советские годы к ним почти на равных присоединялись еще как минимум два, по степени непреходящей экзистенциальной актуальности первые два даже, возможно, и превосходившие. Эти два вопроса были такие: «Кто последний?» и «Как ты после вчерашнего?».