Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.12.2008 | Интервью / Книги

Курс на удержание

АСТ готово выпускать бестселлеры и снижать цены на книги

Олег Савич, управляющий издательствами крупнейшего в России издательского холдинга «АСТ» рассказал о своих кризисных ожиданиях, о перспективах развития книжного бизнеса в России и о тех жертвах, на которые АСТ готов идти ради сохранения интереса к чтению.

— От многих книжников в последнее время приходится слышать: в кризисное время люди будут больше читать… Как вы относитесь к этой точке зрения?

— У меня, честно говоря, по этому поводу идет сложный внутренний диалог, спорю сам с собой. С одной стороны, очевидно, что на книжном рынке действуют общие экономические законы. Кризис не может нас не затронуть: постоянные потребители книг составляют около 35—40% активного дееспособного населения страны. Большинство из них женщины. Именно по этой прослойке и может быть нанесен удар: как раз этим людям в первую очередь потенциально грозит потеря работы и сбережений… А это значит, что их потребительская активность неминуемо снизится — при выборе, купить ли им новую книгу или продуктов и одежды для семьи, конечно, они выберут то, без чего действительно нельзя обойтись. В то же время в трудные времена люди обращаются к вечным ценностям, к числу которых относится и чтение. Во время кризиса 1998 года, например, люди существенно больше стали читать. К тому же по сравнению с другими видами entertainment книга обладает рядом значительных преимуществ: она долго живет, ее можно перечитывать, она служит не одному члену семьи, а сразу нескольким… Словом, есть аргументы и в пользу оптимистического сценария, и в пользу пессимистического.

— И все же какой из них более вероятен?

— Конечно, мне хочется верить, что все будет хорошо. Но, будучи реалистом, я бы предположил, что реализуется какой-то гибридный вариант. Да, кого-то из читателей кризис действительно вымоет по чисто финансовым причинам. Но, возможно, на их место придут другие — те люди, которые с детства имеют склонность к чтению, однако в последние годы утратили эту привычку из-за огромной занятости. Возможно, сейчас, когда у них станет больше времени и меньше денег на другие, более дорогие развлечения, они снова захотят вернуться к этому занятию. Пока же есть несущественное падение спроса или, даже скорее, не произошло традиционного сезонного осеннего роста объемов продаж. И связано это явно не с реальными экономическими причинами, а, скорее, с психологическими ожиданиями и страхами. Однако сохранение читательского спроса — не единственная проблема нашей отрасли.

— Что же еще грозит книжной индустрии?

— У нас, как и во всем мире, кризис начинается с неплатежей. Уже сейчас мы начинаем сталкиваться с тем, что книготорговцы задерживают выплаты за книги, полученные ими на реализацию. И это объяснимо: раньше у них была возможность быстро перекредитоваться и, вернув деньги издателям, закрыть кассовый разрыв. Сейчас кредит получить очень трудно, и фактически книготорговцы начинают перекредитовываться за счет оборотных средств, в том числе и посредством задержек или не полных выплат денег нам.

— И какой же выход из этой ситуации?

— Я думаю, что в скором времени нас могут ожидать серьезные изменения в отношениях внутри треугольника «полиграфист — издатель — книготорговец». Сегодня издатель выступает фактическим донором всей отраслевой цепочки. Думаю, при негативном сценарии развития событий нам придется пересмотреть эту схему — в нынешней ситуации многие издатели чисто технически не смогут тащить на себе и распространителей, и печатников. У них банально не хватит на это средств.

— Цена книг на российском рынке достаточно высока — вы не думаете о возможности ее снижения, для того чтобы удержать читательский спрос?

— Да, снижать цены, возможно, придется. Но тут тоже нужно будет договариваться со всеми участниками цепочки: если расценки понизят одни лишь издатели, это не приведет к значительному снижению розничных цен, ведь в структуре розничной стоимости книги отпускная цена издательства лишь 30%, все остальные накрутки происходят на других этапах.

Кроме того, для поддержания спроса необходима постоянная пропаганда чтения — например, мы эту работу ведем с августа. Проект «Читайте книги», который можно увидеть на московских улицах, в метрополитене, а теперь и в крупных книжных магазинах, построенный на высказываниях известных писателей и лидеров о необходимости чтения, — это проект АСТ. Недавно в этой серии появился плакат с Михаилом Барщевским, который говорит: «Рынки нестабильны. Инвестируйте в себя. Читайте книги!» Согласитесь, очень актуально.

— Еще одна распространенная точка зрения состоит в том, что кризис — хорошее время для экспансии. Что вы об этом думаете?

— Сегодня, говоря о кризисе, мы в значительной степени гадаем на кофейной гуще — предугадать, как именно он будет развиваться и насколько сильно он нас ранит, придется ли нам лишь на время пересмотреть свои привычки, или надо запасать соль, спички и гречку, не возьмутся даже самые компетентные эксперты. Но в целом любое смутное время располагает к экспансии и переделу рынка. Тут главное, чтоб хватило умения и средств…

— Ну, казалось бы, у АСТ с этим не должно быть существенных проблем — все-таки крупнейший игрок на рынке…

— Это правда. Однако давайте определимся с терминами — экспансия экспансии рознь. Если речь идет о том, чтобы по дешевке скупить максимум всего — авторов, издательств, прав, книготорговых сетей, то это не наш сценарий. Действуя таким образом, мы серьезно увеличиваем свои операционные расходы и получаем новую головную боль, связанную с необходимостью санации и выстраивания эффективного управления этими приобретениями. Совсем другое дело — совместные издательские проекты, которые мы сейчас осуществляем с множеством малых и средних издательств. Подобное сотрудничество выгодно обеим сторонам: мы получаем качественный продукт, созданный партнером, они — мощнейшую дистрибьюцию, доступ в наши собственные розничные сети и финансовую поддержку лидирующего игрока на рынке. Если под экспансией прежде всего подразумевать стратегию расширения числа таких партнеров — то да, мы собираемся ее продолжать и ни в коем случае не планируем сворачивать. Хотя и от возможных приобретений ведущих авторов тоже не отказываемся.

— А с чисто издательскими планами — они на фоне кризиса претерпят какие-то изменения? — Да, конечно. Сейчас мы перераспределяем свой портфель таким образом, чтобы максимально ликвидные проекты были выпущены в течение ближайших месяцев. А вот часть ассортиментного портфеля, например 25-ю книгу по вязанию или 20-е пособие по строительству бани на участке, спокойно можно отложить и на полгода, и на год.

Таким образом, качественный роман или популярный нон-фикшн, который с гарантией будет хорошо продаваться, лучше издать сейчас, не откладывая в долгий ящик, чтобы иметь возможность стимулировать потребительскую активность на фоне осложняющейся рыночной ситуации.



Источник: "Частный корреспондент", 06.11.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.05.2020
Книги

Бога в небе не видал

На первой странице “Первого человека на земле” дети смотрят на небо. Мальчика зовут Юра. Тот самый Юра, который совершил знаменитый виток вокруг Земли 12 апреля 1961 года. Из-за правовых проблем всем известная фамилия главного героя ни разу не упоминается. К тому же, со временем становится понятно - это история не совсем о том Юрии, которого знает каждый житель нашей планеты.


«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."