Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.11.2008 | Колонка / Общество

Возможен ли мир «по-пацански»?

какую политику должен проводить новый американский президент, чтобы соответствовать уличным понятиям

Пессимист: «Все плохо, все просто ужасно». Оптимист: «Да не волнуйтесь, дальше будет еще хуже». Именно этот бородатый анекдот приходит на ум, когда читаешь многочисленные рассуждения о том, как сложатся российско-американские отношения после того, как Белый дом обретет нового хозяина.

По стечению обстоятельств американцы, скорее всего, выберут первого темнокожего президента ровно в тот день (объявленный в России Днем единения и согласия), когда в Москве представители молодежного движения «Единой России» будут митинговать под националистическими лозунгами, под которыми столичные власти почему-то запретили митинговать патентованным националистам из ДПНИ. Если бы кто-то специально искал какой-нибудь символ различий между двумя странами, ничего лучшего он бы не нашел. 

Спору нет, Джордж Буш немало сделал, чтобы отношения между двумя странами оказались на самой низшей точке с момента развала СССР.

И дело здесь совсем не в решении развернуть в Европе третий позиционный район глобальной системы противоракетной обороны, не в создании военных баз в Болгарии и Румынии и не в попытках побыстрее протащить в НАТО Украину и Грузию. И не в том даже, что ему, единственному из собеседников Владимира Путина, удалось разглядеть душу в глазах российского президента.

Как мне кажется, Буш сыграл важную, если не сказать решающую, роль в становлении представлений Путина и путинцев относительно того, как устроен окружающий мир. Основным было американское вторжение в Ирак. Именно тогда в Кремле окончательно уверились в том, что верховенство закона, всякие там права и свободы — не более чем словесная мишура, которой можно время от времени прикрывать свои намерения, но верить в нее просто глупо.

В действительности, по мнению отечественных начальников, мир устроен приблизительно так же, как питерская подворотня, то есть — «по-пацански». Слабых бьют. А собственную силу надо постоянно демонстрировать, время от времени избивая слабых. Политика — это бесконечная драка за контроль над районом с пацанами из дальней подворотни. И горе им, если они вечером рискнут оказаться на нашей улице. Драка прекращается лишь на время, когда все правильные городские пацаны объединяются, чтобы «натереть пятачок» совсем уж обнаглевшим «деревенским», повадившимся ходить на «наши» танцы.

Разумеется, утвердиться в таком мире можно только одним-единственным способом — постоянно задирая самую сильную уличную банду, но при этом избегая прямого столкновения. Вот и все мироустройство.

Замечу, что этот «пацанский» мир российские дипломаты только для отвода глаз именуют многополярным. Кремлю совсем не нужно, чтобы все государства обладали равными правами и ответственностью. Ничуть, крутым ребятам следует сесть и еще раз переделить мир, нарезать зоны «привилегированных интересов», создать еще и для Европы Совет безопасности с постоянными членами, имеющими право вето.

А теперь зададимся простым вопросом: какую политику должен проводить новый американский президент, чтобы соответствовать этим уличным понятиям?

Во-первых, прекратить смотреть свысока на нашу суверенную демократию. Даже и не думать намекать, что эта наша демократия отличается от ихней, «хваленой». Как известно, у них даже выборы непрямые. В то время как весь российский народ в едином порыве голосует за того, на кого указал нацлидер, у них, смешно сказать, до последнего дня непонятно, кто в дамках. И это стабильность?! Хорошо бы, чтобы новый хозяин Белого дома не только сам помалкивал про особенности российской внешней политики (что Джордж Буш и делал), но и набросил платки на ротки всяких там не в меру говорливых сенаторов и конгрессменов.

Во-вторых, прекратить оскорблять Москву возможностью приема в НАТО Украины и Грузии. В самом деле, сказано же было ясно — российским народом еще лет двадцать следует управлять в «ручном режиме». А тут Тбилиси и Киев набрались наглости и заявляют, что их демократические институты соответствуют требованиям, кои евроатлантические структуры предъявляют к своим членам.

В-третьих, новый президент США должен, с одной стороны, вести дела с Россией как с великой военной державой, единственной в мире страной, способной уничтожить Америку.

Тем самым укрепить ее международный авторитет. Но при этом не доводить дело до прямой конфронтации, до новой «холодной войны».

Ну а теперь ответьте, существует ли в природе американский политик, который может соответствовать суровым понятиям «пацанского мира». Ответ очевиден. Это означает, что никакого существенного улучшения отношений между двумя государствами ждать не приходится. В своем последнем выступлении министр обороны США Роберт Гейтс призвал к скорейшему заключению нового Договора о стратегических наступательных вооружениях. Казалось бы, американцы наконец-то согласились с тем, чего последние шесть лет добивалась Москва. Однако это означает, что американцы на практике возвращаются в отношениях с Россией к концепции взаимного сдерживания. А это, уже без дураков, прямой путь к новой конфронтации. Нет никакой гарантии, что Вашингтон удержится на грани в той виртуальной «холодной войне», которую навязывает ему Кремль. Войне, которая ограничивается милитаристской риторикой да еще демонстративными акциями вроде посылки кораблей к Венесуэле. И тогда мир будет выглядеть совсем не так, как кажется великовозрастным кремлевским пацанам. 



Источник: "Ежедневный журнал", 04.11.2008,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.