Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.09.2008 | Колонка / Общество

Правила общежития

То, что именуется «международным правом», находится в глубоком кризисе

Который уж год не устаю восхищаться гениальностью руководителей РИА «Новости» и Совета по внешней и оборонной политике, выдумавших «Валдайский клуб». Это мероприятие поразительно адекватно системе российской власти. Два десятка видных иностранных специалистов по России соглашаются терпеть оскорбления и насмешки Владимира Путина. Взамен же они получают уникальную возможность задать «нашему всему» за закрытыми дверьми вопросы, не отцензурированные предварительно пресс-службой. А потом наступает звездный час этих людей — они рассказывают российским СМИ и собственным правительствам, что именно сообщил им Владимир Путин.

А теперь у участников «Валдайского клуба» появится еще и возможность продемонстрировать свои аналитические способности. После аудиенции у «старшего царя» следует встреча с «младшим». И можно будет сопоставлять их позиции и искать различия.

Что же до вчерашнего свидания с Владимиром Путиным, то главным в нем, похоже, было даже не объяснение, почему Россия не пожелала утирать «кровавые сопли» и склонять голову после грузинской атаки на Цхинвали. На той части встречи, на которой было позволено присутствовать отечественным журналистам, Путин дважды возвращался к одной и той же идее: «Мы должны найти общие правила поведения на международной арене. Нельзя в силу корыстных интересов в Косово ставить во главу угла право нации на самоопределение, а в случае с Грузией главным принципом избрать территориальную целостность государства. Давайте договариваться как-то, по каким правилам мы будем жить». А потом еще: «Принцип, вы понимаете, один должен быть: надо договориться, по каким правилам будем жить. Это совершенно очевидно, что ни одна страна, даже самая мощная, с самой мощной экономикой, с самыми мощными вооруженными силами, не в состоянии все проблемы в мире решить самостоятельно, не привлекая для этого дееспособных партнеров. Но, привлекая каких-то партнеров, нужно, конечно, считаться с их интересами».

Казалось бы, здесь и возразить нечего. То, что именуется «международным правом», находится в глубоком кризисе. И вина здесь лежит отнюдь не только на России — достаточно вспомнить о Косове и Ираке. Однако российский премьер, равно как и президент, предложивший разработать некий общеевропейский пакт о применении силы, ничего не говорит о том, каковы будут новые правила игры. Более того, из слов российских лидеров следует, что правила не такие уж новые.

Медведев заявлял, что мир должен быть многополярным. При том что в этом многополярном мире «у России, как и у других стран мира, есть регионы, в которых находятся привилегированные интересы».

А Путин на понятных примерах продемонстрировал иностранным аналитикам, что происходит, когда одна держава влезает в чужую привилегированную зону: «Там, не дай бог, вступить, условно говоря, в какие-то противоречия с нашими американскими партнерами на американском континенте. Это считается святая святых. А подогнать корабли с ракетным вооружением за 200 км от того места, где мы находимся, — это нормально?» И по чистой случайности российские стратегические бомбардировщики как раз в этот момент отправились в учебный тренировочный полет в Венесуэлу. Никакого военного смысла в этом нет. Чтобы убедиться в этом, достаточно было послушать командующего Дальней авиацией генерала Павла Андросова, который мучительно выдумывал предлоги вроде того, что пилотам необходимо тренироваться летать в тропической зоне. Очевидно, именно в этой зоне российские стратегические бомбардировщики будут теперь осуществлять ядерное сдерживание. Любопытно только кого?

На поверку выясняется, что общие правила — это правила холодной войны, правила раздела планеты на сферы влияния. Именно за это, если разобраться, ратуют Путин и Медведев.

Означает ли это, что новые международные законы не нужны вовсе? Конечно, нет. Необходимо найти возможность примирить право на суверенитет и право на самоопределение. Может быть, это будут некие автономии с особым статусом и гарантиями от Совета безопасности ООН.

Может быть, проблему можно решить, создавая организации, подобные Евросоюзу, которому передаются многие суверенные права государств, в результате чего вопрос о самоопределении народов несколько теряет свою остроту.

Только вот штука в том, что никто теперь с Москвой эти вопросы обсуждать не будет. Нет смысла обсуждать правила игры с заведомым шулером. Потому что Россия, выполнив лишь два с половиной (по оценке главы французского МИДа) пункта плана Медведева-Саркози, только что продемонстрировала, сколь вольно она трактует уже достигнутые договоренности. 

В результате правила общежития, на разработке которых настаивает Москва, обречены стать правилами советского общежития. В суп соседке лучше не плевать, а чуть что — в морду. Судя по любимой лексике российского премьера, именно эта обстановка для него естественная.   



Источник: "Ежедневный журнал", 12.09.2008,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.