Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.07.2008 | Кино

Убойный дозор

Того гляди, Бекмамбетов обнаружит себя в одном ряду со сборной по баскетболу, по хоккею, футболу, «Зенитом» и Биланом

Всякого ожидал автор этих строк от голливудского дебюта Тимура Бекмамбетова - фильма «Особо опасен» (в оригинале Wanted), который выходит на наши экраны 26 июня. Но не мог предположить, что фильм с Анджелиной Джоли, Джеймсом Макевоем, Морганом Фрименом и Константином Хабенским (в эпизодической роли) приведет в экстаз почти всех отечественных критиков (им картину показали на минувшей неделе). Тем более что фильм высоко оценен Голливудом, а это, как мы знаем, зачастую повод для обратной реакции - насторожиться Штирлицем. Высокая фабрикозвездная оценка, собственно, заключается в том, что выход фильма Бекмамбетова был перенесен со скучного некассового февраля (как изначально планировалось) на американский сезон главных хитов - лето.

Поскольку известно, что почти все компьютерные спецэффекты и традиционные ударно-взрывные сцены «Особо опасного» делались специалистами из России, не удивлюсь, если фильм признают у нас очередной великой победой русского оружия. Да!.. (распальцовка)… мы и впрямь всё можем!.. Можем теперь снимать и фирменные фильмы Голливуда - да такие, что обзавидуются Спилберг и оба-два Вачовски!

Того гляди, Бекмамбетов обнаружит себя вскоре в одном великом ряду со сборной по баскетболу, сборной по хоккею, «Зенитом», Биланом и сборной по футболу и получит поздравительные телеграммы от Медведева и Путина.

Ироничный зачин не означает, что начну сейчас нести картину по кочкам. Действительно хороший фильм; стоит даже написать не «неожиданно хороший», а «неожиданный, потому и хороший». Неожиданно приятно уже то, что попадание в Голливуд не стало для Бекмамбетова самоцелью. Хотя вообще-то он оказался первым нашим режиссером с давних 1980-х, когда Андрей Кончаловский получил голливудский заказ. (Сергея Бодрова, много снимающего за границей, в том числе и в Америке, голливудцем не назовешь - у него иной творческий маневр.) И не просто заказ, а именно что на потенциальный блокбастер - эффектный, дорогостоящий, впечатляющий, словно блокбастеры от других голливудских иностранцев: Пауля Верхувена, Роланда Эммериха, Вольфганга Петерсена, Яна де Бонта (стух, однако, Ренни Харлин). У Кончаловского, между тем, не было блокбастеров. А когда ему впервые поручили снять потенциальный хит (боевик «Танго и Кэш»), он вскоре вступил в конфликт с главной его звездой - Сильвестром Сталлоне.

Уже этот опыт, по идее, заставил бы первого режиссера из России, спустя годы повторившего путь Кончаловского на Дикий Запад, робеть, подстраиваться и не рыпаться. Тихо и профессионально выполнять продюсерскую волю. Не борзеть перед звездами уровня Анджелины Джоли. Вот уж сниму первый фильм в Голливуде, а там, получив финансовое доверие, может, и дам себе волю!

Удивительно, но Бекмамбетов рассуждал иначе. И умудрился навязать и продюсерам, и звездам свои правила игры. Тем не менее отнесемся к фильму трезво.

Не просто отчасти, а очень во многом он представляет собой смесь «Матриц» и бекмамбетовых же «Дозоров». Потому что в нем тоже действует тайная организация, отстаивающая интересы людей, имеющая, как в «Матрице» и «Дозорах», многовековую историю и в своей борьбе за торжество добра использующая странноватые - с точки зрения морали - методы.

Бекмамбетову явно нравятся конспирологические теории. И необычные подпольные благородные сообщества. В «Особо опасном» тайная организация, оберегающая мир от зла, противостоящая хаосу, вообще-то оказывается сообществом суперкиллеров, истребляющих тех, кто может быть особо опасен для человечества. Вопрос, кого именно истреблять, не стоит. На потенциальных преступников указывает этакий перст судьбы - точнее, ткацкий станок судьбы.

Девиз организации: убей одного - и, может быть, спасешь тысячу. Знаем о братстве волка, братстве камня - тут братство станка. Братский дозор. Ткацкий дозор. Код да нити. Код да пряжа.

Ситуация комиксовая, слегка маразматическая - впрочем, фильм и сделан по комиксам Марка Миллера (не путать с Фрэнком) и Дж. Дж. Джонса. С другой стороны, совсем уж маразматическим сюжет не обзовешь. Потенциальное появление таких благородных, но на деле тоталитарных, вдобавок открытых для манипуляций сообществ - одна из антиутопий, всерьез пугающих серьезных авторов. Напомню об экранизированном Спилбергом «Особом мнении» Филипа К. Дика (где арестовывали и осуждали тех, кто совершит преступление в будущем по предсказанию пифий) - и вернусь к «Матрице».

О ней напоминает судьба главного персонажа, который был офисным планктоном, третируемым всеми и вся клерком-ничтожеством, - да вдруг стал всем незнамо кем, вытащенным из кошмарного служебного быта загадочным сообществом, объяснившим ему - ну да, это тоже в духе «Матриц», - что он типа Избранный.

О «Матрице» и «Дозорах» напоминает стиль фильма, в котором пули летают в воздухе так же медленно, распадаясь на части, красиво сталкиваясь, следуя траекториям отнюдь не евклидовым. В «Дозорах», правда, летали не пули; падал, например, отвалившийся от самолета болт. Но и в «Особо опасном» дело не сводится к пулям; живописно, например, разлетаются в замедленном ритме клавиши кейборда и зубы - после того как герой врезал «клавой» по физии одному якобы другу, скотине.

При всех «матрицах» ловишь себя на лестной для Бекмамбетова мысли, что в фильме есть трюки и сцены, которых даже в Голливуде не бывало. Одна катастрофа поезда над ущельем в Альпах, возникшая в ходе разборок персонажей, чего стоит. Возможно, Бекмамбетов просто незашоренный - все-таки Голливуд очень заштампован. Но возможно, Бекмамбетов просто более безбашенный. Некоторые из его трюков в Голливуде наверняка тоже когда-то изобретали, но позже отметали по морально-этическим соображениям.

Во время обсуждения фильма после пресс-показа заговорили даже о том (не осуждающе - с гордостью!), что особенность «Особо опасного» - этакая русскость.

Ни фига там русского нет! Просто именно режиссеры-иностранцы чаще других нарушают голливудские приличия. Умудряются, в частности, как и Бекмамбетов, сделать достаточно кровавыми или некорректно сексуальными картины, относящиеся к мейнстриму. Вспомним «Космический десант» Верхувена, замечательный еще и идеологией: мол, человек будущего не лучше своего врага - космического тараканища, а оба режима в своем себялюбии равно фашистские. Или «Горбатую гору» Энга Ли - ни один режиссер-американец не рискнул бы покуситься на миф и сделать мачо-ковбоев геями.

Трюки от иностранца-Бекмамбетова слишком кровавы, слишком раздражающи для защитников прав не только человека, но и животных. Например, в финале положительный герой Макевоя мстит, используя в качестве орудия тысячи то ли мышей, то ли крыс. Тварей искренне жаль. В фильме много и другой жестокости. Одни сцены тренировок новообращенного члена братства чего стоят - его страшно мучают, приучая к боли, обучая терпению и самоконтролю. Знакомый отечественный продюсер поспорил со мной, что фильм не соберет ожидаемых денег в Америке - там к такой визуальной кровавости не привыкли.

Между тем, фильм и абсолютно моралистичен. С первых кадров благородная организация защитников человечества вызывает сомнение в своем благородстве - тем, что в разборках с преступниками не ставит обычных людей ни во что. Принцип «лес рубят - щепки летят» не декларируется, но отчетлив.

В итоге всё и выкручивается в правильную мораль. Убийцы названы своим именем. Но, может, всё проще? Может, это рассказ о судьбе офисного планктона, который всё нафантазировал от тоски и желания вырваться? Понятно, что объект его ненависти - не убийца отца, а толстуха-начальница, дура, хамка, обжора. Не зря его последняя пуля по дороге к цели пролетает мимо всех тех, кто обижал его в обычной жизни, и на фоне осточертевших грохотом поездов, которые достали его в снимаемой каморке.



Источник: Русский Newsweek, № 26 (199), 23 - 29 июня 2008 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.02.2019
Кино

Тифлокомментарии — что это и зачем.

Слушайте подкаст о тифлокомментариях: "Человек всегда в первую очередь обращает внимание на то, что он видит. Однако для слабовидящих и незрячих людей звуки - это основной источник информации, в том числе и в кино. А один из главных инструментов для того, чтобы это кино смотреть (да, незрячие люди так и говорят: "смотреть") - это тифлокомментирование".

Стенгазета
06.02.2019
Кино

Канны против Netflix

В этой борьбе современного с традиционным важно помнить, какие цели преследует обе стороны и какие потери они несут. Каннский фестиваль в первую очередь проходит для кинематографистов, причем - из стран, которым тяжело пробиться в общемировой прокат. Для Netflix такой проблемы не существует.