Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.06.2008 | Колонка / Общество

Все будет как при… мне

«Cтарший царь» продолжает проверять «младшего»

По существующей традиции, главные политические новости России приходят из-за рубежа. В результате визита Владимира Путина в Париж выяснилось, что он намерен и в дальнейшем руководить подведомственным народом. Увидев, что премьер прибыл во французскую столицу с собственным «Мерседесом», хозяева быстро сообразили, что требования протокола – совсем не догма. В результате чего Владимир Путин был принят по разряду глав государств. К примеру, был устроен ужин Путина с президентом Николя Саркози. И, надо сказать, французы создали идеальные условия для того, чтобы организованный премьерской командой сигнал дошел до всех и до каждого.

Обычно только государственный визит главы государства сопровождается «большим» интервью местным СМИ. Однако на сей раз газета «Монд» опубликовала обширнейшее интервью премьер-министра, который не уставал повторять, что отныне главный в России – Дмитрий Медведев.

Правда при этом старательно подмигивал обоими глазами, намекая, что общероссийским начальником он как был, так и останется: «Я, ваш покорный слуга, конечно, прежде всего, сегодня занимаюсь вопросами экономики, социальной сферы, но как член Совета Безопасности России, конечно, в определенной степени имею отношение и к тем вопросам, которые мы обсуждали с Президентом Франции». По Путину, достаточно «иметь отношение» к вопросам безопасности и внешней политики, чтобы позволить себе обсуждать их с главой иностранного государства. Мало этого, оказывается, вовсе не следует придавать слишком уж большое внимание тому, как распределяются полномочия между президентом и премьером. Ведь «если у нас все будет получаться, и, если наши действия будут успешными, то, на самом деле, как организованна власть в высших эшелонах власти - не так уж и важно». Ей-богу, Путину оставалось только сказать: «Не волнуйтесь, теперь все будет как … при мне».

Все остальное интервью, выдержанное в характерном путинском стиле нахального вранья, манипуляций и уверенности, что журналисты не рискнут «дожать», поймать на противоречиях.

У ТНK-ВР вдруг появились проблемы. Российские акционеры вдруг потребовали сместить британца, возглавляющего компанию. Англичанам, работающим в России отказывают в получении виз. А заодно выяснилось, что сама корпорация – это шпионское гнездо, где осуществлялась вербовка российских граждан. Если же верить интервью Путина, то все проблемы компании заключаются в том, что ни российские, ни британские акционеры не имеют контрольного пакета.

А о Уильяме Браудере, главе инвестиционного фонда «Эрмитаж», который вложил в акции российских компаний почти 4 миллиарда долларов и которого без объяснения теперь не пускают в Россию, экс-президент, оказывается, и слыхом не слыхивал.

Между тем истории ТНК-ВР и Браудера, о которых спрашивали Путина журналисты «Монд», прямо связаны между собой. Проблемы британо-российской корпорации, как говорят, начались как раз тогда, когда «Газпром» захотел приобрести ее акции по цене ниже рыночной. А Браудеру отказали от России после того как он выявил нерациональное расходование средств все тем же «Газпромом». Разумеется, ни у кого не может возникнуть и тени подозрения в том, что у российского премьера особое отношение к этой корпорации. Ведь сказано же Путиным в интервью «Монд», что бизнес от власти равноудален. Причем до такой степени, что премьер считает необходимым выказать французским журналистам свое раздражение по поводу того «равноудаленный» от власти Олег Дерипаска не может получить американскую визу.

Столь же простые, а, главное, честные ответы Владимир Путин дал и на другие вопросы. Инфляция пришла к нам из заграницы (премьер, который ежедневно раздает миллиарды – то на развитие села, то на нанотехнологии -  к этому, конечно, не имеет никакого отношения).

НАТО – военно-политический блок, где царит казарменная дисциплина и где все решения принимает только одна страна (а то, что Франция и Германия заняли по вопросу вторжения в Ирак позицию, принципиально противоположную американской, Путин легко игнорирует).

Таким образом, бывший президент во всем верен себе. Он дает понять, что будет играть ключевую роль в определении внешней и внутренней политики. Именно поэтому вряд ли следует связывать хоть какие-то надежды в связи с тем, что Владимир Путин сказал, что Дмитрий Медведев может принять решение о помиловании Михаила Ходорковскому, «если закон позволит».  Если премьер-министр хочет доказать, что по-прежнему главный начальник, то последнее, что ему нужно – это освобождение Ходорковского. Скорее это типичная путинская разводка: сделать провокационное заявление, и посмотреть, как на него будут реагировать. Судя всему даже с утверждением Дмитрия Медведева в Кремле, «старший царь» продолжает проверять «младшего».  



Источник: "Ежедневный журнал", 02.06.2008,








Рекомендованные материалы



Трагедия АС-31 и либеральные ценности

Владимир Путин недавно объявил либеральную идею изжившей себя. Между тем именно в рамках этой идеи была рождена система гражданского контроля над военной сферой. Дело в том, что демократическое государство для самозащиты обречено иметь сугубо недемократический институт – армию. И вот, чтобы справиться с этой проблемой, в каждом государстве создается довольно сложная система сдержек и противовесов. Важнейшим элементом этой системы является парламентский контроль.


Причинно-следственный изолятор

И все-таки человека отпустили домой. А «подписка о невыезде» в контексте всего прочего стала источником столь бурной радости, которая в нормальной жизни бывает уместной лишь при известии о присвоении Нобелевской премии. Вот ведь к чему нас приучают. Приучают к тому, что каторга взамен плахи, а подписка о невыезде взамен тюремной камеры — это повод для гуляний с фейерверком.