Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.06.2008 | Театр

Без амбиций

В Москве показывают «Эдинбургский фриндж»

Фестиваль «Эдинбургский фриндж в Москве», афишами которого завешен весь центр, проводит «Золотая маска». Но, пожалуй, пока это мероприятие выглядит совсем скромным, застенчивым, даже лабораторным и не стоящим организационного напора главного российского фестиваля, умеющего все что угодно представить как центральное событие столицы.

Идея этого маленького и явно низкобюджетного смотра возникла где-то в недрах «Золотой маски» и Британского совета. Говорят, поначалу были планы сделать фестиваль британского театра, потом куратором программы пригласили критика и артдиректора фестиваля NET Марину Давыдову, которая и откорректировала концепцию в соответствии с текущими финансовыми возможностями.

Так появился «Фриндж в Москве», в который вошли несколько британских спектаклей прошлогоднего «Фринджа», плюс несколько российских постановок, участвовавших во «Фриндже» в разные годы и получившие там престижную премию Fringe First, а также обсуждения спектаклей, встречи с российскими и английскими критиками и читки пьес.

Тут надо немного объяснить. Эдинбургский Fringe (по-английски -- край, периферия) -- это то же, что на Авиньонском фестивале называют офф-программой, то есть сотни (а тут до полутора тысяч) небольших трупп, не участвующих в основной, солидной программе международного фестиваля, а приехавших без всякого приглашения, на свой страх и риск. В отличие от авиньонского "офф-а", эдинбургский "Фриндж" существует давным-давно, с того самого 1947 года, когда шесть театров обиделись, что их не взяли в программу первого фестиваля, и организовали свою собственную, альтернативную, которая со временем, как и во Франции, стала куда объемнее основной, обросла разнообразными уличными представлениями и превратилась в главную приманку для туристов. Здесь ежедневно критики публикуют десятки рецензий с рейтинговыми звездочками, которые помогают публике ориентироваться в море театра, и на те спектакли, что получили пять звезд, на следующий день валят толпы зрителей. Каждую пятницу в течение всех трех недель фестиваля газета The Scotsmen называет пять лучших первых спектаклей. Вот они-то и получают красивую табличку Fringe First.

Рисковых российских команд на «Эдинбургский фриндж» ездило немало, но получить звание «Первого на фриндже» повезло немногим, и оказалось, что главным образом тут ценятся питерские спектакли, растущие из полунинского клоунского корня.

Сначала стало первым само «Снежное шоу» (после чего и двинулось дальше завоевывать мир), потом награждали «Дерево» с клоунским спектаклем «Однажды», еще были театр «Фарсы» со спектаклем Виктора Крамера (кстати, постановщика Snowshow), «Фантазии, или Шестеро персонажей в ожидании ветра» и «Комик-трест» с шоу «Белая история». Поскольку Snowshow и Once в столице бывают постоянно, на фестиваль «Эдинбургского фринджа» в Москве хотелось привезти постановку «Фарсов», но оказалось, что это невозможно: полгода назад театр Виктора Крамера перестал существовать. «Белая история» в программу вошла, но в последний момент один из ее артистов сломал ногу, так что «Комик-трест» на фестиваль тоже не приехал. В результате от российских участников «Фринджа» в программе осталось очаровательное клоунское кабаре «Русская тоска» московского театра «Около» и главный гастролер -- спектакль Андрея Могучего «Школа для дураков» по Саше Соколову (он тоже уже два года не игрался и был специально восстановлен к фестивалю).

Спектакль этот, которому уже около десяти лет, в Москве помнят и любят -- когда-то «визуальные ассоциации» Могучего получили «Золотую маску» от критики, да и много других наград. Печальное и ностальгическое воспоминание о детстве с двумя клоунами-ведущими, представляющими раздвоенное сознание мечтательного ребенка, выглядело больше чередованием импрессионистических картинок, чем связным рассказом, и этим было особенно обаятельно. Сегодня для нас встреча с этой постановкой и сама по себе была ностальгической: часть актеров сменилась, главные герои поседели, и видно было, как многие режиссерские ходы намекали на нынешние, куда более сложные и масштабные постановки Андрея Могучего, во многом растущие из «Школы для дураков».

Британская часть программы представляла три спектакля и читки пьес Марка Равенхилла. Пока из нее мы увидели только одну постановку, которую некоторые организаторы аттестовали как самую интересную: «В свободном плавании» театра «Хойполой» и «Хью Хьюз продакшнз», скромный и намеренно «самодельный» спектаклик, во многом связанный с британской традицией «стэнд ап комеди».

Британский stand up сильно отличается от нашего «разговорного жанра» -- тут артист выходит на сцену разговаривать со зрителем, имея в голове не выученный текст, а лишь заготовки. Он часто говорит весьма жестко и рискованно, очень от зрителя зависит и, в сущности, никогда точно не знает, куда его выведет кривая. Актер, сочинитель и режиссер Floating Шон Дейл-Джонс, придумавший маску туповатого, но очень доброжелательного рассказчика Хью Хьюза (маска так прилипла к лицу актера, что даже встречу со зрителями он вел от лица Хью, излагая его биографию), рассказывает фантастическую историю о том, как маленький островок, где он жил, из-за землетрясения откололся от Уэльса и уплыл в Гренландию, а потом на волне Гольфстрима приплыл обратно. Убеждая нас, что все так и было, актер демонстрирует карты и схемы, пародийным образом вместо модных высоких технологий используя технологии «низкие»: щелкает выключателем торшера, где нужно тревожное мелькание света, вместо прожектора светит в упор настольной лампой в лицо партнерше, криво проецирует доморощенное видео и т.д.

Это короткое и не слишком амбициозное зрелище посмотреть было не вредно, но в принципе можно было и обойтись. Если окажется, что другие спектакли в британской части программы того же качества, то необходимость устраивать этот фестиваль и вовсе будет выглядеть сомнительной. Ведь «Эдинбургский фриндж» вне своих высших достижений интересен только тогда, когда спектаклей много, когда становится ясен контекст, тенденции, пристрастия зрителей. Но это можно и нужно видеть только в самом Эдинбурге. А у нас, если уж нет возможности привезти что-то действительно крупное, стоило бы провести фестиваль-лабораторию с большим количеством встреч и мастер-классов, с «круглыми столами» фестивальных продюсеров, обсуждающих возможности российского «Фринджа», ну и с видео-нон-стопом британских фестивальных спектаклей, это ведь, наверное, совсем недорого.



Источник: "Время новостей",30.05.2008 ,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.

02.08.2019
Театр

Семь из двадцати двух

Чеховский фестиваль – один из самых длинных у нас, нечего и надеяться увидеть все. Так что сначала составляешь список самого желанного, а потом высчитываешь, на что попасть действительно удастся. У меня получилось семь спектаклей.