Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.10.2005 | Архитектура / Интервью

Вторичны, но небезнадежны

Ощущение того, что российские архитекторы находятся на обочине мировой архитектуры, позади

3 октября - Всемирный день архитектуры, учрежденный Международным союзом архитекторов. О состоянии российской архитектуры  Александр Змеул побеседовал с директором Центра современной архитектуры Ириной Коробьиной.

- Что сегодня происходит, как развивается профессиональная деятельность архитекторов в России?

- Если в конце девяностых главной задачей для нас было противопоставить разгулу псевдоисторизма современную архитектурную тенденцию, а эталоном качества при этом был некий среднеевропейский мейнстрим, то сегодня ситуация изменилась. Лучшие российские архитекторы уже ощущают себя на равных с зарубежными коллегами. Правда, у нас другие бюджеты и другие условия. Но уровень профессионального мастерства вырос. Теперь для нас самое важное - избавиться от вторичности и найти свое собственное место. Тогда новая российская архитектура станет конкурентоспособной и даже получит шанс вернуть свои позиции в авангарде профессии, которые она занимала 20-е годы ХХ века.

Ощущение того, что мы находимся на обочине, кажется, уже позади. Это серьезное завоевание нашего профессионального цеха. Лекционная программа нашего центра, уже три года предъявляющая творчество ведущих мастеров, дает возможность лучшим отечественным архитекторам заявить себя в одном ряду с зарубежными звездами. Это очень важно - сформулировать свою творческую позицию и декларировать ее, это путь к профессиональному диалогу на равных. Недавно выступивший у нас гуру японской архитектуры Арата Исодзаки среди прочего предположил, что «новая волна» в российской архитектуре поднимется на развитии традиций советского авангарда 20-х. И скорее всего он прав. По крайней мере поиски в этом направлении, например в творчестве Владимира Плоткина или Михаила Хазанова, отмечены бесспорными удачами.

- Тем не менее российских архитекторов отечественная публика, как правило, не знает, в лучшем случае на слуху лишь имена иностранцев, делающих здесь большие проекты.

- Не стоит забывать, что в нашей стране в застойное советское время была уничтожена традиция авторства. В графе «автор объекта» стояло название проектного института и мастерской. Такая анонимность лишала профессию основных стимулов развития -- личных амбиций, чувства персональной ответственности. За последние 15 лет российская архитектура вновь обрела имена собственные. В газетах и журналах, теперь уже и зарубежных, все чаще появляются не только имена архитекторов, но и их лица. Это связано в первую очередь с ростом общественного интереса к нашей профессии. Но для того, чтобы этот интерес нарастал, нужна не только качественная архитектура, но и умение ее предъявить - объяснить авторский замысел, расшифровать язык, понятный лишь профессионалу. Наша телепрограмма «Архитектурная галерея», которая четыре года еженедельно транслируется на телеканале «Культура», ставила именно эту задачу -поворота общественного сознания к архитектурным проблемам, к личности архитектора.

- Вы думаете, в России могут появиться настоящие звездные имена, подобные тем, что есть на Западе?

-- Безусловно, и они уже начинают появляться. Архитектурная звезда -- это личность, представляющая целое направление и гарантирующая не только высочайший уровень профессионального качества, но и событийность своей архитектуры. Звезды -- властители умов. Великий Рем Кулхас отметил: «Наши имена становятся брендами, и Фрэнк Гери уже произносится как Гуччи, за ним подразумевается какой-то конкретный образ, стиль, набор приемов».

Есть целый ряд отечественных архитекторов, которые пытаются выработать свою проектную идеологию или как минимум свой стиль. Среди тех, кому это удается, я бы в первую очередь назвала Александра Скокана, Александра Бродского, бюро А-Б. Другое дело, что в нашей ситуации распределение престижных заказов в большой степени связано с политикой московского правительства, ориентированной на профильные институты, оставшиеся от советских времен. Там также есть свои лидеры - герои журналистов, ангажированных городской администрацией. В этой ситуации Центр современной архитектуры, организация некоммерческая и независимая, но уже достаточно известная в международных профессиональных кругах, делает свой выбор. Мы предъявляем лучших, на наш взгляд, отечественных архитекторов вниманию российского и международного культурного сообщества, организуя их лекции, устраивая выставки, снимая фильмы и делая публикации про их творчество.

- И многое удалось сделать?

- Пожалуй, главное - то, что за пять лет существования центр стал реальной, действенной силой, оказывающей влияние на архитектурную жизнь. Активно востребована программа международных проектных семинаров «Арх-десант», направленная на поддержку российской провинции. Центр представлял Россию в главном павильоне Венецианской архитектурной бьеннале, самом престижном событии архитектурного мира. Мы продвинулись в формировании альтернативной истории современной отечественной архитектуры, для чего нами создается цифровой архив постперестроечного периода. Продолжаем предъявлять архитектуру в формате телевизионного эфира. Собрали приличный видеоархив по архитектуре и градостроительству.

У нас есть ощущение стремительного развития архитектурной профессии в нашей стране, и мы надеемся на ее интеграцию в международное культурное пространство.



Источник: "Время новостей", 3.10.2005,








Рекомендованные материалы



Мне бы хотелось, чтобы мои фильмы были как дневник и способ общения с близкими.

В 2017-м высшая российская анимационная премия «Икар» назвала Дину Великовскую за фильм «Кукушка» лучшим режиссером и лучшим сценаристом года. В 2018-м – ей вручили премию президента РФ для молодых деятелей культуры, в том же году 2018 Ди­на по­лучи­ла приг­ла­шение войти в состав ос­ка­ров­ской академии. А в 2019-м году ее новый фильм «Узы», удивительным образом соединяющий объемную и рисованную анимацию в инновационной технике рисования 3D ручкой, получил Гран-при Суздальского фестиваля.


«Когда эти круглые смешарики вдруг ожили, меня накрыло счастье и я поняла: я хочу заниматься этим».

Наталья Мирзоян: "Это, знаешь, как зависимость, вот игроманы – они же сидят за компом, им не оторваться от игры, и тут тоже так, когда начинаешь анимировать… И бывало, что работаешь, например, до семи утра, не потому что хочешь работать, а потому что пошло. Залипла. Мне кажется, у всех кто действительно аниматор, бывает это состояние".