Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.05.2008 | Колонка / Общество

Сила слова

Нашу многострадальную страну опять унизили злокозненные подрывные центры

Нашу многострадальную страну, занятую перманентным вставанием с колен, в очередной раз унизили злокозненные подрывные центры. В недавно опубликованном «Рейтинге миролюбия стран мира» (его ежегодно выпускают британский Институт экономики и мира и аналитическая служба журнала The Economist) Россия заняла 131-ю позицию, лишь слегка опередив такие славящиеся миролюбием и безмятежной жизнью государства, как  Судан, Сомали и Ирак, Иран и Северная Корея. И если последние места, стабильно занимаемые нашей страной в рейтингах антикоррупционности, наличия свободы печати, как и прочих политических свобод, в общем-то вполне заслужены, то в этом случае допущена явная несправедливость.

Даже если принять во внимание, что составители рейтинга учитывали такие позиции, как уровень преступности, количество заключенных в стране и сообщения о применении силы при разгоне акций протеста, все равно то, что они поместили Россию среди откровенно агрессивных милитаризированных до могла костей режимов и государств, где идут боевые действия, выглядит, мягко говоря, некорректно. При этом любопытно было понять, что именно заставило британских исследователей сделать столь странный вывод.

Знание о том, как работают так называемые «think tanks» на Западе, не позволяет исходить из любимой российскими пропагандистами теории, что «британка» непременно «гадит».

По-моему, мы именно сейчас убеждаемся в том, что слово иногда может превращаться в дело. Начиная с прошлогодней речи Владимира Путина в Мюнхене, Москва решительным образом поменяла внешнеполитическую риторику. Если считать, что кремлевские начальники говорят что думают, то получается, что мы живем в предвоенную эпоху. А говорят они много чего: например, мало того, что, включив Болгарию, Румынию, а также страны Прибалтики, военный блок НАТО получил многократное превосходство над Россией, коварные атлантисты тянут туда еще и Украину с Грузией. А когда эти две страны окажутся во враждебном лагере, там наверняка будут развернуты нацеленные на Россию ракеты. Понятное дело, мы нацелим ракеты на недавних «братьев». Вдобавок обязательно нацелим ракеты и на Польшу с Чехией, где американцы, вознамерившиеся сломать стратегическое равновесие, собираются развернуть элементы системы ПРО. Ну, а кроме того, Россия не исключает, что силой оружия будет защищать своих граждан (то есть тех, кому она раздала российские паспорта) в Абхазии и Южной Осетии. К тому же она объявила, что, направив аж четыре корабля в Средиземноморье, навеки уничтожила там господство 6-го флота США. А еще Владимир Путин назвал тренировочные полеты стратегических бомбардировщиков боевым дежурством.

При этом следует признать, что все эти воинственные речи в течение всех лет путинского правления не подкреплялись никакими практическими действиями, которые могли бы всерьез рассматриваться как создание хоть сколько-нибудь серьезной военной угрозы для других государств. И это то немногое, за что следует поблагодарить бывшего главу государства.

Никаких нефтедолларов не хватит, чтобы выдержать гонку вооружений с ведущими государствами мира. Вспомним, как на строительство ядерных ракет ушли все деньги, которые СССР получил во время подъема цен на нефть в 70-х годах прошлого века.

Думаю, что, делая все более насыщенные милитаристскими клише заявления, кремлевские начальники рассчитывали на рационализм иностранных партнеров. Ребята, это же все для внутреннего употребления, для подъема народного духа, вы же умные люди, понимаете, что все это понарошку. И это на первых порах срабатывало. Люди, которые профессионально занимаются тем, что анализируют состояние нашей армии, ее боевых возможностей, перспектив развития, успокаивают свои правительства — никакой угрозы, исходящей от России, действительно нет.

Однако именно сейчас, кажется, безответственные слова составили именно ту критическую массу, которая превращает их в материальную силу.

Многие российские эксперты-международники, включая уважаемых авторов «Ежа», еще недавно с удовлетворением писали, что благодаря «новому языку», к которому отныне прибегает Москва при общении с окружающим миром, мы заставили весь мир уважать нас. Думаю, что чем дальше, тем больше Запад задается вопросом о рациональности кремлевских лидеров. Да, у Москвы нет ресурсов для проведения агрессивной политики, ну а если, не дай Бог, эти ресурсы появятся? Цены на нефть продолжают расти. И я не удивлюсь, если даже в отсутствие реальной угрозы Запад задумается о каких-то превентивных мерах.  



Источник: "Ежедневный журнал", 23.05.2008,








Рекомендованные материалы



О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.


Военно-воздушная дипломатия

Чтобы выйти из международной изоляции, вызванной аннексией Крыма и войной на Донбассе? Для демонстрации амбиций великой державы? Все гораздо проще. Сирийская операция понадобилась, чтобы втюхать Турции отечественные вооружения.