Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.05.2008 | Кино

Абсурд в первую очередь

Разговорная трагикомедия

Двое ирландских киллеров — молодой неуч Рей (Колин Фаррелл, у которого брови торчат уже не просто домиком, а двумя поставленными рядом сапожными щетками) и любознательный ветеран Кен (Брендан Глисон), — напортачив у себя в Дублине, спешно удирают на две недели в зимний Брюгге.

Пока Кен разгуливает по каменным площадям (Брюгге — лучше всего сохранившийся со времен Средневековья город в Бельгии, как сообщает путеводитель), поднимается на колокольни и катается на катере по многочисленным каналам, недовольный всем Рей спешно социализируется. Сперва он клеит на улице местную девушку, толкающую конский транквилизатор карлику из массовки голландского исторического фильма (фильм снимается тут же), затем знакомится с самим карликом и случайной проституткой, тоже из Голландии.

За марафонскими дорожками кокаина и пьяными разговорами о неизбежной расовой войне время летит незаметно. Все портят только звонки из дома: на другом конце трубки взбешенный босс (Рэйф Файнс) требует чего-то непонятного — но явно неприятного, стреляя в бельгийский холод всеми производными слова fuck.

Русское название дебютного фильма театрального режиссера Макдона явно придумано людьми, кино так и не посмотревшими. Риторический вопрос «где мы?» — в отпуске, командировке, ссылке или камере смертников — терзает провинившихся ирландцев на протяжении всего фильма. Двусмысленное положение плюс странная, сюрреалистическая натура (Брюгге с успехом выполняет роль зимней Венеции, города, где, как принято верить, зловещее и загадочное прошлое до сих пор живо и способно выйти из тени, чтобы убить неосмотрительного туриста) располагают к абсурду.

Именно абсурд и интересует Макдона в первую очередь: криминальная фабула тут откровенно слаба, проста и нужна лишь для того, чтобы ввести в фильм массу говорливых фриков да закольцевать сюжет.

Правда, «В Брюгге», с его ритмическими матюгами, взрывами насилия и затишьями витиеватой демагогии, уж очень похож на сценарии Дэвида Мамета («Игорный дом», «Американцы»), но это и неудивительно — театральная критика часто пишет о том, что ирландец Макдона выучился мастерству на драматургии великого американца. Но, между нами говоря, лучше бы он старался поменьше: циничный юмор и сарказм — это замечательно, но Макдона вынес из кабинета учителя решительно все, включая даже телефонный аппарат, непременный атрибут маметовских историй.



Источник: TimeOut, 24 марта 2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.07.2019
Кино / Театр

Поезд дальнего исследования

Речь пойдет о фильме «Насквозь» Ольги Привольновой, выпускницы Школы документального кино и театра Марины Разбежкиной и Михаила Угарова. Почему “Насквозь” оказался ключевым фильмом для обозначения роли Школы в современном документальном кино и каковы возможности взаимодействия документалистики с литературой и театром.

Стенгазета
26.06.2019
Кино

Слон где-то рядом: от чего бегут герои современных фильмов.

Герои Ху Бо мечтают увидеть безмятежного слона, который находится в одном из зоопарков Маньчжурии, и этот слон становится для них символом иной реальности, в которую можно сбежать от жестокого и равнодушного мира. Куда (и как) еще бегут другие герои-беглецы?