Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

13.05.2008 | Колонка / Общество

Место для лузеров

Среди главных неудачников недавний участник исторических смотрин на роль преемника Сергей Иванов

С чем только ни сравнивали внутривидовую борьбу, развернувшуюся в последние недели между различными бюрократическими кланами: и с вульгарной банкой с пауками, и с изысканным «террариумом единомышленников». По-моему, все в гораздо большей степени напоминало чемпионат мира по футболу или хоккею – сначала отборочные игры, потом победители выходят в следующий тур, а проигравшие, чтобы было не скучно, начинают выяснять между собой, кто из них в меньшей степени лузер. В высшей лиге ныне Патрушев, Сечин, Нарышкин, Шувалов, Бортников и Коновалов. Можно не сомневаться, что в скором времени эти сегодняшние победители станут определять, кто из них «моложее». При этом, не сомневаюсь, участники новой схватки будут с немалым интересом наблюдать, как складываются дела у тех, кто проиграл предыдущий тайм – на всякий всегда следует знать при наихудшем варианте развития событий.

Итак, среди главных неудачников недавний участник исторических смотрин на роль преемника Сергей Иванов. Мало того, что из первых вице-премьеров Иванов был без объяснения причин отправлен в простые «вице». Иванов - единственный, о ком ни словом не вспомнил наш новый глава правительства, когда ставил задачи членам кабинета министров.

Уже потом, пост-фактум, пресс-служба правительства уточнила, что Иванов «координирует госполитику в области развития промышленности, обеспечивающей военно-промышленный комплекс, транспорт и связь, а также госполитику в области науки, выполнения госпрограмм вооружения, гособоронзаказа и программы развития оборонной, атомной и ракетно-космической промышленности, обеспечения национальной обороны, обустройства госграниц». Знающие начальственную психологию люди утверждают, что именно таким способом, начисто забыв о человеке, которому был чем-то обязан или с которым дружил, большие руководители вытесняют их из своего сознания.

Злые языки утверждают, что проблемы Сергея Борисовича начались в тот трагический для него день, когда премьером должен был стать он, а стал Зубков. По случайному стечению обстоятельств он встречался в тот день с именитыми иностранными экспертами из «Валдайского клуба». И не удержался. Ему задали льстивый вопрос, потому ли Путин и он, Сергей Иванов, такие умные, что прошли подготовку в советском КГБ. А Иванов в сердцах сказал, что вообще-то достиг в КГБ куда большего, чем Путин. Такого не прощают. И вот Иванова бросили на военную промышленность.

Туда же волею судеб отправили и другого проштрафившегося путинского конфидента Виктора Черкесова. Проигрывая в бюрократической схватке с ФСБ, которая арестовала его первого заместителя, глава Госнаркоконтроля рискнул публично обсуждать проблемы чекистского сообщества. Он заявил, что бесстрашные солдаты империи разделились – одни остались воинами (как он сам и его сподвиженики), другие превратились в торгашей (которые начали вульгарно сажать сподвижников Черкесова) .

Так уж получилось, что Владимир Путин предпочел «торгашей». Черкесов потерял должность, которая позволяла ему соперничать с главой ФСБ.

А в результате оказался директором созданного лишь несколько месяцев Федерального агентства по поставкам вооружений. Смысл появления этой бюрократической структуры заключался в отчаянной попытке навести хоть какой-то порядок в реализации Гособоронзаказа. В течение последних трех лет Сергей Иванов жаловался на эгоизм и корыстолюбие руководителей ВПК, которые «осваивают» все больше денег, выдавая государству все меньше танков, самолетов и ракет. Действительные причины этого кризиса, куда глубже, чем просто понятное желание «красных директоров» заработать. Необходима кардинальная реструктуризация оборонной промышленности. А это требует, чтобы Кремль выбрал всего три-пять ясных приоритетов в военном производстве и профинансировал восстановление всей системы производителей комплектующих. Вместо этого решать проблему взялись бюрократически – создав агентство по поставкам вооружений, которое стало сто первой структурой государственного контроля над ВПК.

Очевидно, что ни к какому подъему в производстве вооружений это не приведет – в экономике чудес не бывает.

Таким образом, российский ВПК представляет собой некий аналог советского сельского хозяйства – сферу запущенную до такой степени, что всякий, кого бросили на улучшение ситуации, обречен сломать себе шею. Иванов это уже понимает (чего стоит позорище с обещанием в ближайшее время развернуть российскую систему ориентирования ГЛОНАСС). Черексов поймет в ближайшее время. Это особенно забавно после всех монбланов вранья, которые в последнее были возведены относительно перевооружения российской армии.



Источник: "Ежедневный журнал", 13.05.2008,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.