Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.04.2008 | Колонка / Экономика

Пилюля от Козака

Подсчитать налог и уплатить его – не совсем одно и тоже

Интересно, кто из читателей (профессиональные бухгалтеры не в счет) сможет навскидку сказать, сколько он зарабатывает. Не получает на руки раз в месяц, а именно зарабатывает официально. В рублях, с точностью до копейки. А сколько ему начисляется до налогообложения, и какую сумму составляет подоходный налог?

Для большинства эти вопросы пока носят теоретический характер, поскольку все взаимоотношения между работниками и налоговыми органами берет на себя работодатель. Бухгалтерия сама все подсчитывает и перечисляет в бюджет необходимые налоги.

Однако все может измениться, если идея главы Минрегионразвития Дмитрия Козака платить подоходный налог не по месту работы, а по месту жительства, станет реальностью. При этом необходимость запомнить свою официальную зарплату и освоить калькулятор – меньшая из неприятностей, которые ждут основную массу работающего населения страны.

Подсчитать налог и уплатить его – не совсем одно и тоже. Те, кто до сих пор не сталкивался с работой отечественных налоговых инспекций, могут считать себя счастливчиками. Человек непривычный, попавший в налоговую по какой-то своей надобности — задекларировать неожиданный доход или сдать документы, чтобы получить налоговый вычет, а то и просто получить ИНН — теряет минимум день в очередях и путешествиях от одного окна к другому. А в периоды, когда предприятия и индивидуальные предприниматели сдают годовые отчеты, лучше и вовсе не соваться.

Особенно веселая жизнь предстоит тем, кто живет и работает не там, где официально зарегистрирован. Института прописки нынче официально не существует: регистрация носит уведомительный характер. Однако «уведомить» ОВИР о своем проживании в другом городе тоже далеко не просто – процедура требует немалых моральных и физических сил и огромного количества свободного времени. Не говоря уже о том, что далеко не каждый владелец квартиры соглашается делать своим арендаторам временную регистрацию: кто-то не хочет платить подоходный налог, кто-то, путая регистрацию с пропиской, просто опасается потерять площадь. С другой стороны, именно мигранты и люди, работающие в крупных городах и проживающие в пригородах, стали причиной инициативы Козака. По данным подмосковных властей, область теряет ежегодно 5 млрд. рублей подоходного налога, который попадает в столичный бюджет.

Глава Минрегионразвития утверждает, что знает способ, который может сделать переход к уплате подоходного налога по месту жительства не обременительным для граждан. Очевидно, речь идет о том, чтобы налоговые инспекции подобно ЖЭКам и коммунальным службам рассылали гражданам счета, которые можно было бы со всеми остальными счетами оплатить в любой Сберкассе или на почте.

Вопрос лишь в том, на основании чего будут выставляться эти счета, сколько для этого понадобится налоговых инспекторов и дополнительных бухгалтеров на предприятиях, которые вынуждены будут общаться со всеми налоговыми инспекциями, к которым приписаны их работники. При этом людям свойственно менять как место работы, так и место жительства. Эта незамысловатая истина станет причиной огромного количества конфликтов и споров, в том числе и судебных. В конечном итоге попытка решить проблему неравномерного распределения подоходного налога усугубит не менее (если не более) серьезную проблему низкой мобильности российского населения. И отравит жизнь огромному количеству ни о чем не подозревающих пока граждан.



Источник: The New Times, 28.04.2008,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.