Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.04.2008 | Колонка / Общество

Когда появятся парткомы?

Владимиру Владимировичу нужен «орден меченосцев» — вторая вертикаль власти

Еще полгода назад кремлевские политологи, говоря о будущем Владимира Путина, опускали очи долу и начинали рассуждать о том, что лидер нации и не должен занимать никакой формальной должности. Вот, мол, Дэн Сяопин руководил Китаем, будучи лишь председателем общества любителей бриджа. Вот и нашему несравненному ВВП, пользующемуся неизбывной народной любовью, ни к чему занимать какие-то высокие кресла. Черта лысого! Уж кто-кто, а Путин знает цену этой самой народной любви. И потому на следующий день после инаугурации преемника займет не один, а аж два высокопоставленных стула — станет и премьером, и председателем «Единой России». 

Причем избранию «нашего навсегда» на пост партийного лидера зачем-то был придан откровенно-издевательский характер. Я даже не о намеренно советской эстетике организации съезда.

Почему-то понадобилось вносить поправки в устав «Единой России», предлагающие избирать председателя партии открытым голосованием, хотя еще недавно открытое голосование при выборах руководящих органов служило для Центризбиркома основанием для отказа в регистрации региональных организаций других партий. Да и приняты эти поправки были в понедельник вечером, а уже к утру зарегистрированы Минюстом, что заставило журналистов «Московского комсомольца» задаться вопросом, уж не ночью ли чиновники проверяли соответствие поправок российскому законодательству. И, наконец, нечто доселе в мировой практике невиданное — правящую партию возглавил человек, решительно не желающий в ней состоять. И теперь спецы по Дэн Сяопину с тем же умным видом объясняют, что у Буша, возглавляющего республиканскую партию, точь-в-точь, как у Путина, нет никакого партбилета (как, впрочем, нет его у любого другого члена как республиканской, так и демократической партий США).

В общем, понятно, почему Путин, несмотря на глубокое презрение к соратникам по «Единой России», скрепя сердце вынужден возглавить это медвежье стадо.

Да если бы Путин мог, он, честное слово, еще бы и брачный договор с Медведевым подписал. Потому что степень его доверия к преемнику такова, что его и на сутки нельзя оставить без формальных пут. А ну как проснется Дмитрий Анатольевич 8 мая и в полном соответствии с Конституцией передумает назначать Владимира Владимировича премьером. Потому как слишком близко к сердцу принял жалобы Путина на столь же неизбывную, как и народная любовь, усталость от тяжкого кремлевского труда. И решил отправить его на окончательный дембель. Хоть и выглядит подобное фантастично, а на все сто процентов исключать нельзя. Такое у нынешнего президента отношение к соратникам. А теперь, когда бывший президент возглавляет партию все подавляющего большинства, протащить другую премьерскую кандидатуру будет трудновато. И даже если до конфликтов с преемником не дойдет, в любом случае премьер, опирающийся на парламентскую фракцию «Единой России», уж точно не будет техническим.

Однако все это в теории. На практике все эти медведи-карьеристы при первых признаках конфликта всей мохнатой толпой рванут к тому, кого посчитают победителем. И совсем необязательно, что таковым они посчитают Путина. Именно поэтому Владимир Владимирович, ласково глядя на избравших его делегатов, пообещал глубокое реформирование ЕдРа, включающее в себя избавление от «случайных людей, преследующих исключительно корыстные цели».

А Владимиру Владимировичу нужен таки «орден меченосцев» — вторая вертикаль власти, которая в перспективе если не поглотит, то заслонит первую, президентскую.

Не исключаю, что лично Владимира Владимировича воротит при воспоминаниях об упорно погружавшейся в маразм КПСС. Но объективный ход событий подталкивает его к созданию тоталитарной партии — с парткомами на предприятиях и в воинских частях; с поголовным партийным членством работников спецслужб; с всесильным Отделом административных органов, который вместо президентской Администрации будет готовить предложения по назначению командиров дивизий и атомных подводных лодок, начальников отделов ФСБ и милицейских УВД; с безымянным Отделом ЦК и Международным отделом, которые вместо МИДа определяют внешнюю политику. Ну и, понятное дело, с отделом пропаганды ЦК, который по понедельникам собирает для инструктирования руководителей СМИ.

Причем восстановление всей этой вертикали займет куда меньше времени, чем у тов. Сталина И.В. заняло ее строительство. Исторический опыт-то есть. Да и «меченосцы» для замены участников нынешнего съезда победителей найдутся.             



Источник: "Ежедневный журнал", 16.04.2008,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.