Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

27.09.2005 | Религия / Экономика

Божественная корпорация

Ватикан и сегодня пользуется влиянием, выходящим далеко за пределы его территории

Хотя времена могущества Ватикана давным-давно прошли, это крошечное государство (всего 44 гектара) с населением около тысячи человек до сих пор пользуется влиянием, выходящим далеко за пределы его территории. Современная Римско-католическая церковь располагает огромной подчиненной строгой дисциплине армией духовенства: в ее рядах свыше 400 тысяч священников и более миллиона монашествующих.


КАТОЛИЧЕСКАЯ ЗНАЧИТ ВСЕЛЕНСКАЯ

Ватикан считает своей паствой весь мир, поэтому трудно найти страну, где бы ни трудились католические миссионеры. Они действуют даже в так называемых зонах молчания - государствах, где католическая церковь запрещена или подвергается преследованиям (Китай, Вьетнам, Камбоджа). Усилия католического духовенства подхватывают светские организации - клерикальные политические партии и профсоюзы, молодежные, женские и другие объединения. У Святого престола есть своя пресса, радио и телевидение. Помимо официальной газеты L’Osservatore Romano в разных странах выходит более тысячи газет и журналов на 50 языках, а ватиканская радиостанция считается одной из самых мощных в мире. Не менее действенный инструмент евангелизации - различные благотворительные фонды. Например, фонд «Помощь Церкви в беде», существующий уже более полувека, в одном только 2002 году оказал материальную помощь христианам 127 стран. Значительные суммы выделяются им и России. Со времени падения «железного занавеса» и до 2003 года российские христиане получили 26 млн евро: 9 млн - католики, 5 млн - православные, 12 млн пошло на межконфессиональные проекты.

Над деятельностью поместной католической церкви в каждой отдельно взятой стране надзирает коллегиальный орган - Конференция католических епископов. Ее формируют архиереи, стоящие во главе церковно-административных территориальных единиц - диоцезов, епархий или апостольских администратур (название зависит от традиций страны и особенностей территориального деления: в Латвии, например, это диоцезы, а в России - епархии, пришедшие на смену апостольским администратурам). Канонически епархии подчинены юрисдикции Ватикана и входят в структуру Римско-католической церкви. Епископские конференции имеют совещательный, консультативный характер и работают в тесной связке с Конгрегацией вероучения - одним из 9 министерств Римской курии, ватиканского правительства. В том случае, если они принимают какое-то общеобязывающее решение, оно должно утверждаться Ватиканом. Епископы могут рукополагать на местах священников и диаконов, но назначать епископов имеет право только папа римский.

Конгрегация вероучения (бывшая Священная инквизиция), которую до недавнего времени возглавлял Йозеф Ратцингер, ставший новым папой Бенедиктом XVI, и Конгрегация евангелизации народов - два главных идеологических ведомства Святого престола, руководящие миллиардом католиков по всему миру. Как ни странно, именно сейчас Римско-католическая церковь становится по-настоящему «католической», то есть вселенской: если в Европе она утрачивает позиции, то ее влияние растет за счет Южной Америки, Африки и Азии (у одного Китая тут безбрежные возможности, быть может, поэтому китайское руководство чинит Ватикану всяческие препятствия). В подчинении Конгрегации евангелизации более миллиона сотрудников, которые опекают 280 семинарий, 42 тыс. школ, 1600 больниц, 6 тыс. станций первой помощи, 750 приютов для больных проказой и 1,2 тыс. других социальных заведений, разбросанных по всем континентам. По некоторым оценкам, расходы Конгрегации доходят до полумиллиарда долларов в год.


ИМПЕРИЯ НА ЗАКАТЕ

Правда, все последние годы Римско-католическая церковь придерживается режима строгой экономии. К началу 90-х Святой престол находился почти на грани банкротства. По информации банковских кругов, бюджетный дефицит Ватикана за 1991 год составил приблизительно 170 млн немецких марок. Это был результат застарелого бюджетного кризиса, который продолжался более 20 лет, и папе Иоанну Павлу II пришлось употребить все силы, чтобы привести церковные финансы в сносное состояние. Именно он сделал бухгалтерию Ватикана прозрачной, настояв на ежегодной публикации финансового отчета. «Прозрачное предприятие» привлекло новых инвесторов, да и прихожане стали жертвовать охотнее: «грош святого Петра», личное пожертвование папе, - одна из существенных статей дохода Святого престола. Зато весь мир узнал, что «фантастически богатый» Ватикан не так уж и богат.

Когда-то Ватикан, вернее, тогда еще Папское государство, был крупнейшим земельным собственником. 940 тыс. гектаров земли в самой Италии и других странах приносили твердый доход в виде выплачиваемой с арендованных земель десятины.

Но в 1870 году, когда образовалась единая независимая Италия, итальянское правительство аннексировало Папское государство, лишив Святой престол существенной доли денежных поступлений. В Курии, правда, уже с начала 30-х годов XIX века чувствовали, что события развиваются не самым благоприятным для Церкви образом - Европу охватило революционное брожение, - и предприняли ряд необходимых мер. Именно тогда были созданы многие банки (Banca Romana, Banca di Sconto и др.) и акционерные общества (например, по эксплуатации римского водопровода и по газовому освещению) с участием церковного капитала, которые до сих пор продолжают оставаться основой экономического благополучия Ватикана. Святой престол - один из самых крупных инвесторов на мировом рынке, вкладывающий средства не только в Италии, но и в США, Швейцарии, Великобритании, Испании, во Франции и многих латиноамериканских странах. Общая стоимость его активов неофициально оценивается в 13 млрд долл. Значительная часть этих средств инвестирована в крупные международные концерны, такие как Shell, Gulf Oil, General Motors.

Однако многие считают, что нынешние финансовые трудности - не что иное, как результат целого ряда инвестиционных авантюр, в которые был втянут Святой престол. Ватикан до сих пор расхлебывает последствия краха итальянского банка Ambrosiano, глава которого Роберт Кальви (по прозвищу «Божий Банкир») в 1982 году был найден повешенным под лондонским мостом. Банк разорился, оставив долгов на 1,3 млрд долл. Поскольку существенная часть активов банка Ambrosiano контролировалась Институтом религиозных дел, иначе говоря, Ватиканским банком, управляющим папскими финансами, ответственность перед кредиторами на сумму в 250 млн долл. взял на себя Святой престол. Пришлось до капли вычерпать другие источники доходов: производство и продажу почтовых марок, монет, сувениров, вина. Ватикан всегда отдавал себе отчет в значении земных оснований Церкви и старался их всячески поддерживать, зная, что без них рушится и сама Церковь.


ПЕРВЫЕ ГЛОБАЛИСТЫ

Институциональная Церковь во многом строилась на корпоративных началах. На первых Вселенских соборах присутствовали духовные лица, император и миряне, и все они сообща вырабатывали вероучительные принципы. Капитал тоже собирали всем миром: первые христианские общины жили в складчину - участники-акционеры вносили свои доли, а право распоряжаться ими делегировали апостолу и диакону, позднее епископу, пресвитеру (старейшине) и диакону - своеобразному совету директоров, который стоял во главе общины и руководил распределением прибыли. Денег, впрочем, хватало не всегда и не всем. Встречались совсем бедные общины, которые временами едва ли не голодали. И апостол Павел в своих письмах настойчиво напоминал о необходимости делать сборы в их пользу. Нехватка денег стала ощущаться гораздо острее, когда началась миссионерская деятельность. Например, в письме филиппийцам апостол Павел жалуется, что «в начале благовествования… ни одна церковь не оказала» ему «участия подаянием», кроме филиппийцев (Флп. 4:15).

После смерти первых апостолов миссию возглавили епископы, которые создавали общины-ячейки христианства в новых землях. Сознательная миссионерская работа стала важной задачей каждой общины. Экспансия велась по всем направлениям – старались взять числом, проповедовать в разных социальных слоях и постоянно расширять географию. Поначалу большинство христиан были из бедных слоев, состоятельные люди в массе своей примкнули к Церкви позднее. Очень скоро число обращенных язычников превысило число обращенных иудеев.

Христианство несло языческому миру новое знание, и это знание пользовалось спросом. Хотя Церковь не считала возможным отменить рабство, однако рабы в ее глазах никогда не были вещью. Их бессмертная душа признавалась такой же ценностью, как душа их господина. Христиане иначе - не на словах, а на деле - относились к ближним.

В первые века нашей эры на мир одна за другой обрушивались страшные эпидемии, люди гибли тысячами. Язычники гнали заболевших из домов, выбрасывали на улицы полумертвых, а умерших оставляли без погребения. Христиане поддерживали друг друга, посещали больных, стараясь облегчить их участь, хоронили не только своих, но очень часто и язычников, что не могло не привлекать к ним людей. Кроме того, странники, бедные, больные, старики, заключенные, вдовы и сироты - все находили поддержку у христиан. В середине III века местная римская церковь содержала на общественные приношения более полутора тысяч вдов и всяких немощных, а ко времени Иоанна Златоуста (ок. 350 – 407 гг.) на попечении у антиохийской церкви было уже около 10 тысяч бедных.

Церковь росла и крепла. К началу IV века одна восьмая из 50-миллионного населения Римской империи была христианской, а в некоторых маленьких городах христиане составляли большинство. Впрочем, мечтать об экономической стабильности в те времена не приходилось. Примерно с середины I века, с императора Нерона, начались гонения на христиан, которые с незначительными перерывами продолжались более 250 лет. Христиан мучили, убивали, отдавали на растерзание диким зверям, храмы их разрушали или передавали язычникам вместе с прилегающими землями, имущество конфисковывали. В III веке у христиан уже были, как правило, собственные дома для богослужения. В периоды относительного затишья их восстанавливали, заново обзаводились необходимой утварью, даже украшали по мере сил - чтобы с началом очередного гонения снова все потерять. Только в 313 году вышел знаменитый Миланский эдикт императора Константина, который объявлял о свободе вероисповедания для христиан и возвращении им конфискованной за время последних гонений собственности. Епископы получили права и почести наравне с сенаторами, Церковь была признана юридическим лицом с правом принимать имущество по завещанию и освобождена от податей. Начался новый этап в оформлении Церкви как институции.


ИМПЕРСКАЯ РЕЛИГИЯ

Основанная в 330 году новая столица - Константинополь - стала городом по преимуществу христианским. В старой же столице - древнем Риме - одна за другой строились величественные базилики. На нужды Церкви из государственной казны шли значительные суммы, а священнослужителям положили государственное жалованье. После смерти священника его собственность автоматически переходила в общую казну, если после него не оставалось семьи (в те времена еще рукополагали женатых). Константин ввел и другое правило: Церкви доставалось любое отчуждаемое по каким-либо причинам имущество, а также собственность осужденных, родные которых умерли.

Капитал рос, давая возможность христианам совершенствовать свою организацию: росло число сельских приходов, епархии множились и делились, появились сельские епископы.

Епископства объединялись в провинции, а епископ главного города провинции становился митрополитом или архиепископом, остальные же подчинялись его юрисдикции. Епископские кафедры превратились в доходные места, за них порой устраивали настоящие драки. Особенно большим авторитетом к IV веку пользовались кафедры самых крупных городов – Рима, Константинополя, Антиохии, Александрии, Иерусалима и Карфагена. С конца II века Рим начал упорно настаивать на своем первенстве, однако лишь Константинопольский собор (381 г.) установил некую иерархию, провозгласив, что «епископ Константинопольский по преимуществам чести будет следующим после епископа Римского, поскольку Константинополь есть Новый Рим». Временами папы (с VI века так называли только римских епископов) уступали в престиже таким великим церковным деятелям, как, скажем, Августин Блаженный. Однако авторитет папства связывался более с самой кафедрой, основателем которой считался апостол Петр, чем с личностью конкретного пастыря.

Не последнюю роль в отстаивании Римом своего первенства играли огромные земельные владения, которыми одаривали Церковь богатые аристократические семьи сенаторов и всадников, следовавших примеру императора. Как писал историк Аммиан Марцеллин, папы получали «доходы, обеспеченные щедростью матрон» - как и сейчас, в древней церкви большинство составляли женщины. Землевладения не только давали материальную независимость, но и наделяли собственника правом осуществлять на своей территории административные функции, например вершить суд, а в иных случаях даже противодействовать политической верховной власти. В начале V века христиане заполучили в свои руки еще и владения языческих храмов: в 391 году язычество было запрещено, и Церковь избавилась от главных конкурентов.

К тому времени Запад уже познакомился с монашеством: об отшельниках, ведущих аскетический образ жизни, рассказал епископ Александрийский Афанасий Великий, вынужденный в 339 году бежать в Рим. На Западе монашество разделилось на множество орденов, каждый со своим духовно-религиозным направлением. Все их, впрочем, вдохновлял скорее деятельный, а не созерцательный идеал, как на Востоке. В Европе труд был осмыслен как один из видов монашеского подвига. В результате любой заброшенный клочок земли очень скоро превращался в руках монахов в цветущий сад. Подчиняясь папе римскому или местному епископу, монастырь функционировал как экономически самостоятельная организация. Со временем эти «дочерние предприятия» Церкви достигли необычайного расцвета: они ворочали огромными деньгами, внедряли в сельское хозяйство различные новшества, несли образование, организуя школы и пансионы. Ежегодная ярмарка в аббатстве Сен-Дени позднее, уже в Средневековье, славилась не только во Франции, но и далеко за ее пределами. Недаром аббатство стало одним из главных бенефициев – церковной должностью, связанной с совокупностью получаемых от нее доходов, которой папа (или светский государь) одаривал своих приближенных. Получивший бенефиций отдавал Церкви доход за первый год службы (аннат), а в иные периоды истории должен был выплачивать еще и треть доходов ежегодно.


КОРПОРАТИВНЫЙ КУЛАК

В последующие эпохи Римско-католической церкви не раз приходилось отвечать на новые вызовы: нашествия варваров, окончательный разрыв с византийской традицией, Возрождение, Реформация, Просвещение. Все они заставляли ее меняться, приноравливаясь к духу времени.

Относительно быстрое и массовое воцерковление варваров не могло не произвести и обратного действия - варваризации христианства: как-никак захватчики были людьми дикими и жестокими. Кроме того, трагические обстоятельства многовековой перманентной войны, понуждая духовенство к светской активности, неизбежно вовлекали Церковь в политику. А в 756 году, с возникновением Папской области, папа и вовсе превратился в светского правителя, чьи владения при Карле Великом занимали уже почти всю Центральную Италию.

Папами все сильнее овладевала идея мирового господства, наиболее полное свое выражение нашедшая в планах Григория VII (1073 – 1085 гг.), который хотел основать под папским владычеством всемирную теократическую монархию. Всякая власть, включая императорскую, ниже папской, считал он.

Всякая власть получает свое освящение и авторитет от папы, который имеет право не только поставлять епископов, но и раздавать королевские и императорские венцы. А также отнимать их, коли сочтет нужным. Слова у него не расходились с делом. В те времена страшной головной болью для Церкви была светская инвеститура - право королей и герцогов назначать епископов и аббатов по своему усмотрению, что они часто делали за деньги. Наметивший оздоровительную реформу Григорий VII первым делом решил отменить это право. И когда германский император Генрих IV отказался подчиниться папскому приказу, сначала отлучил Генриха от церкви, потом провозгласил низложение императора, освободил всех его подданных от присяги верности и строго-настрого запретил повиноваться такому правителю.

Еще дальше пошел папа Иннокентий III (1198 – 1216 гг.). Вступив на престол, он заставил присягнуть себе префекта Рима, назначенного императором, и этим уничтожил императорскую власть над городом. Сделав то же самое и в других городах, Иннокентий образовал самостоятельное Папское государство (распавшееся лишь в 1870 году и скукожившееся до размеров нынешнего Ватикана), а затем обратил свои взоры на другие страны. Он наводил порядок на императорском престоле Германии, в 1212 году лишил короны английского короля Иоанна Безземельного (предварительно отлучив от церкви), когда тот не пожелал принять кардинала из Рима, назначенного архиепископом Кентерберийским. Иоанн смирился, признал себя ленником папы и обязался платить ему подать. Другие европейские монархи послушно встали в строй вассалов, не ожидая ненужных свар. Корпоративная мощь римской церкви достигла при Иннокентии своего апогея. Но именно папская теократия спровоцировала ответный удар - то обмирщение, от которого Церковь уже никогда не смогла избавиться.


МИРСКИЕ СОБЛАЗНЫ

Высшее духовенство все больше сближалось со светской аристократией, тем более что епископы часто происходили из тех же семей. Епископства попадали во владение герцогов и графов, которые при необходимости приторговывали ими или передавали по наследству. При назначении иерархов все чаще учитывались династические, а отнюдь не церковные интересы.

Духовенство пристрастилось к удобной и роскошной жизни. «Реймское архиепископство составляло бы нечто хорошее, если бы только для получения доходов можно было не служить мессу», - признавался архиепископ Манассия во второй половине XI века.

Авторитет папства стремительно падал, и Римской церкви приходилось изыскивать способы, чтобы поправить свое положение. Недюжинный талант к маркетингу выказал папа Бонифаций VIII, который ввел так называемые Юбилеи (1300 г.), Святые года с полным отпущением всех простительных грехов. В такие года Рим собирал несметные толпы паломников и несметные прибыли.

Надо заметить, что еще Константин Великий старательно заботился о перенесении в Рим всяческих реликвий. Постепенно из Святой земли в Рим были переправлены Христов крест, гвоздь распятия, два шипа из тернового венца и дощечка «Иисус Христос Царь Иудейский» на еврейском, греческом и латинском языках, земля с Голгофы, ясли из Вифлеема, копье, пронзившее грудь Спасителя, и многое другое. Святыни манили бесчисленных пилигримов, особенно когда появилась возможность получать за их посещение индульгенции. Прямая агитация в пользу паломничества римского (вместо иерусалимского) началась в XIII веке: в 1240 году папа Григорий IX выдавал индульгенции тем, кто определенное количество раз помолится в базиликах св. Петра и св. Павла.

Практика индульгенций берет начало в схоластической догме, согласно которой в распоряжении Римско-католической церкви находится «сокровищница сверхдолжных дел» (заслуги Христа и Богоматери, святых и праведников), откуда папа может взять столько добрых дел, сколько требуется для покрытия грехов определенного лица. Поначалу индульгенции давались тем, кто отправлялся в Крестовые походы (1096 – 1291 гг.), но поскольку участвовать в походе можно было и денежными пожертвованиями, то папство находило законным приобретение индульгенций за деньги. Временами торговля индульгенциями принимала скандальный характер. В 1507 году папа Юлий II выпустил индульгенции, чтобы собрать деньги на строительство нового собора св. Петра в Риме - в эпоху Возрождения папы превратились в главных меценатов. Десятью годами позже поиздержавшийся папа Лев Х разослал своих эмиссаров по городам и весям, где они торговали индульгенциями чуть ли не в лавках. Появление такого эмиссара в Виттенберге вдохновило Лютера на создание знаменитых 95 тезисов, которые положили начало Реформации.

Католическая церковь постоянно совершенствовала свое управление. Григорий VII ввел институт легатов Святого престола - доверенных лиц, с помощью которых он подчинял себе местные церкви, чьи епископы были, как правило, ставленниками политической власти. Он же в 1074 году окончательно закрепил целибат, безбрачие священников: чтобы неповадно было разбазаривать церковное добро. IV Латеранский собор (1215 г.) разработал подробное пастырское законодательство, что было совершенно необходимо в эпоху укрепления и возвышения городов. Для искоренения ересей в 1231 году была учреждена инквизиция. Однако все эти меры не могли остановить кризис, приведший в конце концов к расколу христианства.


НА ЗАДВОРКАХ ИСТОРИИ

Реформация сильно сузила сферу влияния Католической церкви. К тому же

Новое время рождает новый жизненный идеал - дух индивидуалистической посюсторонности, который охватывает все стороны деятельности человека.

Девизом предпринимательства становится безоглядное использование любых возможностей обогащения, повсюду возникают банки, процветает торговля, в том числе торговля деньгами, хотя еще совсем недавно к купцам относились с подозрением, а ростовщичество и вовсе было под запретом. Церковь судорожно ищет новые средства воздействия на экономику, пытается объединить купцов и торговцев в религиозные братства, но постепенно сдает позиции, сама все больше вовлекаясь в коммерческие отношения.

Этому в немалой степени способствует миссия за океан, ставшая возможной после географических открытий конца XV века. Стремление к проповеди Евангелия тесно соседствовало у конкистадоров с жаждой наживы, и земли Нового Света зачастую начинали делить еще до того, как они были открыты. Иногда миссионеры обманным путем приобретали эти земли за бесценок у аборигенов. Позднее, уже в XVIII веке, не что иное, как торговые операции в Вест-Индии стали причиной изгнания иезуитов из многих европейских стран, а затем и уничтожения ордена (впоследствии, правда, он был восстановлен).

Чем больше Церковь вкладывалась в «непрофильные» активы, тем хуже она справлялась с основным своим делом: нести Слово Божие. Приумножая корпоративный капитал, Церковь умалялась как тело Христово. Но надо отдать ей должное - спасение каждый раз приходило изнутри самой Церкви: худо-бедно, а христианскую веру она сохранила. Да и Ватикан продолжает свое существование как своего рода генеральный штаб католицизма, как его все еще тугая кубышка и культурная столица, наконец. Знание, которое несет Церковь, до сих пор пользуется спросом. И новоизбранный папа Бенедикт XVI, кажется, готов решительно бороться с его «обмирщением». «Нам следует вновь обрести мужество исповедовать священное», - сказал он в одной из своих речей. Папа-богослов, чьи труды на протяжении последних 35 лет не раз становились теологическими бестселлерами, считает необходимым вернуться к изначальному пониманию Церкви как преобразующего мир христианского сообщества. Он убежден, что только христианство спасет европейскую цивилизацию.



Источник: Большой Бизнес, 2005 год, №5,








Рекомендованные материалы



Хирург, архиепископ, святой

Архиепископ Симферопольский и Крымский Лука — фигура легендарная, известная во всем мире — в Греции, например, ему посвящено больше церквей, чем в России (около сорока). Подвижник, отсидевший 11 лет в сталинских тюрьмах и лагерях, но ни разу не согласившийся отказаться от сана. Его проповеди составили 12 томов. И ученый, ухитрявшийся писать свои труды, принимая в иные, самые напряженные периоды, до 100 больных в день.


Итоги года. Экономика.

Хакерам и шифропанкам удалось то, о чем никаким навальным и мечтать не приходится — никого не посадив и не расстреляв, выстроить прозрачную, устойчивую к воровству и коррупции систему. Систему, в которую в которую никто никого насильно не загоняет и для функционирования которой не нужно ничьей санкции.