Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.04.2008 | Книги

Расторжение заговора

Конспирология может быть как невинным развлечением, так и опасным безумием, но схемы и аксиомы у нее остаются общими

Конспирология у нас за последние годы превратилась в общий язык политики и культуры: в фильмах, в книгах, в политических заявлениях и комментариях – повсюду мы встречаем заговоры, подделку реальности, козни таинственных «силовиков» и  «оранжевых революционеров», деление людей на дурачков и посвященных. Она может быть как невинным развлечением, так и смертельно опасным безумием, но схемы и аксиомы у нее остаются общими. На русском языке есть множество книг, излагающих разные теории заговора, - от «Протоколов сионских мудрецов» до «Новой хронологии» Фоменко, – и очень мало работ, которые бы их анализировали. Такой анализ можно найти в книге Дэниэла Пайпса «Заговор. Мания преследования в умах политиков». По-английски она вышла в 1997 году и успела стать почти классической; у нас ее давно цитируют и пересказывают, теперь сможем и прочесть.

Сын хорошо у нас известного историка Ричарда Пайпса, автора множества книг о России, Дэниэл Пайпс - один из виднейших американских специалистов по Ближнему Востоку. Книга «Заговор» выросла из его ближневосточных штудий: «изучая происхождение параноидных взглядов Насера, Хомейни, Саддама Хуссейна, я обнаружил, что нагнетание страха перед зловещими интригами врага изобретено не ими; по большей части эта тактика привнесена из европейских и американских источников». В «Заговоре» Пайпс попытался дать очерк возникновения и современного состояния теорий заговора.

Что есть в книге?

Во-первых, краткое пособие по отличению подлинных заговоров от теорий заговора, от «бредней маргиналов». Пайпс предлагает следующие инструменты – здравый смысл, предпочитающий простые объяснения чьим-то хитроумным козням; знание истории, в которой реальные заговоры чаще всего проваливались; и, главное, список характерных конспирологических аксиом: «видимость обманчива», «кто выиграл от события, тот его и подстроил» и т.п. Пайпс остроумно сравнивает конспирологию и порнографию: «Оба теневых литературных жанра стали востребованы приблизительно в одно и то же время, в 40-е гг. XVIII в. Эти произведения приходили к читателю полуподпольно и читались при  спущенных шторах». (Эта близость стала еще заметнее с приходом интернета, в котором и порнография, и конспирология переживают новый расцвет). 

Во-вторых, краткая история конспирологии, с ее загадочно-постоянным вниманием к евреям и масонам. Пайпс делит эту историю на три периода: период развития - до Великой Французской революции, когда место царей и Промысла как творцов истории заступили невидимые силы - абсолютный дух, классовая борьба, масоны и иллюминаты; период расцвета, от Венского конгресса до разгрома нацизма, когда конспирологи в лице Гитлера и Сталина чуть не захватили весь мир; и период «отступления на окраины», когда конспирологические настроения перемещаются  в страны с еще неокрепшей демократией – то есть в третий и бывший второй мир. По третьему миру Пайпс настоящий специалист и сообщает множество необщеизвестных фактов: например, что «конспирацизм особенно расцвел в таких странах как Филиппины, Иран и Гаити» или что в незападных странах конспирологи не вставляют своих козлов отпущения в западные схемы, а перенимают их целиком – и японцы, никогда не видавшие евреев, боятся сионских мудрецов.

В-третьих, рассуждения о том, почему именно евреи, масоны, британцы и американцы оказались главными героями конспирологии, а множеству других религий, организаций и империй роль злых гениев не досталась. По мнению Пайпса, тут дело в том, что эти четыре группы воспринимаются как разносчики модернизации (отсюда страх перед ними) и опираются не столько на грубую силу, сколько на идеалы (отсюда недоверие к ним).

Все это сопровождается пересказом множества чужих (и потому смешных) страхов - от черных вертолетов ООН, которых боятся американские правые, до ведущей к импотенции газировки, которой боятся афроамериканцы. (Правда, в деталях и сам Пайпс бывает неточен, что русскому читателю особенно заметно в пассажах о России, и переводчик вносит свою долю неточности и ошибок).

В общем, перед нами внятный и достаточно подробный анализ конспирологических схем в прошлом и настоящим. Но при чтении надо помнить, что Пайпс – консерватор, «ястреб», у которого перед глазами всегда стоит  «внутренний враг» – левый профессор,  растлевающий студентов антиамериканской пропагандой (Пайпс даже составлял черные списки таких профессоров).

И эту книгу Пайпс написал с конкретной полемической задачей – доказать, что левые не лучше, а то и хуже правых; что ленинский «антиимпериализм» - такая же теория заговора, как нацистский антисемитизм; что именно левые распространили по всему миру конспирологическую заразу; и что левые конспирологи принесли миру больше страданий, чем правые. И за всеми его рассуждениями об объективных различиях между подлинными и мнимыми заговорами слышится голос, говорящий: «решать, где правда, а где выдумка, будут не темные маргиналы, а мы -  те, у кого власть и знание». Верить этому голосу или нет -  дело читателя.

. .



Источник: "Коммерсантъ-Weekend", №1, 21.03.2008,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
27.05.2020
Книги

Бога в небе не видал

На первой странице “Первого человека на земле” дети смотрят на небо. Мальчика зовут Юра. Тот самый Юра, который совершил знаменитый виток вокруг Земли 12 апреля 1961 года. Из-за правовых проблем всем известная фамилия главного героя ни разу не упоминается. К тому же, со временем становится понятно - это история не совсем о том Юрии, которого знает каждый житель нашей планеты.

Стенгазета
15.05.2020
Книги

Без сна, любви и солнца

Под детективной интригой отчетливо проступает психологический роман о том, как люди пытаются переработать свое прошлое, — зацикливаясь на нём или отвергая. Именно эта тема превращает крепкий полицейский детектив в сложную психологическую драму о душевных травмах и отношениях дочерей и отцов.