Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.07.2005 | Кино

Что такое «плохо»

Режиссер «Дровосека» предлагает новый способ борьбы с педофилией: искоренять зло злом.

Выбрав в качестве материала для дебютной картины пьесу о внутренних терзаниях педофила, выпускница нью-йоркской киношколы Николь Кассель явно нацеливалась на «Оскара». Впрочем, когда «Дровосек» не попал даже в список номинантов, все разговоры о смелости молодого режиссера и возможной негласной цензуре как-то ушли в песок -очевидно, что Киноакадемия проигнорировала фильм не столько из-за скандальной темы, сколько по простой причине отсутствия кандидатов в номинанты.

В «Дровосеке», кроме мятущегося извращенца (Кевин Бэйкон), полноценных ролей нет и в помине – четверо остальных актеров (рэпперша Ева, рэппер Мос Деф, Кира Сэджвик и Кевин Райс) не играют, а старательно решают задания из учебника «Как снять независимый фильм».

Вся относительно неполиткорректная конструкция «Дровосека» держится на одном-единственном Кевине Бэйконе. Он довольно убедительно играет скрытного и молчаливого педофила Уолтера, освобожденного условно досрочно и приехавшего в свой родной город жить не по лжи.

Каждую неделю Уолтер ходит на беседу к психиатру и подробно исповедуется ему во всех своих фантазиях – где был, что видел, кого вожделел. Параллельно за Уолтером присматривает язвительный сержант Лукас (Деф) и ревнивая коллега, афроамериканка Мэри-Кей (Ева) - однажды Уолтер вежливо отказался поужинать с ней в городе, и теперь она пытается понять причины этого, похоже, первого в ее жизни отказа.

Терпеть ежедневные наезды сержанта и косые взгляды коллег - это ерунда. Куда мучительней борьба Уолтера с самим собой. Скрыться от вездесущей ребятни нет никакой возможности: дети ездят на автобусах, гоняют по тротуарам и кишмя кишат на школьной площадке прямо под окнами уолтеровой квартиры. Но он старается, проводит сеансы аутотренинга, убеждает себя в том, что хватать маленьких девочек за попу - плохо. Уолтер даже соглашается на роман с грузчицей Вики (Сэджвик) – в детстве ее регулярно насиловали старшие братья, так что она, по замыслу сценариста, вроде как понимает проблемы своего нового кавалера (интересно, что именно она понимает?). Но временами противоестественная натура оказывается сильнее продиктованных доктором установок. Тогда хороший педофил Уолтер садится перед окошком и наблюдает за тем, как идущих в школу мальчиков охмуряет плохой педофил - смазливый блондин, которого сам Уолтер зовет «Конфеткой». Но сублимация тоже не очень помогает, и Уолтер по старой привычке отправляется бродить в лесопарк, где порой встречаются одинокие школьницы – и там, наконец-то, переживает момент истины. Поговорив начистоту с некрасивой нимфеткой, он вдруг понимает, что ерзать на коленках у взрослого дяди довольно неприятно. Педофилия как образ жизни вступает в жесткий клинч с педофилией в постели и – это прекрасно видно по лицу Бэйкона - прочищает мозги получше электрошока. Любовь к детям побеждает любовь к сексу с детьми, больной излечивается бесповоротно. Эх, Николь, зачем вам киношкола - надо было поступать в медицинский!



Источник: TimeOut, № 16, 25.04. - 1.05.2005,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
21.12.2019
Кино

Восхитительная жестокость

В комнате заставленной жуткими куклами (будто родственниками Чакки) и заклеенной порнографическими постерами на грязной кровати с некогда белым бельем лежит труп женщины. Пригубив шнапса, безобразный герой приступает к разделке тела.

Стенгазета
25.11.2019
Кино

* Говорит по-французски

Но даже тело Йоава против нового места обитания. Он сексуален, раскрепощен, для него важна телесность, а жители Парижа – холодные и отстраненные. Для горячего Йоава подавление своей сути, своей физиологии становится большим испытанием, чем даже голод.