Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.03.2008 | Кино

Сын в мешке

В прокат вышел испанский триллер «Приют» про шалости мертвых сироток

Лаура (Белен Руэда, главная героиня «Моря внутри» Алехандро Аменабара) росла в маленьком приюте на берегу моря, но однажды приехала взрослая пара и забрали ее от друзей и игр в большую жизнь. Лаура выросла, счастливо вышла замуж, сама усыновила вич-инфицированного мальчика Симона, и вот решает – как дань своему детству – купить и возродить давно заброшенный тот самый приют. Они с мужем и сыном переезжают туда, и тут у мальчика начинаются проблемы. Дело в том, что, помимо СПИДа, Симон обладает «богатым внутренним миром». Его любимое занятие – игры с воображаемыми друзьями. На новом месте, в добавок к предыдущим, появляются шесть новых «друзей», в отличие от мирных прошлых – активно оставляющих следы собственного присутствия. Заметно агрессивнее становится и поведение самого мальчика, таинственным образом прознающего о тайне своего усыновления. К тому же, вокруг дома постоянно вертится сумасшедшая старушка Бенинья, представляющаяся социальным работником, но через некоторое время оказывающаяся матерью погибшего во время игры в том же приюте мальчика Томаса. Вскоре – после некоторого количества странных происшествий – Симон исчезает. Полиция, как водится, бессильна. От мужа-позитивиста тоже никакого проку. И Лаура сама берется за расследование. Она вступает в контакт с обитающими в доме мертвыми детьми (что не так уж и сложно – они ведь ее детства). Среди них – как раз сын Бениньи Томасо, носящий на голове ставший уже притчей во языцех раскрашенный мешок.

Героиня узнает скрывающуюся в приюте кровавую историю и пытается понять, зачем покойным сиротам нужен ее сын.

Сюжетно дебютный полнометражный фильм режиссера Хуана Антонии Байоны построен на вполне лихо закрученной детективной интриге, но, по сути, она совершенно второстепенна. По жанру он скорее –  жутковатая, в японском духе, притча о мертвых детях, мстящих жестокому миру взрослых, но дело и не в этом. Как ни странно это звучит,  «Приют» – нечто вроде гибрида «Питера Пена» (эта ассоциация довольно навязчиво подчеркивается в течение фильма) с ранними рассказами Федора Сологуба про детей, играючи тянущихся к противоестественной и завлекательной смерти. Вряд ли испанцы так уж почитают русского символиста, но в своей тяге к инфантильной танатомании отчетливо идут по его следам. Отчасти это тема и Гиермо дель Торо, ставшего продюсером фильма. (В рамках рекламного лукавства именно под именем дель Торо представляют «Приют» на всех афишах). Однако у дель Торо почти во всех фильмах есть историческое и религиозное измерения, и, к тому же изрядная доля иронии, переводящие загробный триллер в род философского упражнения.

Хуана Байону же больше интересуют семейные проблемы с легким пара-оттенком, и рассматривать он их предпочитает в самом мелодраматическом ключе.

Иногда – например, после пятого повторения фразы «Моего мальчика украли его воображаемые друзья» – это становится почти невыносимо. Не очень понятно, зачем дель Торо понадобилось продюссировать фильм, во многом являющийся упрощенной версией его собственного шедевра «Хребет Дьявола». Но если попробовать забыть о патронаже страшного мексиканца и заданной им высокой планке, «Приют» не так плох. Местами это действительно очень страшный триллер, и юноша в мешке вполне может прийти после него во сне и прошепелявить свои леденящие невнятицы.











Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.02.2019
Кино

Тифлокомментарии — что это и зачем.

Слушайте подкаст о тифлокомментариях: "Человек всегда в первую очередь обращает внимание на то, что он видит. Однако для слабовидящих и незрячих людей звуки - это основной источник информации, в том числе и в кино. А один из главных инструментов для того, чтобы это кино смотреть (да, незрячие люди так и говорят: "смотреть") - это тифлокомментирование".

Стенгазета
06.02.2019
Кино

Канны против Netflix

В этой борьбе современного с традиционным важно помнить, какие цели преследует обе стороны и какие потери они несут. Каннский фестиваль в первую очередь проходит для кинематографистов, причем - из стран, которым тяжело пробиться в общемировой прокат. Для Netflix такой проблемы не существует.