Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.02.2008 | Анимация / Общество

Фильмы должны шокировать…

...иначе они недейственны, - говорит автор анитинаркотического мультсериала Светлана Ельчанинова

Один из новых больших проектов, который будет представлен на Суздальском фестивале, -- антинаркотический сериал «Ре-анимация», который сейчас снимают на студии «Мастер-фильм». В этом проекте нет ни единых героев, ни сквозных сюжетов, нет даже общей стилистики. Он состоит из коротких, весьма резких по графике картин с внятным антинаркотическим пафосом. Иногда это просто истории с неизбежно трагическим финалом, иногда они ложатся на песни известных музыкантов, становясь почти клипами, как «Маленькая девочка» группы «Крематорий», «Якоря» «АукцЫона», песни Умки и Найка Борзова. Среди художников такие известные авторы комиксов, как Хихус и Племяш. Руководитель, режиссер и сценарист проекта -- Светлана ЕЛЬЧАНИНОВА, выпускница анимационного факультета ВГИКа, уже 15 лет остающаяся директором знаменитого московского молодежного Клуба имени Джерри Рубина, известного кроме своих дешевых или вовсе бесплатных концертов экстремальной музыки, выставок, кинопоказов еще и весьма неформальной работой с подростками. Среди которых главная идет под лозунгом «Творчество вместо наркотиков!». Мы попросили Светлану рассказать о ее анимационном проекте.

-- Этот сериал в моей душе живет уже много лет. Вернее, не сериал, а сама тема, связанная с наркотиками, алкоголем и т.д. Наш «Джерри Рубин» начинался как рок-клуб, а в среде рок-музыкантов все время сталкиваешься с наркоманией и алкоголизмом. И в какой-то момент я почувствовала, что музыка настолько плотно сплелась с наркотиками, что все это стало выглядеть уже какой-то тупиковой ветвью развития. Но не с лекциями же ездить -- толку все равно не будет. И тогда пять лет назад мы в клубе сделали самиздатские черно-белые комиксы против наркотиков и алкоголя. Их было 16 выпусков, причем тираж большой -- 5 тыс. И поскольку я нахожусь непосредственно в гуще событий, то я понимаю, что разговаривать с ребятами надо на таком языке, на котором они сами между собой говорят. Так что комиксы были простые и прямолинейные.

-- Но может ли комикс кого-то убедить?

-- Он роняет какое-то зерно. Если это нравится, кажется занятным, забавным, то ты дашь это другу прочитать. Ребята брали прямо пачками -- несли в свои ПТУ, школы, институты, им казалось, что это прикольно. Я тогда училась во ВГИКе, там мы занимались самовыражением, не интересным большому кругу людей, а мне хотелось что-то сделать для массовой аудитории. И продюсер «Мастер-фильма» Герасимов меня выслушал и поддержал. Ведь этот проект может быть не то что вечным, но масштабным. Анимации же для молодежи мало, она делается больше для детей или для взрослых. Причем длинный хороший с одними персонажами я бы не смогла сделать -- равняться с «Симпсонами» или «Бивисом и Батхедом» невозможно. А наши истории все абсолютно разные, и большинство из них основано на реальных сюжетах.

-- Вам не кажется, что реальные истории выглядят несколько назидательно?

 -- Я пыталась сделать их более трэшевыми, панковскими, но, к сожалению, этому бывает очень тяжело пройти через Госкино. Как только начинаешь приближаться к жизни, все в ужасе: «Что это? Как это можно показывать?» И самые экстремальные серии мне пока еще не дали сделать. У нас с продюсером все время идут споры по поводу толерантности. Я же жестче к теме подхожу. Должно шокировать настолько, чтобы запомнилось на всю жизнь. То вдруг мне говорят, что у нас в сериале много негатива. А какой тут может быть позитив? Нельзя подросткам говорить: «Если ты не будешь покупать наркотики, то у тебя будет много денег, ты купишь машину и будешь ходить в белой рубашке», они не будут этого слушать. Им нужно все сделать наоборот, выплеснуть свой адреналин в каких-то экстремальных развлечениях. Ведь даже психологами доказано, что на подростков положительные примеры не действуют, их привлекают отрицательные персонажи и страшные истории. И до определенного возраста модель поведения для них -- полукриминальная. Поэтому можно сделать такие серии, которые понравятся педагогам, чиновникам и т.д., но не будут действенны для подростков.

-- А вообще вы представляете себе, как это показывать?

-- Тут мы тоже сталкиваемся с проблемами. Нам казалось, что это очень коммерческий проект. Что его все сразу захотят, особенно телевидение, но почему-то так не происходит. По разным причинам каналы пытаются от этого отмахнуться, неохотно идут на переговоры. И плюс все еще остерегаются. Вот покажешь что-то, а вдруг решат, что это пропаганда наркотиков? Хорошо, что Герасимов заручился поддержкой Госнаркоконтроля, там на начальном этапе посмотрели и вроде возражений не имеют.

-- А наркоконтроль как-то участвует в продвижении?

-- Нет, спасибо, что не мешает. Наоборот, написали бумагу, что это не пропаганда, а профилактика. Да и акции их не нужны нам. Наш проект начинался снизу. И я, и несколько других сценаристов и художников -- люди «из тусовки». И нам не хотелось бы делать эту работу под руководством чиновников или офицеров. Наша задача -- снять простые и понятные истории, очень конкретные, а не общие рассуждения про добро и зло. Вот серия, где парень свою собачку поджег -- это понятно. Или серия «Грязный дозняк», которая всех шокирует, хотя там ничего особенного не показывают -- про то, до чего может докатиться девочка с наркотиками. Мне хотелось бы развеять и настоящие заблуждения и типичные мифы. Наркоманы ведь считают, что они ужасно крутые, поскольку они такое изведали в жизни, что простой человек не ведал, и такое пережили, что никто не переживал. А уж те, у которых несколько передозировок было, о себе с сожалением не говорят: это ж круто, я ж теперь такой железобетонный чувак. И мы фильмы свои рассчитываем на разную публику. Есть серии, которые нравятся девочкам, например «Маленькая девочка» «Крематория». А парни смотрят -- зевают. Парням нравятся «Якоря» Федорова, где про пьяных моряков. Это для ребят, у кого старший брат такой. Они же выбирают тип для подражания. И мы хотим выставить в неприглядном свете именно это.

-- Как вы представляете перспективу такого сериала?

-- Надеемся сайт раскрутить. С телевидением пока не получается, но, может, в Интернете поднимемся, как Масяня. Тут сложно прогнозировать, поскольку мы делаем более профессиональное кино, поэтому делаем его дольше и не можем быть такими оперативными, как Масяня. Но зато мы стараемся делать фильмы так, чтобы их можно было по нескольку раз пересматривать.

-- Не хотят ли группы взять себе свои сюжеты как клипы?

-- Конечно, все хотят. Все хотят разобрать этот проект напрочь, если его сделать общедоступным, выкинуть в Интернет, то через месяц его будут знать все. Но продюсеру это не подходит. Пока Герасимов сериал не продаст или не поймет, что его невозможно продать, в общедоступные он не попадет. Может, созреет другое решение -- например, сделать его доступным, а зарабатывать на майках или комиксы продавать. Мне все равно, лишь бы увидели.



Источник: "Время новостей",28.02.2008 ,








Рекомендованные материалы



Величина точки

И во всем разнообразном и сложном многоголосье звучали, конечно, и голоса, доносившиеся из кремлевской людской. «Полиция и в этот раз, — доверительно сообщил нам кто-то из этой медиа-дворни, — действовала предельно деликатно и точечно».


Прение живота со смертью

Мы оказались просто вне всякой реальности. Мы оказались в символическом мире, где живая реальность вовсе не служит универсальным критерием хотя бы приблизительной истинности того или иного утверждения или материальным обеспечением того или иного знака».