Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

26.02.2008 | Театр

С последующим разоблачением

Паб» братьев Пресняковых стал самым обидным и громким театральным провалом последнего времени

Начнем торжественно: «Паб» обещал стать, по меньшей мере, главной премьерой месяца. И, правда: самые наши сегодня раскрученные драматурги Пресняковы  ставят политическую сатиру с Людмилой Гурченко в роли дьявола, с великолепной литовской сборной из двух актеров (Юозас Будрайтис и Регимантас Адомайтис), двух композиторов (Фаустас Латенас и Аудрюс Бальсис) и художника (Адомас Яцовскис), известных нам по работам с Туминасом и Някрошюсом. Плюс к этому - отличный актер Виталий Хаев и дебютирующий в театре комик-телеведущий Михаил Шац. Чего ж, как говорится, еще? Дополнительная интрига в том, что братья Пресняковы решили на этот раз выступить постановщиками, и пресса заранее жужжит, что вот, мол, на Западе-то они уже давно ставили, а мы все в отстающих.  Не будем портить праздник недоверчивыми вопросами: «Может, и не стоило?», мало ли какие сюрпризы бывают. Но, идя на премьеру, как всякий основательный театрал, подготовимся. Чего там у нас пишут в анонсах?

Вот как сами братья описывают сюжет «Паба»: «Где-то в Португалии встречаются лидеры самых могущественных держав мира. Место встречи – паб. Тот, кто назначил встречу, - Дьявол. На повестке дня только один вопрос – Конец Света…». Понятно.

Пишут, что Людмила Марковна сама пригласила Пресняковых к сотрудничеству и сравнивают этот факт с тем, как в конце 50-х Оливье пригласил Джона Осборна из поколения «рассерженных» написать для него пьесу. Так-так. Рассказывают, что Португалия и паб возникли из посещения братьями лиссабонской пивной, устроенной в бывшем храме. Впечатляет. В форумах публикуют фотографии Гурченко с обнаженной грудью и обсуждают, настоящая ли. В анонсах пишут, что силиконовая. Интересно.  Далее идет – кто кого играет. Адомайтис – Президента США, Шац – премьер-министра Великобритании, малоизвестный молодой Денис Яковлев – президента России. Все остальные роли, включая Фиделя и Ангелу Меркель – Виталий Хаев. Ну, и хозяин заведения по прозвищу Отец, – Будрайтис. Еще становится известно, что Хаев летает на резинках и громко пукает под фонограмму. Что президентов обещали играть в картонных масках настоящих президентов, как в старой работе группы «Синие носы» (забегая вперед, скажу, что этого не было). И что в финале Гурченко споет песню Земфиры «Хочешь?», которую она пела на Новый год по телевизору. Еще пишут, что Латенас называет пьесу философской, а Пресняковы считают, что их работа в театре с Гурченко «это то же, что делал в живописи Уорхол, когда рисовал Мэрилин на банке супа». (На самом-то деле Уорхол сроду не рисовал Мэрилин на банках супа и в его творчестве, строго по поговорке, «суп – отдельно, Монро - отдельно», но не будем придираться, чтобы не пропадала эффектная метафора.) В пресс-релизе, как водится, трубят, что «по прогнозируемой популярности «Паб» должен как минимум повторить успех двух наиболее нашумевших мировых премьер авторов – постановок по пьесам «Терроризм» и «Изображая жертву», и заранее называют пьесу «очередным театральным (а в перспективе и кинематографическим) хитом».

В общем, загодя можно узнать очень многое, вплоть до описания ударных сцен и содержания шуток, но есть ощущение, что нам специально рассказывают как можно больше несущественных деталей, чтобы скрыть главное. О чем бишь история-то? И вот, когда приходишь на премьеру и надеешься наконец-то уже все понять, оказывается, что этого главного нет совсем. То есть все примерно так, как описано в анонсах, и происходит, но только гораздо скучнее, зануднее и менее внятно, что особенно странно для пьесы Пресняковых, которые ценят в себе сюжетчиков.

На сцене в полутьме сидят какие-то непонятные люди, натужно и несмешно шутят, вокруг куча девушек то что-то декламируют нестройным хором, как на детсадовском утреннике, то пляшут, тряся бедрами в шортиках и трико – привет сельской дискотеке. Шац в синем костюме и красном галстуке рассказывает, что не может совладать с собственной женой, и она продолжает вешать колготки в ванной,  - мы догадываемся, что это Блэр.  Хаев в паричке и с огромным подложным бюстом несет какую-то галиматью про то, что он поменял местами два океана, и мы должны догадаться, что это Меркель, поскольку больше некому. Гурченко поражает воображение фигурой и ногами, но что вообще на сцене происходит, остается неясным две трети спектакля. Пока, наконец, не происходит завязка: Дьявол под музыку программы «Вести» сообщает, что «Этот мир в ближайшие две недели заканчивает свое существование. У нас новый проект. Мы сейчас вкладываемся в совершенно другие территории и организмы. Вы поможете нам с апокалипсисом за две недели». И потом вся история быстренько сворачивается, непонятно каким образом обещанный конец света отменив. Действительно, почему обошлось? Неужели из-за лысого президента России, который исполнил с девушками номер в спортивных кимоно и вопрошал, указывая себе на причинное место: «Что у всякого героя впереди? Конец!»?

Профессионалам забавно смотреть, как новоиспеченные режиссеры, только открывающие для себя эту профессию (которую, видимо, и серьезной профессией-то не считают, коли решили, что с первой попытки сбацают хит), радуются возможностям дешевых режиссерских акцентов – лучам света, актерскому интонированию. «Помните Архимеда, - говорит в начале Гурченко, - парня, у которого был самый длинный... рычаг?»

Как бы то ни было, фокус не удался, и хита, судя по тому, что народ даже на премьере потянулся к выходу прямо во время действия, - не будет. Не стану ругать пьесу – возможно только в этой постановке она выглядит неоформленной кучей претенциозных шуток, а на бумаге окажется о-го-го.  Но, конечно, режиссура братьев, явно получивших немалые деньги на постановку (это не какие-то антрепризные копейки, тут и правительство Москвы вложилось) – это сеанс черной магии с последующим разоблачением. Имея такую команду, устроить из собственной же пьесы такую тривиальную, пошлую да еще кичливую самодеятельность…

Кстати, знаете, как «Паб» заканчивается? Гурченко в шикарном красном платье, раскинувшемся по сцене лепестками, поет, и, перефразируя Земфиру, завершает пение криками:  «Не уходи!». В это время в темноте луч падает на пятящегося президента России. Очень актуальная предвыборная шутка. Ох, черт, оказывается эту сцену тоже описывали в анонсах.



Источник: "Время новостей", 22.02.2008 ,








Рекомендованные материалы


02.08.2019
Театр

Семь из двадцати двух

Чеховский фестиваль – один из самых длинных у нас, нечего и надеяться увидеть все. Так что сначала составляешь список самого желанного, а потом высчитываешь, на что попасть действительно удастся. У меня получилось семь спектаклей.

22.07.2019
Театр

Победа над хаосом

На представлении степного цирка «Байконур» из Казахстана, который театр «ARTиШОК» сочинил вместе с инженерным театром AXE, дождь лил с самого начала. Помост выстроили на площади Промышленности прямо рядом с ракетой, что очень подходило космической клоунаде, которую мы увидели.