Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.09.2005 | Колонка

Кризис, который всегда с ООН

К своему юбилею «главная» международная организация пришла в плачевном состоянии

В Нью-Йорке открылась 60-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН. К юбилею «главная» международная организация пришла, мягко говоря, в плачевном состоянии. Только ленивый не пишет нынче о глубоком кризисе Организации объединенных наций. Во-первых, очевидна неэффективность ООН. Чиновники с удивительным спокойствием, если не сказать с равнодушием, наблюдали за этническими побоищами в Руанде. И только когда были убиты сотни тысяч людей, в Совете безопасности занялись вопросом о необходимости посылки миротворцев. Во-вторых, мандат ООН перестал быть обязательным для того, чтобы великие державы получали возможность использовать силу. Вспомним хотя бы натовскую операцию против Югославии, ооновский мандат которой был получен уже задним числом, или американскую интервенцию в Ирак, которую Вашингтон начал, так и не добившись одобрения в Совете безопасности. В-третьих, бесконечные коррупционные скандалы, сотрясающие небоскреб на Ист-Ривер все последние годы. Дело дошло до того, что ныне в коррупции подозревают уже генерального секретаря ООН Кофи Аннана.

По мнению большинства аналитиков, все это однозначно свидетельствует о том, что Организация объединенных наций не справляется с задачами, для решения которых была создана. И с этим не поспоришь. Однако кризис – это уже почти естественное состояние ООН, в нем организация пребывает с момента основания.

Не будем забывать, что практически одновременно с созданием ООН началась холодная война. В Совете безопасности были представлены обе противоборствующие стороны, что на десятилетия парализовало саму организацию. Ведь для принятия любого решения требовалось единодушное одобрение как СССР, так и западных государств, а это было невозможно по определению. Зал Совета безопасности превращался в ристалище, где участники дискуссий старались не договориться, не достичь согласия, а напугать противника или уязвить его. Никита Хрущев, стучащий башмаком, американцы, демонстрирующие снимки советских ракет, развернутых на Кубе, – вот истинные символы ООН.

В течение десятилетий и в Вашингтоне, и в Москве поносили ООН за то, что ее деятельность сводится к говорильне, что и Совет безопасности, и Генеральная ассамблея принимают резолюции, которые не имеют ровно никаких последствий. Но при этом как-то упускалось из виду, что ООН приобрела за эти годы функции, не прописанные ни в каких уставных документах. Ведь параллельно с беспощадными идеологическими баталиями из года в год, из десятилетия в десятилетие шла постоянная работа по согласованию трудно согласуемых точек зрения по всему спектру международных проблем.

ООН превратилась в уникальную площадку, где могли официально – или неофициально – встретиться и договориться те, кто не мог сделать этого ни в каком другом месте. И эту чрезвычайно важную функцию ООН сохраняла на протяжении всех десятилетий.

В данном качестве она важна мировому сообществу и теперь, когда холодная война закончилась и в мире осталась одна сверхдержава. Перспектива кардинальной реформы ООН (соответствующие предложения Генеральный секретарь выдвинул еще несколько месяцев назад) вызывает исключительно скепсис. Собственно говоря, в ней два чрезвычайно важных момента. Во-первых, это правила, которые позволяли бы ООН принимать решения о вмешательстве, в случае если некое государство не совершает агрессию в отношении другого, а последовательно нарушает права человека, осуществляет геноцид в отношении собственных граждан. (Трудно поверить, что многие государства Азии и Африки согласятся на что-то подобное.) Во-вторых – идея увеличить число постоянных членов Совбеза. На места в Совбезе претендуют Индия, Япония, Германия и Бразилия. Каждое из государств заручилось поддержкой группы стран. И споры на сей счет будут длиться еще не один месяц.

Наконец, немалой проблемой остается позиция США, стремящихся добиться неких особых прав, которые закрепили бы за ними статус сверхдержавы. Так, за две недели до начала юбилейной сессии представитель США в ООН Джон Болтон внес свыше 700 поправок в итоговый документ, что сделало его принятие в высшей степени проблематичным.

Но несмотря на все это ООН будет существовать. И будет существовать в состоянии перманентного кризиса. Потому что организация, претендующая на то, чтобы выражать мнения 180 государств, иначе функционировать не может. Возможно, и смысл ООН вовсе не в решении каких-то насущных проблем человечества (хотя именно это было бы идеально), а в том, чтобы эти проблемы ставить на повестку дня.



Источник: Ежедневный Журнал, 15.09.2005,








Рекомендованные материалы



Клюшка над Рейхстагом

Так что это все политика, пацаны. Это наша, короче, история, братаны. Мы не дадим ее переписывать и не позволим никому ее это, как это, фальфирицировать. Это политика. А политика — это что? Правильно, война. Потому что нам нужны победы. А без войны и победы не бывает. Не ясно, что ли?


Обыкновенный путинизм

Ну чисто царь Николай Павлович, начертавший некогда, если верить апокрифу, на полях учебника географии: «Россия не есть держава земледельческая, промышленная или торговая, Россия есть держава военная и назначение ее — быть грозой остальному миру».