Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.12.2007 | Кино

Украсть президента

Неожиданно удачный сиквел «Сокровища нации».

Первый фильм про сокровище американской нации, был, прямо скажем не очень – то ли «Код Да Винчи» с дензнаками  вместо живописных полотен, то ли «Кортик» с постаревшими пионерами смотрелся глупо и пафосно.

Ко второму фильму продюсер Джерри Брукхаймер слава богу, понял, что взрослые люди с залысинами, упоенно разгадывающие загадки стодолларовой купюры  – это очень смешно. И во втором фильме его создатели уже сами валятся от смеха на антикварные диванчики.

Итак, сколько-то лет спустя потомственный кладоискатель и конспиролог Бен Гейтс (Николас Кейдж) сидит без дела. После развода с архивариусом Абигайль (Дайан Крюгер) – их свадьба произошла где-то в перерыве между фильмами - Бен лишился белокаменного исторического особнячка. Его друг Райли (Джастин Барта) тоже налегке: книжка о загадках истории распродается плохо, девушки проходят стороной, красный гоночный автомобиль– все имущество Райли - эвакуирован  дорожной полицией. В общем, старые друзья вновь готовы разнюхивать, копать и красться.

Красться они будут в направлении Эльдорадо: в самом начале фильма, на какой-то конференции, Бену преподносят вырванную страницу из дневника Джона Уилкиса Бута,  анархиста, застрелившего президента Линкольна. Листок с ключом от шифра веками хранился в семье агента ФБР Джеба Уилкинсона, потомка убийцы. А сам дневник с зашифрованным адресом Золотого Города – в семье Гейтсов, без которых, как уже ясно, американская история не могла даже чихнуть.

Первое, что бросается в глаза в этой золотой лихорадке - отчетливые параллели с «Индианой Джонсом». Кроме замеченного еще в прошлой серии комического сходства Гейтса-старшего (Джон Войт) с профессором Генри Джонсом тут выпячивается и сама идея авантюрной археологической возни, и старомодная на фоне сегодняшней нефтяной драмы фиксация героев на золоте. У Спилберга же подсмотрена и семейная линия – более того, тут она страшно похожа на сюжет надвигающегося «Королевства хрустального черепа»: у Бена Гейтса появляется мама-антрополог (Хелен Миррен), в финале все целуются и заново женятся.

Нелепое псевдоисторическое безумие превратилось в неглупый гротеск – если в первом фильме Николас Кейдж крал оригинал Декларации независимости, тот тут он замахивается на самого президента США.

Малопонятное криптографическое буквоедство тоже, в общем, уступило место комедии положений: в самом драматическом эпизоде Кейдж лежит под конторкой в Букингемском дворце, остервенело выдвигая ящики  для письменных принадлежностей. Взгляд у него при этом такой блудливый, словно он готовится обнаружить не ключ к национальному достоянию, а слово из четырех букв, накарябанное юным принцем Чарльзом в припадке подросткового бунта. В общем, еще пара сиквелов в том же расслабленном духе - и гражданин Гейтс окончательно убьет в себе государство.

.



Источник: TimeOut, №51, 2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.05.2020
Кино

«Голос» на минималках

Сознательно или нет в «За мечтой» Фаннинг повторяет рисунок своей роли из фильма «Неоновый демон». В центре сюжета ее героиня, покоряющая в «Демоне» модельный бизнес, в ленте Мангеллы – музыкальный. Актриса эксплуатирует образ Джесси – своей героини из «Неонового демона». Неопытная, отстраненная, с отрешенным взглядом и минимумом мимики начинающая звезда. «Замороженность» Фаннинг здесь кстати, но ощущение, что мы где-то это уже видели, не покидает.

Стенгазета
13.03.2020
Кино

«Красивый, плохой, злой»: злой эксперимент над зрителем

Тед Банди — самый страшный маньяк в истории США. И возможно самое страшное в нем то, что он невероятно харизматичен и красив. Так будут говорить о нем его бывшие работодатели, девушки, увидевшие его по телевизору. Так будет считать и зритель, периодически начиная Теду Банди (Заку Эфрону) доверять.