Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

12.12.2007 | Образование / Общество / Религия

За нашу свободу. Против вашей

Мы сами загоняем себя в ловушку

На этой неделе президент Путин подписал закон, который упразднил деление государственных образовательных стандартов на компоненты (федеральный, региональный, школьный) и установил единые требования к структуре учебных программ и условиям их выполнения. Министерство образования и науки объясняло свое стремление избавиться от регионального и школьного «довесков» в основном тем, что новая система позволит легче определять требования к общему уровню знаний, а также централизованно регулировать процесс преподавания. То есть, в общем-то, не скрывало, что это удобный способ избавиться от проблем, заложенных в принцип федерализма: например, от «Основ православной культуры» (ОПК), которые во многих областях преподаются именно в рамках регионального компонента, а уж головной боли от этих ОПК — многолетние наступательные действия одних, стойкое сопротивление других.

Противники «основ» удовлетворенно потирали руки (ну вот и аюшки, вот и разделаемся наконец с одиозным предметом), совершенно не задумываясь о том, что на тех же «региональных» уроках дети учат национальные языки, историю и культуру, знакомятся с особенностями местной флоры и фауны.

На обращение членов Общественной палаты, просьбы республик — Татарстана, Башкортостана — широкая общественность не реагировала: ну что они там со своими глупостями, языками какими-то, когда у нас тут клерикалы наступают (тем более мало кого трогало недовольство лидеров РПЦ, которые, впрочем, сами многое сделали для того, чтобы все закончилось таким образом: зачем было, вопреки закону и здравому смыслу, настаивать на обязательности предмета?). Да и депутатско-сенаторский корпус превалирующим большинством голосов провел все необходимые поправки.

Между тем ситуацию с ОПК можно было нормальным образом разрулить в имеющихся условиях — много раз писала и еще раз повторю: для этого создана вся необходимая правовая база. Надо было всего лишь в судебном порядке отменить антиконституционное решение администрации Белгородской области, установившей обязательные уроки ОПК региональным законом (в рамках все того же регионального компонента), и строго следить за тем, чтобы всюду, где таковой предмет в школах имеется, соблюдалась добровольность при его посещении (на то есть и надзорный орган в самом Министерстве образования, и правозащитные организации). Вот, собственно, и все. Ну и еще, конечно, определить круг учебников и методичек, пригодных для использования в школе, — их написано уже такое количество, что выбор есть.

Но на это у нас, известное дело, кишка тонка. Нам недосуг разбираться с каждым отдельным случаем, во что-то там вникать, пытаться договориться друг с другом. Да и вообще вся эта местная инициатива в условиях нашей вертикальнейшей вертикали смотрится как-то неуместно — не лучше ли скопом взять да отменить региональный и школьный компоненты: нет часов на преподавание — нет и проблемы. Поэтому наверху не стали разбираться с белгородским руководством, зато дали добро на унифицированный стандарт.

Однако все, кто порадовался тому, что регионам дан окорот, могут в скором времени премного разочароваться. Параллельно с изменениями, которые будут вводиться поэтапно, Российская академия образования займется разработкой новых стандартов,

в которых обязательно (во всяком случае, так обещано) учтет пожелания различных общественных и религиозных организаций, в том числе и Русской православной церкви, уже направившей чиновникам образовательного ведомства свои пожелания. И вот тут уже, поскольку к тому моменту наступит полное торжество единого федерального стандарта, отвертеться от «духовно-нравственных» дисциплин будет куда труднее, чем от ОПК сейчас. Кто-нибудь может предположить, какими они будут? Я вот, например, не возьмусь. И указующий перст над учащимися занесет уже не местная власть (что, конечно, тоже страшно, но по нынешним временам — явление не столь частое, разве что Белгородская область отличилась), а само Государство, которое уж постарается не оставить места для лазеек. Кому тогда будут жаловаться противники ОПК и прочие борцы с «клерикализацией»?

Вот так мы сами загоняем себя в ловушку. Надежды на то, что между разными общественными группами возникнет взаимоподдержка, пока, увы, не оправдываются. Мы по-прежнему плохо относимся друг к другу, не готовы признать право «другого» хотеть чего-то, что нам кажется неправильным, и, чуть что, бежим жаловаться по начальству, то чиновникам помельче, а то и самому главному — президенту. Мы и доверяем ему больше всего, по всем опросам социологов. А меньше всего доверяем партиям, потому, наверное, что видим в их представителях не себе подобных, пытающихся отстоять какие-то наши права и интересы, а чиновников, еще не добравшихся до власти. Какое же им доверие? Вот как наберут силу, тогда посмотрим… Проявившаяся на выборах почти поголовная любовь к «Единой России», как известно, партии чиновников, лишь подтверждает это.



Источник: "Ежедневный журнал", 07.12.2007,








Рекомендованные материалы



«Мы мечтали, чтобы скорее была война»

Говорят, что такого не было еще. Что такое наблюдается впервые после окончания войны. Что выросло первое поколение, совсем не боящееся войны. Что лозунг «Лишь бы не было войны», долгое время служивший знаком народного долготерпения и, в то же время, девизом неявного низового пацифизма, уже вовсе не работает.


Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.