Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.10.2007 | Колонка / Религия

Возвращение агитпропа

Использование мощей для стимуляции патриотизма приводит на память времена, когда их применяли для пропаганды атеизма

В Москву с большой помпой привезены из Петербурга частицы мощей Александра Невского. Сначала ковчег с мощами доставили для поклонения в храм Христа Спасителя, потом провезут по России, а затем вернут в Москву. Таким образом, обе российские столицы – старая и новая – станут обладателями священной реликвии. Инициатор проекта – Фонд Андрея Первозванного под началом главного железнодорожника страны Владимира Якунина. Фонд не впервые занимается перевозкой священных грузов. Более того, это одно из основных направлений его деятельности. И то сказать, рядовому православному ездить на поклон к святым реликвиям на Афон или в Иерусалим не по карману, а тут привозят тебе их прямо на дом. И то, что делает это организация, имеющая прямое отношение к транспорту, вполне логично.

Однако на этот раз все обстоит иначе. Принесение мощей – начало двухлетней общественной благотворительной программы «Александр Невский». Ее задача, как заявляет руководство фонда, – укрепление российской государственности и формирование нового поколения национальной элиты.

Очередное прославление Александра Невского вполне вписывается в нынешние государственно-церковные отношения. Он ведь не просто святой, он еще и князь, который положил немало сил на удержание своей княжеской власти. С востока на него наседала Орда, с запада – тевтоны. Но с татарами Александр сумел договориться, а псам-рыцарям всыпал по первое число. Все это нам хорошо известно по великому фильму Эйзенштейна, сделанному по заказу товарища Сталина. Тот хорошо понимал, как киношный князь может послужить делу воспитания патриотизма. И еще и полководческий орден назвал в его честь. Нынешняя кампания по возвеличению святого князя строится по сходному образцу.

Разве что церковь у нас теперь не гонима, а совсем наоборот, и канонизированный ею государственный деятель являет собой отличный пример добрых отношений церкви и государства.

Но при чем здесь мощи? Вряд ли дело лишь в профессиональных навыках Владимира Якунина, опытного перевозчика священных грузов.

Почитание мощей началось в церкви с первых веков ее существования. Это были нетленные останки мучеников, принявших смерть за веру. Церковь утверждала, что на них пребывает благодать Божья. Мучителям-язычникам культ мощей резко не понравился. Воспитанные в духе многобожия и магии, они решили, что таким образом христиане создают себе новых богов, от колдовских чар которых следует защищаться. Поэтому тела мучеников стали топить в море и сжигать на кострах. Но христиане бережно собирали кости и прах страдальцев и хранили их, как драгоценность. В III веке было решено, что литургия может совершаться лишь на мощах мучеников, V Карфагенский собор постановил, что на них должны возводиться храмы, а VII Вселенский собор утвердил учение о почитании мощей. Оно основывалось на идее обожествления плоти святых подвижников и на вере в чудеса, которые совершаются при их посредстве. Не удивительно, что культ мощей стал одним из столпов народной религиозности и прекрасно сохранился в католической и православной церквях.

Этим и решили воспользоваться пришедшие к власти большевики, которые считали освобождение народа от религиозного дурмана первоочередной задачей. Осквернение мощей показалось им прекрасным инструментом для ее осуществления. В отличие от римских гонителей христианства они не верили в магическую силу святых останков. Совсем наоборот – считали такую веру пустым суеверием. И теперь хотели убедить в этом обманутый народ. Смотрите, мы делаем с мощами все что угодно. Но карающая десница Божья не опускается на наши головы. Ergo, ее не существует.

Церковь было мало уничтожить, ее надо было лишить ореола святости. Весь пыл своей веры массы должны были направить на государство.

Мощи перенесли в музей атеизма – пусть народ видит, что они всего лишь щепоть праха и горсть костной трухи. То есть экспонат, наглядно иллюстрирующий отсутствие иного бога, кроме богов победившего пролетариата. Чьи искусно мумифицированные останки (наука – вот настоящее чудо!) гордо выставили в Мавзолее.

Сейчас все переменилось. Мощи вернулись в храмы и вновь стали предметом почитания верующих. Но государство живет по прежним законам: главное для него – укрепление своего могущества, для которого каждое лыко в строку. Вот и княжеским останкам отвели ответственную задачу – воспитание людей в духе патриотизма, сплочение их вокруг власти.

Получается, что вопреки переменам мощи играют прежнюю политическую роль. Роль средства в борьбе за правильную идеологию. То есть агитпропа.

И это не имеет ничего общего с тем, за что почитает их верующий люд, для которого они залог надежды на жизнь вечную и обещание чуда.

Именно поэтому осквернение мощей большевиками и не причинило вреда церкви. Удар был нанесен мимо цели. Те, кто верил, лишь укрепился в вере, а неверующие не обратили на кампанию особого внимания. Их занимало другое – борьба за светлое будущее всего прогрессивного человечества. Ровно таким же образом нынешняя попытка использовать мощи в целях укрепления государственности и воспитания национальной элиты не выполнит ни ту ни другую задачу.

Верующие будут идти в храм, чтобы попросить помощи у святых заступников и возрадоваться чуду. А у неверующих и других дел по горло.

Например, как выжить в стране, где новая элита с завидным проворством делит пожитки старой, не обращая внимания на невольных свидетелей этого увлекательного занятия. 



Источник: Газета.RU, 24.09.07,








Рекомендованные материалы



Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.


Увидимся

Бойкий ли газетный колумнист, звонкий ли голос телерадиоведущей говорит: «Подведем некоторые итоги уходящего года». Он и во мне сидит, этот назойливый голос, взыскующий «итогов». Хотя, скажем прямо, не такой уж он звонкий.