Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.09.2007 | Колонка

Пустые хлопоты

Поддерживать диалог всегда лучше, чем конфликтовать

Есть в дипломатической практике особый вид переговоров. Они ведутся при очевидной неготовности сторон достичь согласия. Весь их смысл заключается в том, что они вообще ведутся. Обычно в таких случаях говорят, что поддерживать диалог всегда лучше, чем конфликтовать. Представляется, что именно эта судьба уготована российско-американским переговорам относительно возможного совместного использования радиолокационных станций системы раннего предупреждения о ракетном нападении в азербайджанской Габале и вблизи Арзамаса.

18 сентября в Габале встретились российские и американские военные эксперты. По итогам встречи руководители делегаций сделали положенные кисло-сладкие заявления.

Мол, полны желания сотрудничать и пообещали дать рекомендации главам военных и внешнеполитических ведомств двух стран, которые встретятся в октябре. Одноко маловероятно, что и те переговоры закончатся позитивно.

Когда три месяца назад на ежегодной встрече «большой восьмерки» Владимир Путин предложил американскому президенту использовать габалинскую РЛС, это выглядело как довольно изящный выход из тупика, в который Россия и США сами себя загнали. Напомню, что в ответ на откровенно политиканское решение США развернуть радар и ракеты-перехватчики глобальной системы ПРО в Восточной Европе Москва заявила, что это угрожает безопасности России. И пообещала ответить «асимметрично». Начались разговоры о развертывании ядерных ракет в Калининградской области, дабы взять под прицел объекты в Чехии и Польше.

Но после того как Путин сделал свое предложение, показалось, что, максимально взвинтив ставки, Москва предлагает партнерам компромисс.

Совместное использование РЛС в Габале, а в перспективе — РЛС вблизи Армавира давало возможность аккуратно «спустить на тормозах» все претензии и угрозы России. При этом высказывались предположения, что взамен Кремль получит гарантии того, что США благожелательно отнесутся к любому сценарию передачи власти в России. Многие эксперты сочли, что Путин получил эти гарантии во время совместной рыбалки с Джорджем Бушем.

Однако теперь выясняется, что все эти построения – на песке. Ясность внес человек, далекий от политики, который, беседуя с журналистами, четко очертил пределы своей компетенции и отказался отвечать на вопросы, которые за нее выходят. В минувшую субботу заместитель начальника штаба Космических войск генерал-майор Александр Якушев рассказал о подготовке к встрече российских, американских и азербайджанских экспертов в Габале. По словам генерала, россияне хотели продемонстрировать американцам все возможности станции по отслеживанию ракетных пусков в Иране. "Наша главная задача на этих консультациях, — сказал генерал, — приостановить развертывание элементов системы ПРО в Восточной Европе — в Чехии и Польше". Единственная возможность достичь этой цели – убедить американцев, что РЛС в Габале и Армавире могут быть включены в создаваемую США систему противоракетной обороны. Оказалось, однако, что перед российской делегацией поставлена задача практически невыполнимая.

«Американцы решили купить двустволку, а мы предлагаем взамен подзорную трубу», — так не без иронии охарактеризовал сложившуюся ситуацию один из ведущих отечественных экспертов генерал-майор в отставке Владимир Дворкин.

Действительно: станции российской системы предупреждения о ракетном нападении могут лишь зафиксировать пуск ракеты. Они не могут обеспечить целеуказание для ракет-перехватчиков. То есть надо было специально придумать, как вписать эти РЛС в систему американской ПРО. Если российские эксперты и должны были в чем-то убеждать американцев, так это в возможности сделать это. И глава американской делегации генерал Патрик О'Рейли, похоже до сих пор уверен, что русские демонстрировали РЛС именно для того, чтобы доказать: РЛС может быть включена в ПРО. "Мы должны посмотреть, как эта станция взимодействует с другими нашими станциями такого же типа, и как она вписывается в общую систему ПРО", заявил он по итогам консультаций.

Но, оказывается, такой задачи не ставится вовсе. Генерал Якушев откровенно сказал об этом. По его словам, российские РЛС изначально не предполагалось включать в архитектуру ПРО США. Москва предлагает совсем другой вариант. В соответствии с ним американцы добровольно отказываются от планов развертывания элементов глобальной ПРО в Европе. А взамен получают возможность наблюдать с помощью российских РЛС за реализацией иранской ракетной программы. Согласно российскому плану, противоракетную оборону можно успеть построить в период между первым успешным испытанием ракеты средней дальности в Иране и постановкой ракеты на боевое дежурство – то есть за 3-5 лет.

Одна проблема – Соединенные Штаты с этим совершенно не согласны. Генерал Генри Оберинг, глава агентства по противоракетной обороне уверен, что Иран продемонстрирует свои достижения в ракетной области уже очень скоро:

«В ближайшие месяцы угроза станет более явной – и ее больше нельзя будет игнорировать… Более явной ее сделает Иран. Он очень интенсивно работает над своей ракетной программой. С учетом его успехов и прогресса я исхожу из того, что вскоре Иран предпримет шаги, которые сделают опасность явной», — сказал генерал.

Надо сказать, что такой подход имеет все основания. Авторитарный режим обладает возможностью в глубокой тайне довести оружие до высокой степени готовности. Вспомним, как в 1998 году Северная Корея неожиданно для всех запустила ракету, которая перелетела через Японию. И тем повергла в шок не только японских, но и американских экспертов. В данном случае то, что КНДР не удалось больше повторить этот успех, не имеет значения. Достаточно одного успешного пуска, чтобы нанести ущерб ближним и дальним странам. И уж подавно нет нужды в длительных испытаниях, чтобы начать производство этих ракет, дабы угрожать тем, кого Тегеран считает врагами.

Из этого следует, что Вашингтон по определению не может согласиться с российским подходом.

Ведь в основе концепции ПРО лежит идея о том, что территория страны должна быть надежно защищена от любых даже потенциальных, а не уже нависших угроз. Москва же предлагает сначала убедиться в наличии угрозы, а уже потом готовиться отвечать на нее. А значит, создание системы ПРО будет продолжаться при любых обстоятельствах. Стало быть, заявляя о том, что российские станции слежения ни при каких обстоятельствах не будут включены в американскую ПРО, Москва сужает зону компромисса, если не уничтожает вообще его возможность.

Если так, то Кремль решил поднимать ставки в противостоянии и тянуть переговоры до президентских выборов, переключая тем самым внимание Вашингтона с процесса передачи власти на военные вопросы.



Источник: "Ежедневный журнал", 19.09.2007,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.