Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.07.2007 | Pre-print

Afterpoems

Стихи из новой книги Евгении Лавут

публикация:

Стенгазета



Текст: Евгения Лавут

Евгения Лавут — поэт, переводчик. Родилась в Москве в 1972 году. Окончила романо-германское отделение филологического факультета МГУ. Автор двух стихотворных сборников — «Стихи про Глеба, Доброго Барина, царя Давида, Фому и Ерему, Лютера и других» (1994) и «Амур и др.» (2001). Стихи, собранные в настоящей книге, написаны в последние пять лет.


«Рыба» ласково называли детей в Херсоне

Оттого что на воде держались как деревяшки

Оттого что вместо пяток у них ладошки

А на ладонях шелковичные пятна.

У меня чешуя прилипла к крашеным доскам

Трава застревает в жабрах.

У меня там умерли две белые кошки

Несколько кур и дворовая собака,

Прабабка и прадед

Дед, бабка, отец  и тетка:

Все они родились в рубашке

В теплые осени, в нехолодные зимы,

Но забыли, что ли, застегнуться,

Хотя вряд ли это повлияло.


***
хорватские дети не спят

над морем не тихо не тихо

а тут у меня аки клад аки склад

mi hijo и рядом mi hijo


их хочется молча стеречь

под розовых плеч шелушенье

дочесть докурить и не лечь

такое простое решенье


на сутки поставит печать

рассвет, и  добавит их к папке

где они будут вечно как чайки кричать

ища свои пляжные тапки


***
так ловко позвали как будто за каким подарком

и годы идем утопая в пыли по локоть

походный монастырь барабанщики копьеносцы

липнет белье к нагретым на солнце латам


льнем к чужим крепостям как голуби к мусорным бакам

жжем тополиный пух чтобы не замечать старенья

покупаем новых взамен умершим собакам

женимся на пленных глядим туземные представленья


марьину рощу как будто называл католик

по марьиному лицу дождь и ветер прошлись стамеской

запахи молока и рыбы смешались в ее подоле

когда она несла в нем неожиданного младенца


тихо бы выспаться в одной из ее пазух

где духота расслабленна и тьма кромешна

не услыша бой барабанный

но на улице радио москва говорит, говорит -  не вырезая пауз -

о том что смерть неизбежна

от лефортовской набережной до басманной


***
только не ехать не топтать других городов

не задеть суровое время горящих туров

не перепутать кафе не переплатить

в сумерки у берега стройки не остаться без провожатых


вот такие мои были страхи пока не гря

нул некий туш и некий был сброшен полог

и они вдруг стали -  как в пятне фонаря

волоски травы и лужицы осколок 


***
Когда Катя говорит «Левка» и бабушка говорит «Левка»,

Чувствуется, что они одного помола

И мешок с ними держит невидимая веревка,

А  на нем надета невидимая ермолка.


И сидит тот мешок как чучелко смоляное,

Незнакомцев притягивая и пугая.

А я другая:

Мне что брат, что сват, что Яша, что Никита, что Оля.











Рекомендованные материалы


23.01.2019
Pre-print

Последние вопросы

Стенгазета публикует текст Льва Рубинштейна «Последние вопросы», написанный специально для спектакля МХТ «Сережа», поставленного Дмитрием Крымовым по «Анне Карениной». Это уже второе сотрудничество поэта и режиссера: первым была «Родословная», написанная по заказу театра «Школа драматического искусства» для спектакля «Opus №7».

26.10.2015
Pre-print

Мозаика малых дел — 17

Театр начинается с раздевалки. Большой театр начинается с Аполлона, который, в отличие от маршала Жукова, правит своей квадригой на полусогнутых. Новенький фиговый листок впечатляет величиной, больше напоминает гульфик и сгодился бы одному из коней. Какое счастье, что девочка, с которой я учился в одном классе, теперь народная избранница.