Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.06.2007 | Искусство

Таракан попал в историю

Йоко Оно в ЦУМе

Йоко Оно приехала к нам со своей выставкой "Одиссея таракана" в качестве "специального гостя" Второй Московской биеннале современного искусства – приехала с сильным опозданием (биеннале давно закрылась), но с непоколебимым почетным статусом special guest. Начальство, как известно, не опаздывает – оно задерживается. А то, что вдова битла Джона Леннона входит в царственный пул международного арт-сообщества, было видно и по числу гостей на вернисаже, и по количеству фото- и кинокамер, и даже по тому, как специально нанятые (англоговорящие, кстати) секьюрити оберегали героиню праздника от поклонников.

Йоко Оно появилась в Москве триумфатором, на гребне славы, просто народной героиней.

Но вот спросите народ, что он знает об Оно – художнице, композиторе, кинорежиссере, авторе авангардистских акций на стыке жанров, думается, тягостное молчание станет ответом. А ведь творческая карьера представителя старинной аристократической японской династии, ставшего после переезда в США завзятым радикалом, членом движения "Флюксус", целью которого было нарушить все возможные арт-конвенции, началась задолго до того, как в 1966 она познакомилась с будущим мужем Джоном Ленноном.

И еще: эстетика и философия Оно очень проста, доступна, и хоть художницу относят к стерильно-интеллектуальному концептуализму, так только, видимо, из-за того, что она не пользуется холстом и красками.

На самом деле все работы Йоко Оно - политическо-этический агитпроп на вечно злободневные темы: насилие, война и мир, бесчеловечность буржуазного общества, пацифизм, феминизм, экологизм etc. Все очень наглядно, резко, жестко, часто с использованием собственной персоны ("На себе не показывай" – завет, к Йоко Оно неприменимый). Она – в самом деле "народная" художница.

И потому в той же России обречена на непонимание, несмотря на все продемонстрированные атрибуты коллективной любви и массового поклонения.

Для знатоков-эстетов, экспертов по contemporary art, ее творчество кажется примитивным, вторичным, слишком незатейливым. Эффектным, масштабным, дорогим, чтобы быть радикальным. И слишком публицистическим, чтобы стать эзотеричной философской игрушкой. А широкая российская публика настолько социально индифферентна (в самом деле, своих забот хватает!), что призывы уважать права женщин или прекратить глобальное смертоубийство у нас не пользуются общественным спросом. Так что Йоко Оно дано оставаться живым придатком к покойному мужу, ходячим сувениром, красивой облаткой, суть которой не интересна. Так что, наверное, в самом деле ее выставке – самое место в ЦУМе.

Магазин был выбран оттого, что еще не пущенный в эксплуатацию последний этаж нового здания-пристройки универмага уже использовался во время нынешней Московской биеннале для показа американского видеоарта. И этот гигантский цементный бокс понравился самой Йоко Оно, которая призналась, что он – лучшее пространство для ее привезенного проекта, прежде уже показывавшегося в Нью-Йорке и Лондоне.

Он называется, как и было сказано, "Одиссея таракана" и представляет собой взгляд на бессмысленно жестокую историю XX века презренного насекомого, которое тут выступает этаким незаинтересованным созерцателем человеческой глупости и единственным положительным персонажем.

Гигантские модели ботинка, наручных часов, люстры, тарелки, кресла, перевернутого стола дают представление о тараканьей оптике. А гигантские лужи крови у каждого из объектов - о человеческой ментальности. Апогей – трехметровая бейсбольная бита с красными подтеками: какой-то homo sapiens использовал ее не по назначению (хотя, кажется, сегодня назначение биты - быть прежде всего орудием киллера). Есть еще огромные фотографии уличных убийств, разрушенных при бомбежке домов, изувеченных детей. Книги, обувь, и тряпье в мышеловках-боксах: напоминание об Освенциме и нацистских кострах. Цитата из речи Геринга на Нюрнбергском процессе и лес подвешенных на лесках военных касок. И радуга в конце туннеля (туннеля в буквальном смысле – длинного темного коридора): напоминание о хиппистских идеалах молодости автора.

Что тут непонятного? Откровенный и внятный месседж, сделанный при этом на языке современного искусства. Но вот говорят, что на выставке нет посетителей. И лишь на вернисаже был лом.

Все хотят увидеть Йоко Оно, а не самих себя тараканьи-пацифистскими глазами.

И, может быть, в таком случае подобием таракана является сама Йоко Оно - раритет, экстравагантное существо, пришелец из другого, непонятного мира?



Источник: "Культура", №22,2007,








Рекомендованные материалы


Стенгазета

Мрачные страницы академической музыки

Автор не претендует на глобальное исследование, а лишь с иронией рассказывает о мрачных фактах из мира академической музыки. Вся книга построена на небольших эссе в пару страниц, где Рейборн описывает разнообразную бесовщину и прочие странности из жизни композиторов. Тут тебе обоснование почему нельзя писать больше 9 симфоний, как скончаться с гангреной из-за дирижирования и куда делась часть Бетховена после его смерти.

Стенгазета
04.12.2019
Книги

Люби, даже если страшно

Бьянка Мараис очень старается быть толерантной и мягкой. Она пишет простым и красивым языком, описание событий захватывает и заставляет сочувствовать. В то же время Мараис делает акцент на проблемах общества – и не только расовой ненависти. Иногда кажется, что автору захотелось включить в повествование сразу все беды современного мира.