Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.06.2007 | Колонка / Общество

Переговоры будут долгими

Бушу предстоит трудный выбор

Лет двадцать пять назад советские газеты наверняка вышли бы под шапками «Мирное наступление СССР». На прошлой неделе Владимир Путин предложил «другу Джорджу» включить радиолокационную станцию, которую Азербайджан сдает России в аренду, в американскую систему противоракетной обороны. И тут же Москва еще раз озадачила западных партнеров. По ее инициативе в Вене созвана конференция по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ).

Это соглашение устанавливает лимиты на определенные виды военной техники и возможности концентрации вооруженных сил. Благодаря ему все государства получали гарантии, что на них не будет совершено внезапное нападение.

Напомню, что в Послании Федеральному собранию Владимир Путин резко критиковал страны НАТО за отказ ратифицировать адаптированный вариант ДОВСЕ. Российский президент пригрозил объявить мораторий на выполнение обязательств по договору. Ожидалось, что на конференции и будут обсуждаться возможности ратификации ДОВСЕ государствами НАТО, то, каким образом в ратификационные документы можно внести натовское требование о выводе российских войск из Грузии и Молдавии.

Но Москва сыграла на опережение, предложив некую «дорожную карту» по реанимации ДОВСЕ. «Карта» состоит из шести пунктов:

1. Возвращение Латвии, Литвы и Эстонии в договорное поле, из которого они "выпали" в 1991 году;

2. Понижение суммы разрешенных договором вооружений и техники стран НАТО в целях компенсации потенциала, приобретенного альянсом в результате двух "волн" расширения;

3. Принятие политического решения об отмене фланговых ограничений для территории России;

4. Разработка общего понимания термина "существенные боевые силы" и проявление соответствующей сдержанности в период до его согласования;

5. Вступление в силу Соглашения об адаптации ДОВСЕ не позднее 1 июля 2008 года;

6. Разработка условий присоединения к ДОВСЕ новых участников и дальнейшая модернизация договора.

То есть Москва требует идти гораздо дальше мер, предлагаемых адаптированным ДОВСЕ, который для нее и так чрезвычайно выгоден. По сути, она требует резкого снижения военного потенциала НАТО.

Логика здесь такая. В результате приема в Североатлантический альянс стран Центральной и Восточной Европы совокупная численность войск государств НАТО составила около трех миллионов военнослужащих, то есть втрое больше российской армии. Это выглядит несправедливым, только если исходить из того, что НАТО противостоит России, как она некогда противостояла СССР. Получается, что Москва отвергает концепцию адаптированного ДОВСЕ, который ушел от блоковой концепции и ввел лимиты для каждого из европейских государств, а также ограничил возможности концентрации военной мощи по географическим районам Европы.

Предлагая разработать компенсанаторные меры, Москва по сути возвращается к первоначальной концепции договора, который в былые времена подписывался между НАТО и странами Варшавского договора. При этом она сама желает играть роль Варшавского договора.

Понятно, что Москва предлагает своим европейским партнерам чрезвычайно длительные переговоры по модернизации соглашения, актуальность которого, мягко говоря, сомнительна. Даже не ратифицировав адаптированный ДОВСЕ, государства НАТО выполняют его положения, не считая нужным наращивать свои вооруженные силы до установленных лимитов. Многие эксперты полагают, что общеевропейская интеграция, важным элементом которой является интеграция России, гораздо эффективнее ДОВСЕ гарантирует невозможность агрессии. Но Москва стоит на своем, старательно делая вид, что всерьез опасается натовской агрессии.Та же история с Габалинской РЛС. В печати уже начались споры экспертов относительно того, можно ли ее интегрировать в ту американскую ПРО, которая создается в настоящее время.

Скептики указывают, что станция Системы предупреждения о ракетном нападении предназначена для того, чтобы зафиксировать пуск баллистической ракеты и определить траекторию ее полета.

И в случае если выяснится, что ракеты летят к России, немедленно проинформировать высшее военно-политическое руководство, чтобы оно приняло решение об ответном ударе. РЛС создавалась в эпоху ядерного противостояния, когда безопасность гарантировалась способностью нанести агрессору неприемлемый ущерб. Поэтому станция в Габале не обладает возможностью целеуказания для противоракет.

Оптимисты же, напротив, утверждают, что необходимая модернизация будет гораздо дешевле и эффективнее, чем строить третий позиционный район ПРО в Польше и Чехии.

На мой взгляд, споры эти – пустые. Судьба предложения Путина зависит не от способности РЛС в Габале обеспечивать перехват иранских ракет. Спор вокруг ПРО — это состязание в политиканстве. Буш, стремясь потрафить американскому общественному мнению, начал развертывать систему стратегической противоракетной обороны, эффективность которой более чем сомнительна. Чехия и Польша, желая продемонстрировать верность США, а вовсе не потому, что боялись иранских ракет, выразили готовность разметить на своей территории  элементы ПРО. Путин сделал вид, что всерьез опасается американской ПРО, и стал пугать Вашингтон «асимметричным» ответом, а Европу перенацеливанием ракет. К серьезному военному планированию, анализу реальных рисков и угроз все это имеет лишь косвенное отношение.

На самом деле, Буш не будет выбирать, какая РЛС – в Чехии или в Азербайджане — эффективнее. Он будет выбирать, что ему политически важнее – демонстрация стратегического сотрудничества с Москвой или демонстрация верности «новых европейцев».

Выбор довольно сложный, администрация США постарается его максимально оттянуть. Сделать это трудно. В этой ситуации самое простое – затеять долгие переговоры. Вот и начальник российского Генерального штаба Юрий Балуевский сообщил, что переговоры между российскими и американскими военными могут начаться после встречи Буша и Путина в июле.

Собственно говоря, именно этого и добивалась Москва все последние годы.

По мнению Кремля, подобные переговоры хоть по ПРО, хоть по ДОВСЕ автоматически поднимают статус России, возвращают ей положение великой военной державы. И тогда наши партнеры концентрируются на всевозможных военно-технических деталях, начинают уговаривать Россию пойти на те или иные компромиссы. А такие незначительные и малопригодные для переговоров темы, как свободы и права граждан великой военной державы, способы передачи власти в стране, благополучно уходят на второй план.    



Источник: "Ежедневный Журнал", 14.06.2007,








Рекомендованные материалы



Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.


Возвращение символа

Нет сомнений, что коррупция является одной из главных, если не самой главной проблемой Украины. Чиновничество этой страны, что называется, на корню куплено противоборствующими олигархическими кланами. И вот в страну вернулся человек, который пусть и потерпел поражение в этой борьбе в бытность одесским губернатором, но, по крайней мере, выиграл несколько сражений.