Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.06.2007 | Колонка / Наука / Общество

Клетки на замке

Какие последствия может иметь неожиданное эмбарго на вывоз биообразцов

Есть такой старый советский анекдот: человек, с огромным трудом добившийся разрешения на выезд из страны, проходит таможню. И ему в порядке последнего издевательства сообщают, что попугай, которого он хочет взять с собой, вывозу не подлежит - мол, этот вид можно вывозить только в виде чучела или тушки. И тут попугай из клетки высказывает свое мнение: "Хоть тушкой, хоть чучелом - только побыстрее отсюда!".

Видимо, этот анекдот дошел, наконец, до таможни: Федеральная таможенная служба РФ запретила на неопределенный срок отправку за пределы страны любых человеческих биоматериалов - от волос до образцов крови. В качестве причины этого решения таможенники ссылаются на некую "инициативу Минздрава". Сам Минздрав в лучших традициях детского сада ("Марьиванна, это не я, он сам стукнулся!") утверждает, что не имеет к этому шагу никакого отношения и ничего не знал о его подготовке.

В отсутствие внятных официальных объяснений набирает популярность версия, что на самом деле инициатива исходила от ФСБ, заподозрившей, что драгоценные русские клеточки направляются прямехонько в зловещие центры разработки биологического оружия. Где в них расшифруют генетический код и сделают "этническое оружие", избирательно поражающее коренное население России.

Опровергать версию, которую никто официально не высказывал, - дело неблагодарное. Но поскольку несколько профессиональных борцов с биотехнологиями уже успели выступить в их поддержку, пару слов о химере "этнического оружия" сказать все-таки придется.

Она действительно была в моде в определенных кругах на рубеже 70-80-х годов прошлого века: если бы удалось сделать такие боевые культуры, которые косили бы солдат противника, не трогая "своих", это решило бы сложнейшую проблему - как занимать территорию, подвергшуюся действию биологического оружия. Увы, генетико-популяционные исследования не оставили военным надежд. Если представителей разных рас (скажем, европейцев и африканцев) еще можно отличить по конкретным генам, то никаких "русских" (равно как "немецких", "американских" и т.д.) генов не существует в природе: все генные варианты русского населения можно найти и среди стопроцентных американцев, хотя у них там будут другие частоты.

Конечно, как наши доблестные чекисты относятся к науке и ее методам - легко видеть по уголовным делам последнего времени. Вполне может быть, что они предпочитают верить не ее космополитическим измышлениям, а, скажем, глубоко национальной и проверенной веками магии вуду - мастера которой как раз и собирают плевки и срезанные ногти, чтобы наслать на их источник адресную порчу.

Беда в том, что даже если верить в возможность создания "этнического оружия", мера ФТС все равно лишена смысла. Ежегодно за пределы страны выезжает по разным надобностям около 5 миллионов граждан России - каждый из которых, между прочим, вывозит с собой весь набор биологических материалов. Зловещим создателям вирусов-убийц не нужно заключать дорогостоящие контракты с российскими клиниками - им достаточно прошмонать мусорные корзины недорогих гостиниц Кипра и Антальи в поисках использованных прокладок и презервативов. Оно и проще, и дешевле, и материал достовернее.

Можно и дальше мусолить версии из третьеразрядных фильмов ужасов - вроде неведомых "скандалов с органами для трансплантации" (я могу припомнить лишь историю четырехлетней давности, когда доблестные правоохранительные органы прислали группу захвата прямо в операционную московской городской больницы #20, а потом не смогли объяснить трем судам подряд, в чем же состояло "преступление" выполнявших свой долг врачей).

Но разбираться с этими намеренными вбросами заведомой дезинформации - только даром тратить время. Гораздо уместнее попытаться понять, какие последствия может иметь неожиданное эмбарго на вывоз биообразцов.

Известно, что многие продвинутые российские клиники активно участвуют в многоцентровых клинических испытаниях новых лекарственных средств и процедур. Это нужно фирмам-разработчикам: без положительных результатов таких испытаний ни одно новое средство не получит одобрения ни в США, ни в ЕС, ни в других более или менее приличных странах. Это выгодно клиникам: разработчики обеспечивают их лекарствами и оборудованием, хорошо приплачивают врачам за дополнительный труд. Это хорошо для больных, получающих доступ к самым современным средствам и методам лечения. (Для тех, кто принимает всерьез болтовню об "использовании наших людей вместо подопытных кроликов", поясняем: те же средства по тому же протоколу испытываются и в клиниках развитых стран. Требование проверки нового средства в разных странах входит в стандарт испытаний.) Это, наконец, полезно для системы здравоохранения в целом: возможность участия в испытаниях дает клиникам стимул повышать свой уровень (как правило, такие пробы проводятся в клиниках, имеющих сертификат GCP (good clinical practice)) и лучше всяких курсов повышения квалификации знакомит персонал с современными методами лечения и ухода.

Но прямой контакт медицинских учреждений с крупнейшими зарубежными компаниями не вписывается в складывающуюся (вернее, воссоздаваемую) в России модель общества, где ничто не может происходить без ведома и одобрения начальства и только оно может выбирать, кто достоин работать с "фирмачами". Еще резче выламывается из этой модели упорная невосприимчивость экономических схем клинических испытаний к понятиям "откат", "крыша" и "контроль над финансовыми потоками". Отсюда и рождается желание поставить на место оборзевших эскулапов и перекрыть им источник независимых доходов. Благо подходящие страшилки всегда найдутся: "разбор людей на органы", "генетическое оружие" и прочая растрата семенного фонда.

...Известно, что раковые клетки, живя за счет покоренного организма, не только не пытаются уменьшить наносимый ими ущерб и тем продлить свое существование, а напротив, словно бы стремятся как можно скорее его погубить. Иногда развитые опухоли даже выбрасывают в кровь мощный залп вазомоторных гормонов, способный привести к остановке сердца и мгновенной смерти организма - а вместе с ним и его убийц. Действия российских властей (и особенно - силовиков) в последнее время все чаще напоминают этот феномен.



Источник: "Грани.Ру", 31 мая 2007 года,








Рекомендованные материалы



Высокие процентные отношения

Заранее, чтобы не томить уважаемую публику, скажу, что по результатам опроса постоянно действующий президент стал моральным авторитетом примерно для трети опрошенных, а, допустим, тоже не бездействующий патриарх Кирилл набрал что-то около одного процента.


Смысл российской демократии

Когда-то считалось, что демократия – это в том числе и право граждан на выбор. Разные политические партии, выпрыгивая из собственных штанов, старались понравиться избирателю, строили ему глазки, клялись в любви до гроба, обещали, если что, жениться. В общем, занимались черт знает чем, какой-то бессмысленной и к тому же затратной ерундой. Во многих странах, как это ни прискорбно, занимаются этим до сих пор. Ну, что взять с отсталых!