Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

02.04.2007 | Колонка / Общество

Хартия о добровольной кастрации

Российская власть превзошла в тяге к секретности саму себя

Тяга кремлевских начальников к конспирации общеизвестна. Любое кадровое решение превращается в тайную операцию – все готовится в обстановке глубочайшей секретности, и только что отставленный от дел чиновник узнает обо все из сообщений СМИ. Бежать к покровителям, жаловаться и интриговать уже бесполезно. Только что со всем этим столкнулся один из самых неутомимых строителей властной вертикали – уже бывший председатель Центризбиркома Александр Вешняков.

Но на этой неделе стало известно о некоей политической акции, при подготовке которой российская власть превзошла в тяге к секретности саму себя.

Как сообщила газета «Ведомости», представители Администрации президента ведут тайные переговоры с 10 политическими партиями (теми, чьи руководители были приняты президентом в конце прошлого года). В ходе этих переговоров от партий требуют подписать некую «Хартию о противодействии экстремизму», проект которой написан в Кремле и выдвинут всегда готовой «Единой Россией».

Первоначальный проект документа по существу представлял собой декларацию о прекращении политической деятельности вообще. Он содержал, в частности, обязательство «не допускать экстремистских заявлений и действий, способных подорвать общественно-политическую стабильность, внести раскол в российское общество». Практически это означало бы согласие на сохранение на вечные времена существующей системы бюрократической власти. Ведь любая ее критика будет трактоваться как подрыв этой самой «общественно-политической стабильности». А любая попытка предложить иной альтернативный взгляд на происходящее в нашей стране могла бы рассматриваться как стремление «внести раскол».

Говорят, что в ходе секретных переговоров Администрация президента отказалась от этих одиозных положений. В результате лидеры политических партий, по данным Кремля, согласились подписать документ.

И тут-то обнаруживается самое странное. Потенциальные подписанты, которые вроде бы объединились ради благой цели и, более того, добились от Администрации отказа от очевидно антидемократических положений, решительно не радуются своему успеху. А в подавляющем большинстве отказываются от каких-либо комментариев. Те же, кто берется что-то объяснять, говорят нечто маловразумительное.

Сергей Иваненко, заместитель председателя «Яблока», пожаловался «Ведомостям», что поправки в «Хартию», предложенные его партией, не были учтены в окончательной редакции. И, тем не менее, «раз мы выступили инициаторами и свои предложения внесли, не подписать не могли». Возникает вопрос, чего же они все так стесняются. Стесняются до такой степени, что, по некоторым данным, подписанная «Хартия» так и не будет предана огласке.

Если так случится, то Россия обогатит мировую политическую практику чем-то совершенно невиданным. До сих пор секретные соглашения существовали в практике межгосударственных отношений (да и то, это относилось по большей части к веку минувшему). Отношения же между партиями, каждая из которых претендует (по крайней мере, в теории) на то, что именно она выражает мнение значительной части граждан, по определению должны быть предельно открытыми и прозрачными.

Сейчас же они собираются подписать некий протокол, который будет представлять секрет от их собственных избирателей. Можно только догадываться, какие положения этого документа заставляют российских политиков так стесняться.

Осмелюсь предположить, что из текста «Хартии» прямо или косвенно следует, что к экстремистам, с которыми подписанты обязуются не поддерживать никаких связей, относят тех, кто не желает протестовать против всевластия бюрократии шепотом. Те, кто считает, что нынешние правила политической борьбы написаны политическими шулерами. Те, кто готов воспользоваться зафиксированным в Конституции правом на гласный протест, правом на проведение демонстраций. Речь, конечно же, о «Другой России».

Вот эту-то коалицию общественных организаций и относят в Кремле к экстремистам. Как раз с этими «нарушителями общественного спокойствия» и хочет кремлевская Администрация запретить общаться «приличным» партиям, чье существование получило высочайшее одобрение. Близкие к Кремлю политологи не очень это и скрывают. Так, Глеб Павловский говорит, что "Хартия противодействия экстремизму" должна положить конец заигрыванию некоторых политических партий, в первую очередь коммунистов и "Яблока" с, как он выразился, "нелегальными политическими силами". Но, взяв на себя подобные обязательства, партии, именующие себя оппозицией, оказываются в ловушке. Ведь никуда не деться от того, что «Другая Россия» предельно ясно и четко говорит о преступлениях власти, на которые «легальная оппозиция» предпочитает лишь намекать. Когда в Питере власти сняли «Яблоко» с выборов, членам этой партии и ее избирателям просто не осталось другой возможности выразить свою позицию, кроме как выйти на организованный «Другой Россией» «Марш несогласных». Нет никаких сомнений, что по мере дальнейшей зачистки политического поля эта ситуация будут повторяться.

Подписание же акта о самокастрации и вовсе сужает российским политикам пространство для маневра.

В этом случае неизбежен конфликт и с рядовыми членами партии, и с избирателями. Вот уже и видный деятель «Яблока» Алексей Навальный заявляет «Ежедневному Журналу», что решительно не согласен с позицией руководства. И это прекрасно понимают те, кто сегодня подписывает секретные протоколы в тиши кремлевских кабинетов. По сути — это личные обязательства конкретных политиков не иметь дел с «Другой Россией». Очевидно, что таким образом они предполагают снять с себя ответственность за действия рядовых членов своих партий. Может быть, таким способом и удастся избежать упреков из Кремля. Но это верный способ и вовсе потерять свои партии.



Источник: "Ежедневный Журнал", 30.03.2007,








Рекомендованные материалы



Почему «воруют сотнями миллионов»

Вспомним хоть Николая Павловича с горечью говорившего наследнику престола: «Сашка! Мне кажется, что во всей России не воруем только ты да я». Однако что Николаю, что Путину идеальной системой руководства представляется пресловутая вертикаль власти — некая пирамида, на каждом ярусе которой расположены трудолюбивые и честные чиновники, которые денно и нощно реализуют спущенные сверху гениальные замыслы, вроде нацпроектов. Но по какой-то странной причине никак не удается подобрать нужный человеческий материал.


Дедовщины — нет, а расстрел — есть

Как показывает опыт, после таких трагедий следует поток заявлений от тех, кто стал жертвой насилия. И, что гораздо хуже, начинается эпидемия расстрелов, когда одетые в военную форму мальчишки вдруг видят в убийстве сослуживцев выход для себя. Так было в 1990-х и первой половине 2000-х.