Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.03.2007 | Колонка

Остановить часы

И пораженье от победы никто не хочет отличать

Удивительное дело, в современной России сохранилась площадка, где Ирина Хакамада может всерьез спорить с Виталием Третьяковым, а Владимир Рыжков - с Вячеславом Никоновым. Причем на этой площадке в отличие от отечественного телевидения сторонникам официальной точки зрения отнюдь не гарантирована победа и симпатии аудитории.

Как ни странно, сохранилась общественная организация, где до сих пор возможно свободное соревнование идей, а не административных ресурсов.

Речь идет о Совете по внешней и оборонной политике (СВОП), который отпраздновал в минувший уикенд свое 15-летие. Пять лет назад я уже написал юбилейный панегирик СВОПу и до сих пор мнения своего не изменил (хотя, увы, за этот срок был вынужден поменять мнение о многом и о многих). Должен признаться, что это тот редчайший, если не сказать, единственный случай, когда я полностью поддерживаю и горячо одобряю Владимира Путина, который поздравил СВОП с юбилеем и отметил его немалую роль как одной из первых авторитетных организаций российского гражданского общества. А ведь еще совсем недавно некие сверхбдительные господа сляпали донос в виде аналитического доклада, в котором утверждали: СВОП – это инструмент влияния американского империализма.

Надо сказать, что СВОП не был бы СВОПом, если бы не подготовил к юбилею свою интеллектуальную провокацию - доклад под названием "Мир вокруг России: 2017".

Из доклада следует, что мир этот совсем не будет дружелюбен. После провала попыток США построить монополярный мир, планета погружается в хаос. ООН, не говоря уже о прочих международных организациях, лишается какого бы то ни было влияния. Нарастающие как снежный ком конфликты не удается разрешить мирным путем. И все это происходит в условиях, когда все больше стран создают ядерное оружие.

И вот на юбилейной ассамблее СВОПа два высокопоставленных чиновника – министр иностранных дел Сергей Лавров и секретарь Совбеза Игорь Иванов – были вынуждены комментировать пессимистические, не без фатализма, прогнозы мирового развития. Но при этом по должности оба они должны были источать оптимизм. Ведь, согласно официальным взглядам, как раз сейчас "Россия встает с колен", а "сокращение" гипертрофированной роли США в мировых делах" оборачивается "прояснением действительного значения российского фактора в глобальной политике". И Лавров с Ивановым доказывали (Лавров - более энергично, Иванов - менее), что именно сейчас торжествует прозорливо намеченная в 2001 году и недавно обновленная внешнеполитическая доктрина России.

Проблема, однако, в том, что ни Лавров, ни Иванов не могли указать, какие же конкретно внешнеполитические удачи числятся ныне за Россией.

Отношения с Белоруссией или Украиной, испорченные попытками нефтегазового давления? Бесконечные скандалы с Грузией? Может быть, возвращение под руку России Узбекистана, чей лидер отвергнут Западом как организатор резни в Андижане? А, может быть, в качестве победы следует назвать попытки защитить Иран, который вместо благодарности раз за разом ставит московских благодетелей в дурацкое положение, игнорируя ее компромиссные предложения? Или в качестве успеха следует рассматривать дружбу с Чавесом?

Как ни крути, единственное очевидное свидетельство того, что Москва проводит  эффективный самостоятельный внешнеполитический курс заключается в регулярном оглашении бесконечного списка претензий к США.

Здесь развертывание элементов системы стратегической противоракетной обороны в Европе, провалы в Ираке и Афганистане, противостояние с Ираном. Конечно, никто не рискнет произнести это вслух (а Лавров и вовсе утверждает, что антиамериканизм "опасен и интеллектуально бесплоден"), но самоутверждение Москвы как раз и происходит по мере ослабления США и усиления общемирового хаоса. Получается, что если в качестве главной внешнеполитической задачи ставится просто утверждение "самости", без каких-то ясных и конкретных целей, то неизбежно приходим к тому, что Москва заинтересована в нарастании общемирового хаоса. Чем хуже, тем лучше. И весьма закономерно, что, критикуя ошибочные действия Вашингтона, Москва практически не выдвигает конкретных предложений по разрешению конфликтов. Она стремится зафиксировать статус-кво. Именно поэтому Игорь Иванов предлагает "остановить часы" и взять паузу в разрешении ситуации вокруг Ирана, назначить нового спецпредставителя по Косово взамен Ахтисаари, который исчерпал свои возможности.

Что до неизбежных при таком подходе провалов, то Сергей Лавров объясняет их вполне по-советски: мол, гадят гады.

Оказывается, это враждебные силы "нам пытаются навязать сомнительный статус "энергетической сверхдержавы", что только способствовало бы закреплению России в "энерго-сырьевой нише международного разделения труда". Господин Сурков, внимание, вас практически обвиняют в работе на мировой империализм! Господа из Общественной палаты и Института общественного проектирования, проводившие прошлым летом конференцию "Россия – энергетическая сверхдержава", вас, наверное, ЦРУ наняло для нанесения максимального ущерба Отчизне.

Но это не все. Все тот же зловредный Запад, по Лаврову, пытается запереть Россию в "региональной скорлупе", используя при этом "тактику беспокоящих действий" в ближнем зарубежье.

Очевидно, весь скандал с Лукашенко спровоцирован агентами "Интеллидженс сервис", а изгнание инородцев с российских рынков предпринято в результате провокации западногерманской БНД.

Вообще же, утверждал глава внешнеполитического ведомства, недоброжелатели обнаглели настолько, что в 90-х, пользуясь ее слабостью, "Россию попросту списали как материал для нового территориально-политического передела мира - перспектива, с которой наша страна уже сталкивалась, например, в начале XVIII века". Но тогда, слава Богу, "проблема была решена на путях ускоренной модернизации страны, что и составило главное содержание реформ Петра Великого". Тем же путем, утверждает Лавров, идет и путинская Россия: "На нынешний вызов мы также отвечаем на путях радикальных политических и экономических реформ, которые, как и тогда, идут в русле европейского выбора, но с сохранением вековых традиций России". Если иметь в виду воспроизводство модернизаторских методов Петра с опорой на вековые традиции, то слова министра выглядят как откровенная угроза. Мол, кому надо бороды отрежем, а кому и головы. В соответствии с вековой традицией, усиленной позитивным петровским опытом.



Источник: "Ежедневный Журнал", 19.03.2007,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.