Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.03.2007 | Колонка

Бери больше, кидай дальше

Сложная и длительная работа подменяется программами

Все-таки это замечательная идея – дать кандидатам в преемники должности первых вице-премьеров, организовать для них регулярные мероприятия, в ходе которых они демонстрировали бы себя электорату. Волей-неволей они вынуждены говорить какие-то слова, формулировать какие-то идеи. В результате обнаруживается уровень компетентности и понимания проблем, каковые первый вице призван курировать.

С этой точки зрения, каждое заседание Военно-промышленной комиссии (а она теперь собирается еженедельно — явно по требованию ивановских пиарщиков) дарит нас чем-то особенным.

В прошлый раз Иванов поведал о невиданной объединенной системе противоракетной, противокосмической и противовоздушной обороны пятого поколения. Теперь замечательным образом разъяснил руководителям военно-промышленных предприятий, каким образом будет проходить реформирование и реструктуризация ОПК.

Надо сказать, совсем недавно Сергей Иванов уже рапортовал о том, что в ближайшие годы на оборонный заказ будет истрачено 5 триллионов рублей и нашу армию завалят новейшими самолетами, танками и ракетами. Ни словом, впрочем, не объяснив, каким образом свершится это чудо. Ведь, по словам заместителя Иванова по Военно-промышленной комиссии Владислава Путилина, износ основных фондов предприятий ОПК достиг 70 процентов, а средний возраст работающих более 55 лет. То есть производить некому и не на чем.

Теперь выясняется, что Сергей Иванов знает, как решить эту проблему.

Этап первый. Получив оборонный заказ, предприятия "нагуляют жирок, если так можно выразиться, от выполнения программы вооружения, от серийности, массовости закупок». И через два-три года, по Иванову, станут прибыльными.

Тогда начнется второй этап. Запускается Федеральная целевая программа реформирования российского оборонного комплекса, которая тянет на полтриллиона рублей. Причем, как считает Иванов, «значительная часть федеральных средств на эту программу будет направляться из внебюджетных источников, то есть средств самих предприятий. Эта сумма в рамках программы составляет ни много ни мало 201 миллиард рублей, то есть 40 процентов всей ФЦП». Иванов пояснил, что "основной фундамент этих средств — это целевые отчисления самих предприятий от прибыли".

Замечательное экономическое ноу-хау. Эдакая смесь большевистской продразверстки и опыта барона Мюнхгаузена, который сам себя вытаскивал за волосы из болота.

Что дает основания Сергею Иванову надеяться на рост прибыли? Значительное увеличение оборонного заказа? Однако непонятно, как эти объемы будут осваивать предприятия, давным-давно выработавшие ресурс оборудования. Впрочем, даже если бы с оборудованием все было в порядке, идея, что предприятия ОПК, с их долгим производственным циклом, способны за два-три года начать приносить прибыль, производя военную продукцию, – чистая утопия.

Надо сказать, что Россия не первая страна, которая сталкивается с подобной проблемой. В начале 80-х, после почти 10-летнего спада, рейгановская администрация резко увеличила ассигнования на закупку вооружений – и получила в результате лишь рост цен на военную продукцию. (Напомню, кстати, что, будучи еще министром обороны, Сергей Иванов не раз сетовал на постоянное удорожание продукции ОПК.) Промышленность оказалась не в состоянии быстро перестроиться. В результате пришлось создавать сложнейшую систему госфинансирования перевооружения промышленности и одновременно — контроля за ее реализацией (и в настоящее время в Пентагоне работают тысячи гражданских аудиторов).

Однако подобное возможно, когда проект реализуют два субъекта – государство и частная корпорация с ясно очерченными правами и обязанностями.

В российском же случае – вместо частных фирм, находящихся вроде бы под государственным контролем, мы имеем конгломераты предприятий, согнанных в так называемые холдинги. В отсутствие серьезного аудита, осуществить который может только заказчик – то есть Минобороны (для чего в ведомстве нужны тысячи гражданских специалистов), определить размер прибыли практически невозможно. Не говоря уже о том, чтобы заставить директоров расходовать их на перевооружение предприятий.

Таким образом, чрезвычайно сложная и длительная, на десятилетия, работа подменяется программами, которые сводятся к элементарному – бери больше, кидай дальше, отдыхай, пока летит. Подобными рекомендациями промышленность давно сыта. На них она ответит так, как умеет – воровством и скрытым саботажем.



Источник: "Ужедневный Журнал", 16.03.2007,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.