Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.02.2007 | Колонка / Экономика

Фискальная лихорадка

За последнюю неделю появилась целая россыпь идей – одна другой краше

Раз в четыре года в России случается эпидемия. Странный зуд охватывает политиков и высших государственных служащих: у них начинают чесаться руки и прочие части тела от непереносимого желания как-нибудь усовершенствовать государственную машину, с некоторых пор именуемую вертикалью. А поскольку большинство из этих персонажей совершенно искренне убеждены, что у государства только две важнейшие функции: собирать деньги в бюджеты разных уровней – от федерального до муниципального, — а после их пилить, простите, делить по справедливости, то стоит ли удивляться, что страсть к нововведениям и преобразованиям выливается в инициативы и законопроекты, призванные усовершенствовать налоговую систему.

Цикличность подобного рода эпидемий странна и необъяснима. Она подобна миграциям леммингов.

Единственное, что удалось заметить: вспышки странным образом совпадают с электоральным циклом в стране. Нынешний предвыборный год не стал исключением. За последнюю неделю на фискальном фронте появилась целая россыпь идей – одна другой краше.

Первыми в прорыв бросились депутаты от фракции «Родина» в Госдуме. Озабоченные расслоением общества, они внесли на рассмотрение законопроект, возвращающий прогрессивную шкалу подоходного налога вместо нынешней плоской 13-процентной. Разброс родинцы предлагали большой: самых бедных, точнее тех, у кого официальная зарплата менее 60 тысяч рублей в год, они хотели от налога освободить совсем. Зато с тех, кто получает больше 3,6 миллионов рублей в год – брать 30 процентов. В промежутке предусмотрено еще три ставки налога – 10-ти, 13-ти и 20-процентная.

Правительство законопроект завернуло, дав на него отрицательное заключение, а Герман Греф заявил, что если прогрессивная шкала в Россию и вернется, то не раньше 2010 года.

Видимо, в правительстве справедливо полагают, что не все еще вывели зарплаты «из тени», польстившись на единую 13-процентную ставку. Выводите скорее, господа предприниматели, милости просим.

Само правительство тоже не избежало предвыборного обострения. На заседании кабинета вдруг реанимировали идею снизить налог на добавленную стоимость (НДС). И даже министр финансов Алексей Кудрин — активный противник этого снижения — согласился, правда, не на 13-процентную ставку, как предлагал некогда глава аппарата Михаил Копейкин, а на 15-процентную. Свое согласие Кудрин объяснил повышением налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для газовой отрасли, чтобы покрыть выпадающие доходы.

Заставить Газпром поделиться сверхдоходами, полученными в результате перехода на коммерческие взаимоотношения с соседями, дело святое. Жаль только, что на Старой площади и в Кремле эту идею не оценят (видимо, на это уставший от перманентной борьбы Кудрин и рассчитывает). Кроме того, замена НДС НДПИ ставит бюджет в еще большую зависимость от мировых цен на углеводороды.

Минфин предложил не только не лишенный изящества размен, за которым стоит практически неприкрытое посягательство на «священную корову» президента, но и весьма оригинальное решение проблемы наполнения муниципальных бюджетов.

Для этого нужно объединить налог на недвижимость и налог на имущество физических лиц и платить единый налог с рыночной стоимости имущества. По подсчетам экспертов, подобное нововведение грозит владельцам заурядных московских трехкомнатных квартир (в отнюдь не элитных домах) ежегодными «пожертвованиями» в пользу муниципальных бюджетов, которые будут исчисляться суммами в 75-80 тыс. рублей. Очевидно, Алексею Леонидовичу просто до смерти опостылела его нынешняя служба, а может, какое заманчивое предложение поступило, а так, без повода, уйти неудобно. Другое объяснение этому заведомо непроходному, бьющему по карману всех без исключения граждан страны предложению придумать сложно. Жаль, если так, Кудрин, пожалуй, лучший министр финансов за последние лет 20 как минимум. Ну да речь не о нем.

Фискальная лихорадка, к сожалению, иногда чревата последствиями.

Скажем, прошлое «обострение» четырехлетней давности закончилось тем, что правительство под давлением со стороны либерально-озабоченной на тот момент «партии власти» пошло на снижение единого социального налога.

Интересно, что либералы, не состоявшие в означенной партии, были против этого решения и оказались правы, поскольку снижение ЕСН, который почти целиком идет в Пенсионный фонд, пробило в его бюджете серьезную брешь и, в конечном итоге, похоронило жизненно необходимую либеральную пенсионную реформу.



Источник: "Ежедневный Журнал", 19.02.2007,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.