Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.02.2007 | Колонка / Общество

Свой путь к политубежищу

Русский человек всегда знал, что польза приходит с Запада, но правда живет в России

Согласно свежему социологическому опросу, 75 процентов россиян считают Россию особой страной, у которой свой путь развития. Пять лет назад таких было 60 процентов. Сейчас около половины воспринимают Европейский союз как угрозу.

Прямой результат государственной пропаганды: главные враги либо уже в ЕС (Польша, Латвия, Эстония), либо туда тянутся (Украина, Грузия).

При этом все-таки треть хочет развивать соседские и партнерские отношения с Европой.

Русский человек всегда знал, что польза приходит с Запада, но правда живет в России.

Почти дословно это высказал Данила Багров в культовом фильме "Брат-2". Такой пространственный парадокс всегда определял духовный кругозор русских людей, что отмечали еще путешественники старых времен: «Они считают себя святее нас. Они учатся только своему родному языку и не терпят никакого другого в своем обществе» (XVI в.), «Скифски жесток, в делах торговых хитер и оборотлив, презирает все иностранное, а все свое считает превосходным» (XVII в.).

Гордыню забыли в первые годы перестройки. А поскольку в России ровного отношения не бывает, даже в магазине ты либо «сыночек», либо «иди откуда пришел», любовь к Западу достигла неприличного захлеба. Маятник на российско-западных часах отклонился так далеко, что не мог не пойти обратно. Он и пошел.

При этом мало кто знает, о чем, собственно, идет речь.

Уже лет пятнадцать как можно было свободно ездить за границу, а 42 процента россиян считали, что Голландия и Нидерланды – две разные страны.

Да знать ничего и не надо. Надо верить. Так, считается, завещал Тютчев. Хотя в его превратившемся в мантру четверостишии совсем другая интонация – отчаяние: ну, ничего не понять, ничего не просчитать, не спланировать, не сделать, только верить и остается.

Долгая изоляция от внешнего мира привела к тому состоянию, которое у Достоевского объясняется выразительно – «оттого, что вырос в углу».

Называя главные события ХХ века, россияне выводят на первое место с большим отрывом Великую Отечественную войну – 85 процентов. На втором – полет Гагарина. Первая мировая война – всего на 8-м. 

Среди самых выдающихся людей всех времен и народов первая четверка – Петр, Ленин, Пушкин, Сталин. Единственный в десятке иностранец – Наполеон – на 7-м месте, за Гагариным и Жуковым.

Вырастание в углу рождает комплекс исключительности, проявляющийся двояко: «мы хуже всех» и «мы лучше всех». В российском самосознании эти установки живут одновременно. Главное: мы – всех. Тогда можно равно презирать богатых американцев и бедных вьетнамцев.

Какие бы сумерки ни царили в головах, Россия и россияне – внятный и убедительный продукт именно европейской цивилизации, и никакой иной. Все, что формировало русскую культуру, церковь, общество, душу – есть порождение эллинско-христианского Запада. И топтаться в поисках "своего пути" на обочине уже проложенных мировых магистралей – значит обрекать себя на дальнейшее отставание.

Примечательно и печально: как раз когда были обнародованы результаты нового социологического опроса, кемеровский журналист, вступивший в конфликт с местными властями, попросил политического убежища во Львове. Впервые – российский гражданин на Украине.



Источник: Радио "Свобода", 09 февраля 2007 года,








Рекомендованные материалы



МРП

Все крепнет ощущение, что многие, очень многие испытывают настоящую эйфорию по поводу того, что им вполне официально, на самом высоком уровне, разрешили появляться на публике без штанов и гулко издавать нижние звуки за праздничным столом.


Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.