Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

20.03.2007 | Архив "Итогов" / Искусство

Кругосветка Дюрера

О невероятных приключениях шедевра в мире насилия и чистогана

Одиннадцатого сентября 1997 года Бременское общество любителей искусств - Кунстферайн - сообщило о том, что в Нью-Йорке нашлись восемь рисунков старых мастеров, до второй мировой войны принадлежавшие городскому музею Кунстхалле. В том числе и знаменитый рисунок Альбрехта Дюрера "Женская баня".

Этот рисунок мастер выполнил в 1496 году после своего первого путешествия в Венецию, где проникся духом итальянского Ренессанса с его культом обнаженного человеческого тела.

Волею судьбы (а точнее, по прихоти войны) этот рисунок оказался в одном из бакинских музеев, откуда был украден после развала СССР. Теперь ликующие музейщики уверяют журналистов, что многолетние мытарства шедевра Дюрера закончились.


Дело было под Берлином

Все началось в мае 1945 года, когда молодой капитан саперной бригады Виктор Балдин отправился в разведку и наткнулся в 80 километрах от Берлина на красивый замок у озера. Это был замок Карнцов. Именно здесь в 1943 году спрятали от бомбардировок союзников более 1500 рисунков и картин бременского Кунстхалле.

Саперы простояли в Карнцове два месяца, встретили Победу, а перед уходом ободрали замок, как липку. На замурованные в подвале произведения искусства они наткнулись в ночь перед отправкой домой. Сначала "картинки" при свете факелов отбирал себе штаб бригады, потом командиры батальонов... И так вплоть до рядовых.

Капитан Балдин, в мирной жизни реставратор Троице-Сергиева монастыря, успел к шапочному разбору, но действовал решительно и забрал оставшиеся 364 произведения.

Бригада возвратилась в СССР, и скоро "осколки" Бременского собрания стали обнаруживаться в разных концах страны - от Новосибирска до Самарканда. Постепенно они стекались в секретные хранилища трофеев в Пушкинском музее и Государственном Эрмитаже. Ставшая теперь знаменитой "Балдинская коллекция", которую капитан-реставратор передал в 1948 году московскому Музею архитектуры имени Щусева, находится в Эрмитаже. 34 рисунка, подаренные Самаркандскому музею однополчанином Балдина, художником Балабановым, Москва отобрала у Узбекистана и передала Пушкинскому музею. Но было одно исключение. В 1947 году 12 первоклассных рисунков отправили из Москвы в Баку. Среди них был и лист Дюрера "Женская баня".


Бакинская история

Долгие годы рисунки хранились в секретном фонде Азербайджанского государственного музея искусств имени Мустафаева. Но после распада СССР бакинские музейщики не утерпели и в 1993 году включили их в экспозицию. Рисунки провисели на стенах всего несколько недель, а потом по распоряжению властей снова были упрятаны в спецхран.

Однако немецкие дипломаты из посольства ФРГ в Азербайджане успели разглядеть на некоторых из них штампы бременского Кунстхалле.

В конце мая 1993 года дирекция Кунстхалле направила в Баку официальный запрос. Как считают немцы, это заставило преступников поторопиться с кражей - 16 июля бременские шедевры исчезли. Судя по почерку, не обошлось без помощи "своих": замки в дверях спецхрана и железного сейфа были нетронуты. 22 июля Сабаильское районное отделение полиции завело уголовное дело по факту хищения, но в Баку никаких следов рисунков найти не удалось.


Нью-Йорк - Токио - Бремен - Нью-Йорк

Следы обнаружились на другом континенте. Всего несколько недель спустя после кражи некий русский предложил Нью-Йоркскому отделению аукционного дома "Сотбис" купить у него несколько рисунков старых мастеров. Эксперт сразу узнал "Женскую баню" Дюрера, украденную в Баку. Чтобы проверить свои подозрения, ему достаточно было снять с полки каталог "Произведения, пропавшие в годы войны из Бременского Кунстхалле", изданный в 1991 году и разосланный в галереи, аукционные дома и музеи по всему миру. Он вежливо попросил продавца зайти еще раз, чтобы обсудить детали сделки, а сам отправился в... ФБР. Агенты ФБР, "усиленные" экспертами из Бремена, устроили засаду, но русский, заподозрив неладное, на вторую встречу не явился. Ниточка оборвалась.

Новости появились лишь четыре года спустя, на этот раз с Дальнего Востока.

В начале 1997 года бременский Кунстферайн получил телеграмму из немецкого посольства в Токио, сообщавшую, что некий японец предложил купить у него за 12 миллионов долларов 12 рисунков: они якобы давно находятся в собственности его семьи, но до войны принадлежали какому-то немецкому музею. Дипломаты сразу проверили печати, которые были видны на фотографиях рисунков и убедились, что речь идет о произведениях из Бремена. В этом им помог все тот же Бременский каталог 1991 года, имеющийся в каждом немецком посольстве.

Сотрудники бременского Кунстхалле быстро определили, что 8 из 12 рисунков входили в Бременскую коллекцию - именно их в 1993 году украли в Баку.

Немецкие дипломаты начали в Токио переговоры с владельцем: они подчеркивали, что рисунки краденые и их все равно нельзя продать. Оспаривая это, японец настаивал на версии, будто его семья издавна владеет шедеврами.

Постепенно цена за рисунки снизилась вдвое. Но предложение возвратить их в обмен на "вознаграждение за находку", составляющее обычно от 10 до 15 процентов стоимости, продавец отверг. Хотя стоят эти 12 рисунков, по оценкам информационного агентства DPA, минимум 18 миллионов долларов. Неожиданно японец заявил, что он не единственный владелец рисунков, у него есть русский деловой партнер, и они с ним будут договариваться с Бременом напрямую. Действие перенеслось из Азии в Европу.

31 июля японец, не говорящий ни слова ни по-немецки, ни по-английски, появился в Бремене в сопровождении переводчика. Трудные переговоры длились несколько дней. Больше всего музейщики боялись, что рисунки снова "уйдут в тень", на этот раз уже навсегда. В конце концов руководство Кунстферайна заявило, что без осмотра оригиналов вообще не о чем разговаривать. Скрепя сердце продавец согласился показать рисунки эксперту Кунстферайна в одном из банков Нью-Йорка, где они якобы хранятся. Круг замкнулся.

 

Америка всех рассудит

Японец не знал, что содержание переговоров во всех подробностях тут же становилось известно Таможенной службе Нью-Йорка - Кунстферайн поддерживал с ней постоянный контакт. Представитель Кунстферайна вылетел в США, где вместе с таможенниками обратился в прокуратуру на тот случай, если дело дойдет до ареста японца и его сообщников и конфискации рисунков. Формальным поводом для участия американских властей в деле стало то обстоятельство, что произведения искусства огромной стоимости были ввезены на территорию США нелегально, без оформления соответствующих таможенных документов.

Встреча с японским продавцом и его переводчиком была назначена на пятницу, 5 сентября, в холле одной из нью-йоркских гостиниц. Оттуда все ее участники должны были направится в банк, чтобы убедиться в подлинности рисунков.

Представитель Кунстферайна прибыл на встречу в сопровождении переводчицы с японского и чиновника Таможенной службы в штатском. Все они были нашпигованы микрофонами. Сотрудники службы безопасности следили за переговорами с помощью подслушивающей аппаратуры.

Встреча провалилась, так как история с банком оказалась выдумкой. Когда все расселись по машинам, японец заявил, что рисунки находятся в доме его русского делового партнера, расположенном в Бруклине, и предложил отправиться туда. Служба безопасности, не рискнув связываться с "русскими деловыми" на их территории, просигналила отбой. С большим трудом удалось уговорить японца назначить вторую встречу в его гостиничном номере.

В понедельник, 8 сентября, эксперт из Бремена наконец увидел рисунки. Но и на этот раз все пошло не по плану. Русский снова заподозрил подвох и не явился в гостиницу. Японец показал только свои рисунки. Пять из них принадлежали бременскому Кунстферайну, в этом не было никаких сомнений. Среди них оказалась уже знакомая нам "Женская баня" Дюрера, еще один рисунок этого великого мастера из Нюрнберга, а кроме того, рисунок Рембрандта, произведение одного из его учеников и работа итальянца Аннибале Карраччи. Что касается шестого рисунка, то на нем не было ни штампов, ни инвентарного номера.

Эксперт убедился в подлинности рисунков и покинул довольного японца, который остался ждать предложений от руководителей Кунстферайна. Вскоре в гостинице появились трое русских, и они вместе с японцем направились в ресторан.

Служба безопасности не стала больше искушать судьбу и арестовала всю компанию, конфисковав шесть рисунков, находившихся в номере японца. Допрос длился долго. В конце концов, опасаясь немедленной высылки из США, "русские партнеры" выдали свою долю рисунков. Среди них - два пейзажа Якоба ван Рейсдаля и эскиз сангиной Аннибале Карраччи из Бременской коллекции. Три других рисунка не являлись собственностью бременского Кунстферайна.

Всю четверку "продавцов" до поры до времени отпустили. Рисунки будут находиться в офисе нью-йоркской таможни в здании World Trade Center до тех пор, пока не решатся все проблемы с правами собственности на них.

Американцам есть над чем поломать голову. По их законам кража не имеет срока давности и владельцем считается первый, у кого украли вещь. А поскольку уголовное дело в Азербайджане никто не закрывал, американцам придется объясняться с тамошними властями. С другой стороны, бременские рисунки были вывезены из Германии не советскими трофейными бригадами, а мародерами. С точки зрения американского права, раз кража из замка Карнцов произошла раньше, чем кража из Азербайджанского музея имени Мустафаева, рисунки принадлежат Германии. И речь может идти не о межгосударственной политической проблеме, а об уголовном преступлении.


Русский характер

Несмотря на "интернациональный" характер проблемы, западная пресса по-прежнему считает "криминальные разборки" вокруг Бременской коллекции делом русской мафии. Вспоминают гамбургскую историю 1993 года. Тогда съемочная группа немецкого канала RTL купила у неких русских три рисунка из Бремена, нелегально вывезенные из России. Сделка была снята скрытой камерой, и вся Европа любовалась на то, как за столом, уставленным бутылками с водкой, "братки" похваляются, что запросто могут добыть любую картину, хоть из Эрмитажа - только деньги плати.

Однако примеров удивительного бескорыстия в бременской истории гораздо больше.

Многие из тех, кто во время войны "согрешил" в замке Карнцов, всячески стремились исправить "ошибки молодости".

Умерший в этом году Балдин до последних дней жизни добивался, чтобы его "коллекция" была возвращена в Бремен. Один из его сослуживцев, пожелавший остаться неизвестным, в 1993 году безвозмездно передал 101 рисунок и гравюру в немецкое посольство в Москве. Там они находятся до сих пор, поскольку российские власти не дают разрешения на их вывоз. Остроумно решил проблему возврата произведений в Германию еще один российский альтруист, разыскавший три бременских рисунка на Украине: он просто послал их из Москвы по почте. И письмо дошло по назначению! Не отстают и украинцы. В 1995 году наследник одного из саперов подарил Бремену картину Ханса фон Маре и семь рисунков немецких художников. Если бы к славянской широте души да такой же каталог, как у немцев, необходимый для розыска собственных художественных ценностей, пропавших в годы войны, можно было решить проблему реституции без политиков.



Источник: "Итоги", №39, 1997,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
16.10.2019
Театр

Знак тишины

Самый русский герой, Иван-дурак, отправляется за правдой в путешествие-испытание. Его нескончаемая дорога – узкая длинная игровая площадка, на обочинах которой расположились зрители. Череда эпизодов-встреч с героями русских мифов превращается в хоровод человеческих характеров. Вместо давно заштампованных сказочных образов автор показывает живых людей.

Стенгазета
14.10.2019
Книги

О двух друзьях и горе

Сюжет романа почти автобиографичен. Влюбленный в горы Коньетти сам ведет уединенный образ жизни и очень походит на главного героя своей книги — Пьетро. «Восемь гор» — это его посвящение другу.