Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.12.2006 | Общество

В гостях у сказки

Мне не пять лет, я-то вижу, что годами этот дедушка не старше меня и борода у него из ваты. Но вижу, что сказка удалась

   

16 декабря сего года великий российский волшебник Дед Мороз подписал Указ, повелевающий «в дебрях дивно-сказочных леса моего в уезде Великоустюгском выбрать ель высокую да пушистую, и красоты ее не порушив, и многажды приукрасив, сопроводить ее в столицу, в Кремль, дабы подарить российской детворе частицу моей новогодней сказки».

От Устюга до Москвы путь неблизкий. Но главная елка страны прибывает в Кремль только отсюда – недаром Великий Устюг уже восемь лет считается полноправной родиной Деда Мороза. Этот исторический факт был доказан не кропотливыми археологами, вдруг обнаружившими в устюжской земле доисторические следы пребывания Мороза Ивановича. Своим почетным званием город обязан неистощимой выдумке мэра Москвы Юрия Лужкова и его коллеги, Вологодского губернатора Вячеслава Позгалева.

Народное поверье гласит, что как-то раз два сиих государственных мужа прогуливались по заснеженному берегу реки Сухоны в десяти километрах от Устюга.

- Хорошо-то как, - сказал представитель местной знати, - словно в гостях у Деда Мороза!

- Быть посему! – ответил столичный градоначальник.   

И вскоре на пустынном берегу раскинулись чудо-терема Вотчины Деда Мороза – «жемчужины масштабного проекта, призванного приобщить юное поколение к истокам духовности». Вообще-то говоря, Великий Устюг прекрасен и без дополнительных аттракционов. В нем есть все, что полагается иметь настоящему старому русскому городу: золотые купола и белокаменное кружево, осанистые особняки и покосившиеся избушки, речные дали, резной палисад, перезвон и завалинка. Даже окающая речь горожан завораживает: кондуктор в автобусе не просит приготовить купюры меньшего достоинства, но предлагает пассажирам «с большой деньгой самим чирикаться».

Однако всего этого оказалось недостаточно для привлечения туристов. Потребовалась Вотчина Деда Мороза. Но зато здесь чего только нет:  Аллея Чудес, волшебный колокол, поляна Шуршика, хижина Житного деда, памятник постреленку Лапотку, почта Деда Мороза, торговый ряд Деда Мороза, сауна Деда Мороза и кафе «У Деда Мороза», где можно отведать с десяток разновидностей «Дедморозовки», производимой ликеро-водочным комбинатом города Устюга. Кстати сказать, почин принялся: родиной Снегурочки объявила себя Кострома, а находчивая ярославская деревня Кусобой приватизировала Бабу-Ягу. Леший и Водяной пока что вроде как на выданье, зато на звание родины Лиха Одноглазого с полным правом может претендовать подмосковный поселок Мосрентген. 

Приезжающих в Великоустюжскую Вотчину встречают высокие деревянные ворота, отворяющиеся сами собой, словно в незабвенной телепередаче «В гостях у сказки». За воротами раскинулся сосновый лес, про который один из здешних лесников мечтательно сказал: «Повезло Деду Морозу так, как никому больше не повезет! Раньше, чтоб срубить сосну, надо было чуть ли не в Совете министров разрешения спрашивать, а ему губернатор все так подарил, за волшебные качества». Среди сосен довольно беспорядочно разбросаны обшитые деревом постройки, изо всех сил пытающиеся казаться чудо-теремками, да деревянные изваяния мишек и зайчиков. По аллеям прогуливается белый олень, а из динамиков разносится песенка «Веселые зверушки мой перевернули дом». В центре усадьбы возвышается увенчанный шатром Дом Деда Мороза, о котором с гордостью рассказывают, что на его крышу уложено 11 тонн настоящей меди.

Внутри дворец представляет собой высокий зал, под потолком которого вращается дискотечный зеркальный шар, а в центре, под елкой, стоит трон волшебника. Пока он пустует, мы обходим прилегающие к залу комнаты. Красны девицы в ярких сарафанах показывают гостям гардероб Деда Мороза, его приемную, его спальню. Посереди спальни стоит резная кровать с огромной периной и горкой подушек. На стене висит объявление: «Дорогие мои друзья! Сердечно прошу вас уважать труд помощниц моих и на кровать мою не ложиться да руками покрывальце мое расшитое не трогать».

Неподалеку красуется портрет хозяина дома в окружении его лучших друзей - Лужкова, Позгалева, Слиски и Санта Клауса. Экскурсоводы подчеркивают, что при личной встрече Деда Мороза с Сантой наш чародей оказался на несколько сантиметров выше.

Наконец из Тронного зала доносится раскатистый бас:

- Долго ли до нас добирались? Откуда путь держите? Вы наверное много стихов-песен знаете? Спойте мне что-нибудь новогоднее, люблю я песни слушать.

Я спешу на голос и вижу, что в центре  зала возвышается Дед Мороз огромного, почти двухметрового роста, в красном наряде и с бородою до пояса. Рядом с ним стоят мальчик и девочка лет пяти, чуть в стороне столпились их родители. Компания старательно выводит песню про елочку, все четыре куплета. Дед Мороз дирижирует рукавицей. По окончании гимна к нему подходят корреспонденты областной газеты и спрашивают про погоду: что творится на белом свете, неужто сила морозильная кончилась? На реке Сухоне случился зажор, иначе говоря, зимнее половодье. МЧС района поднято на ноги. Где вообще зима?!

- Как где? – восклицает Дед. - Да вот же она!

И указует своим рукавичным перстом за окошко. Там, как в известном кинофильме Рязанова, медленно падают большие снежные хлопья. Еще полчаса назад, когда мы входили в терем, с неба сыпались какие-то отвратительные брызги. Народ безмолвствует, а Дед Мороз, довольный произведенным эффектом, бубнит в свою ватную бороду: «Это было вам мое испытание. Будет еще и снег, и морозец славный, вот как елку мою зажгут, сла-а-авную, пуши-и-истую…»

Я смотрю вокруг и решительно ничего не понимаю. Мне же не пять лет, я-то вижу, что годами этот дедушка вряд ли старше меня и борода у него из ваты. Но сейчас я вижу доверчивые глаза детей, снегопад за окошком, и понимаю что сказка-то, как ни странно, удалась. Вдруг появляется идиотское, но почти неодолимое желание пасть в ноги к этому ватнобородому великану и испросить благословения, и покаяться в том, что так плохо вел себя вчера вечером, и задать ему главный, заветный вопрос: так что же в конце концов будет с родиной и с нами?..

Но в этот момент из соседней комнаты доносится голос экскурсовода: «Стоит в кабинете Деда Мороза елочка помощников сказки – приезжают в гости к волшебнику государевы люди, большой властью наделенные и много добрых дел делающие, украшают елочку именными расшитыми мешочками…»

Что это я, в самом деле, так расчувствовался?


Другая реальность

Главный лесничий Великоустюгского сельлесхоза Алексей Николаевич Бестужев выглядит точь-в-точь так, как подобает выглядеть ответственному деятелю любого лужковского проекта: энергичный мужчина средних лет, с задушевным  улыбающимся лицом и хитроватыми глазами. Поверх зеленого мундира накинута черная кожаная куртка, на голове – кепка знакомого фасона. В сопровождении еще двух представителей лесничества он стоит на аккуратной опушке елового леса в нескольких километрах от Вотчины. Его окружают тележурналисты с камерами и микрофонами. Оператор отдает указание:

- Берете этого красавца с пилой и с ним оттуда появляетесь. Остановились, поговорили, дальше пошли. Понятно?

- Так-так, очень хорошо, мы как раз из-за самой причудливой елки сейчас появимся. – с готовностью отвечает Алексей Николаевич. - Причудливая у нас вон та, но мы ее пилить не будем, потому что у нее верхушка не вполне правильная. И пусть кто-нибудь в машину за топором сбегает, лесник без топора – это пародия.

Вооружившись топором и бензопилой, представители лесничества отправляются по направлению к причудливой елочке. Ходят вокруг нее, изображая напряженную деятельность по выбору подходящего дерева. Все телекамеры включены. Потом герои репортажа подходят к другой, заранее намеченной разлапистой ели и главный лесничий начинает рассказ о том, как родилась и росла эта лесная красавица. Говорит, грамотно работая на камеру, выразительно жестикулируя лицом и руками. Со стороны можно подумать, что человек декламирует «Бориса Годунова».

- Итак, что для нас важно? Эксплуатационные параметры плюс требования эстетического плана. Они достигаются только в наших лесах, которые окружают населенный пункт Великий Устюг и очень отличаются от других своей красотой. Каждое дерево мы должны осмотреть, ибо от резкого перепада температур хвоя может окрошиться. А теперь я даю ей биологическую оценку - протаскиваю хвою на ветке. Видите – не одной хвоинки у меня в руке не осталось. Выстоит! Такую ель не стыдно будет отправить на главную елку страны!

- Походите вокруг, еще раз ее дерните – кричат телевизионщики.  Алексей Николаевич снова и снова продергивает мокрую ветку, издающую при этом противные скрипучие звуки. Снова и снова повторяет свой монолог, украшая его новыми подробностями.

- Елку мы выбираем в течении года, проводя конкурс среди тридцати вековых деревьев хозяйства. Елочка, выросшая у нас, характеризуется хорошим годичным приростом и имеет прекрасный цвет. Дерево готовое, никаких поражений! А сейчас подготовку места будет делать вальщик. Обратите внимание: молодые елочки, растущие по соседству, ничуть не пострадают!

Румяный вальщик в оранжевой спецовке приступает к делу – бодро обпиливает нижние ветви на елке в течении еще десятка дублей. Я наблюдаю за этим процессом со стороны. Рядом со мной стоит пресс-секретарь Вологодской администрации Елена Александровна Зеленина.

- В прошлом году было то же самое, только еще и с детьми, – вздыхает она. – тогда «Спокойной ночи малыши» приезжали снимать добычу кремлевской елочки. Часа четыре на морозе…

Неожиданно телевизионщики сворачивают камеры и отправляются к машинам. Следом за ними поляну покидают представители лесничества с пилами и топорами.

-Простите, - ошарашенно говорю я, - а кто же елку валить будет?

- Как, разве вас не предупредили? – удивляется Елена Александровна. - В Кремль поедет другая елка. Она растет посреди леса, к ней подъезжать сложно, поэтому сцену выбора елочки традиционно снимают здесь. Зато теперь наконец можно ехать обедать.

За обедом, устроенным принимающей стороной в кафе «У Деда Мороза», произносились тосты «За русский лес!» и обсуждались различные способы засолки рыжиков. Попутно Алексей Николаевич уговаривал журналистов не усложнять жизнь и ограничиться сценой погрузки спиленной елки на платформу. «Еловый лес длиннохвойный, в нем всегда страшно, - убеждал он. - Расстояние большое и грязи по пояс. Мы бы выбрали что-нибудь более легкодоступное, но ели, которые свободно растут, всегда ниже ростом. Для нас же важней всего высота - 30 метров».

Однако назойливые журналисты все-таки настояли на опасной поездке в чащу. Алексей Николаевич вздохнул, и велел всем грузиться в грозные автомобили марки «Трэкол» - обыкновенные «козлы», установленные на колеса полутораметрового диаметра. Машины проехали по лесной дороге и свернули на болотистую просеку, превращенную грузовой техникой в совершенно непроходимые буераки. Это оказалось серьезным испытанием даже для «Трэкола» - он кренился то в одну, то в другую сторону, подпрыгивал на кочках, поднимая огромные волны грязи, и пару раз серьезно садился на брюхо. Тогда задний вездеход разгонялся, шел на таран и буквально выкидывал товарища из ямы.

Наконец мы оказались на прогалине, только что очищенной от росших на ней деревьев. В сравнении с лесной сказкой, которую мы наблюдали сегодня утром, это была совершенно иная реальность. Посередине возвышалась стройная и действительно высокая ель-избранница, вокруг валялись стволы ее поверженных соседей. Молодая поросль была втоптана в грязь громыхающими бульдозерами. Над будущей главной елкой, обхваченной тросами подъемного крана, трудилась валочная машина. Я подошел согреться к костру, горевшему у края леса. Рядом стоял стройный седой мужчина в хорошей кожаной куртке, время от времени отдававший короткие указания подбегающим к нему рабочим.

- Мы эту елку с июня искали, две недели площадку вокруг нее чистили, – сказал он вдруг, - Она еще молодая, 90 лет всего, а смотри какая выросла.

- А вы сами кто будете? – поинтересовался я.

- Я из Москвы, отвечаю за доставку. Представиться не могу – дело-то политическое.   Ведь это все для России, это не для показухи и не для прессы делается, поймите правильно. Это реальные люди, которые работают в лесу – вон тот вальщик в каске, по колено в грязи бегает, видите? Это замдиректора департамента Вологодского лесного хозяйства, он елку обвязывать будет. Кому попало ведь не поручишь – в ней 5 тонн веса, а надо, чтоб ни одна веточка не помялась.

- И давно вы здесь этим занимаетесь?

- Второй год. До этого был перерыв всем известный, чего его вспоминать – елки в Кремле стояли пластмассовые. А ведь там дети, их не обманешь. И тогда хозяин сказал: «Хватит, больше искусственных не будет на Соборной площади!» Команду давал лично сам.

- Кто? – не понял я.

- У нас один кто.

- Дед Мороз что ли?

- Сам ты Дед Мороз! Американцы из Норвегии свою главную  елку привезли, поставили два дня назад, в ней 26 метров. Мы, значит, какую должны поставить? Никак не меньше двадцати семи - это политика! 


Интервью, данное Российским Дедом Морозом железнодорожной газете «Гудок».

- Здравствуйте, Дедушка Мороз!

- Здравствуй, маленький. Ну-ка скажи мне сначала, ты к своему дедушке как обращаешься? Дедушка, подайте пряничек? Вот и со мной давай на ты, по-родственному.

- Здравствуй, Дедушка Мороз! Разреши от лица российских железнодорожников задать тебе несколько простых вопросов.

- А ну давай, давай-ка.

- Скажи пожалуйста, дедушка, ко всем ли ребятам придет Дед Мороз в этом году?

- Приду-то ко всем, а вот подарки получат только те, кто вели себя хорошо, старались. Другим же будет от меня не подарок, а нравоучение.

- Известно, что совместным постановлением Деда Мороза и Санта Клауса 21 столетие объявлено Веком добрых дел и чудес. Какие добрые дела должны сделать россияне, и в частности железнодорожники, чтобы в Кремле зажглась елочка? Какие чудеса ждут нас в 21 веке?

- Ну, дружок, россияне и в том числе железнодорожники сами прекрасно знают, что такое хорошо и что такое плохо. Хотя для маленького примера я все-таки скажу: неужели нельзя наконец наладить постоянное железнодорожное сообщение с Великим Устюгом? Чтобы не только в Новый Год, но и в любое время все ребята могли свободно навещать мои владения! Вот сделаете это, тогда и наступит всем благоденствие. А что касается чудес, то в 21 веке все чудеса должны осуществлять люди. А я и братья мои сказочные только вам помогаем, вы начните, толкните свой паровоз – а уж мы подналяжем!

- Тебе, дедушка, приходится много путешествовать. Какие виды транспорта ты предпочитаешь?

- Я предпочитаю собственный вид транспорта – лошадей наземных и крылатых. Но многие люди хотят со мной пообщаться в дороге (я ж теперь публичное языческое божество), так что приходится пользоваться иногда вашим транспортом. Поэтому я буду очень рад, если вы наконец ликвидируете свои веселые поезда с трехзначным номерами, где двери хлопают, окна не закрываются, где до сих пор ездят вагоны, которые еще Чапаева видели.

- А ты, дедушка, Чапаева видел?

- Видел, маленький, и Чапаева, и бабушку его.

- Дедушка, живешь ли ты жизнью своей страны?

- А как же! А как же!!! Другое дело, как я ко всему этому отношусь. Но мнений своих высказывать не буду, потому что в нашей чиновничьей державе как принято? Что старший сказал, то и сделают, так уж я не стану пользоваться возрастом и положением.

- Что происходит с погодой? Правда ли, что нам грозит глобальное потепление? Что ответить авторам неутешительных прогнозов?

- Зима по вашей человеческой просьбе окончательно наступила, и боюсь, теперь все вы, а особенно железнодорожники, еще об этом пожалеете. Нам-то, сказочным, всяк хорошо, а вы еще будете  просить, чтоб Дед прекратил свои снегопады. А с прогнозами вас обманули, просто в природе все идет своим чередом, природа дышит, она живая. Так что бояться нечего.

- Какой самый главный подарок приготовил ты в этом году россиянам?

- Каждому россиянину у меня приготовлен свой, особый подарочек. А для всех у меня есть одно очень простое пожелание: прожить сегодняшний день лучше, чем вчерашний, но хуже чем завтрашний. Всем скопом плечо и руку родине подставить, постараться прожить наступающий год без войны и боли. А для этого нужно очень сильно и искренне захотеть, чтобы страна жила в благополучии.

- И последний вопрос: Дед Мороз, существуешь ли ты на самом деле?

- Я тут на днях перечитывал книжку вашего человеческого писателя Горького, называется «На дне». Там Васька Пепел спрашивает Луку: «Есть ли Бог?» А тот ему отвечает: «Если веришь, то есть, а нет, так и нету». Во что ты сам веришь, то и существует. Не хочешь верить в Деда Мороза – ну и ладно, живи сам по себе, со своим начальником, своей тещей, своим депутатом. А веришь – будет тебе от него и помощь, и подарок. С Новым годом, дорогие ребята!

.



Источник: "Гудок" 27.12.2006,








Рекомендованные материалы



Все, что шевелится

Механизм державной обидчивости и подозрительности очень схож с тем, каковые испытывают некоторые люди — и не обязательно начальники — при соприкосновении с тем явлением, которое принято называть современным искусством. Это искусство вообще и отдельные его проявления в частности непременно вызывают прилив агрессии у того, кто ожидает ее от художника. «Нет, ну вот зачем? Нет, я же вижу, я же понимаю, что он держит меня за дурака».


Ширма с драконами

В те годы, позже названные «хрущевским десятилетием» или «оттепелью», государственный агитпроп при неформальной поддержке некоторых прогрессивных деятелей литературы и искусства, дерзко требовавших убрать Ленина с денег, потому что он для сердца и для знамен, изо всех сил раздувал какую-то особую, какую-то прямо роковую актуальность Ленина и всего, что было с ним связано.