Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

04.12.2006 | Нешкольная история

Бывают в жизни встречи

История начинается не с меня. Работа одиннадцатиклассника из г. Троицк Челябинской области

АВТОР

Михаил Степанов, на момент написания работы - ученик 11 класса школы № 10 г. Троицк Челябинской области.

Данная работа получила третью премию на VII Всероссийском конкурсе Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век.

Научный руководитель - Р.Н. Гизатуллин.

Моему родному городу этим летом исполнилось 262 года.

Приезжающие в Троицк обязательно отмечают своеобразие города, воплощенное в большом количестве дореволюционных построек – жилых, административно-хозяйственных, культовых.

Здесь все действительно переплелось: причудливая архитектура бывших купеческих усадеб и гостиниц и прагматизм современного градостроительства, купола столетних православных храмов и минареты мусульманских мечетей, византийской формы обережные кресты, как бы парящие над городом со всех четырех сторон, и дымящиеся трубы ГРЭС. В целом же впечатление такое, что город мало изменился с начала ХХ века.

Былая ли слава ярмарочного, купеческого Троицка или то, что он был центром 3-го Военного отдела Оренбургского казачьего войска (именно у нас прошёл весной 1919 года его последний войсковой круг), либо что-то ещё послужило причиной его забвения при Советской власти.

Благодаря великим стройкам коммунизма бурно развивались соседние города Челябинск, Магнитка, Златоуст, а Троицк так и оставался районным центром аграрного юга промышленного Урала. Поэтому в нём сохранилось много старых зданий, в том числе жилых домов. Один из таких домов стоит на углу улиц  с обычными названиями – Фрунзе  и Красноармейская.

В последние годы можно было часто видеть возле него прогуливающегося седого человека.

Дело в том, что этот дом был построен  его дедом, это было родовое гнездо его семьи, разоренное бурными событиями начала ХХ века. Человека этого звали Александр Александрович Степанов, а я, автор данной работы, его внук.  Давно, еще, когда был жив дедушка, я хотел написать об этом доме, так как он очень необычный для нашего города.

Затем замысел изменился – я решил писать об истории семьи, которая жила в нем, но мало было материала, так как в 20 -30-е годы большая дружная семья оказалась разбросанной от Урала до Дальнего Востока. А этим летом произошли события, которые заставили меня сесть и написать это исследование, пусть даже и при нехватке сведений, источников.


Пращур

Пращуром на Руси называли родителя прапрадеда или прапрабабки, то есть «прапрапрадеда». Таких предков мужского пола у каждого из нас 16 человек. Но только один из них является носителем «родовой» фамилии (при условии, что она не менялась). Правда, семейное предание гласило, что Степановы происходили из простых крестьян («из пастухов»), так что до отмены крепостного права они могли и не иметь фамилии. При поиске своих родовых корней мне оставалось одно – положившись на случай просмотреть все доступные источники в надежде что-нибудь да найти о купцах Степановых. Но в дореволюционных адрес-календарях,  выходивших в Перми и Оренбурге оказалось множество предпринимателей с этой обычной русской фамилией, и понять кто из них мне родственник было невозможно.

Но мне просто  сказочно повезло. Я немного знал, что Степановы занимались мукомольным производством и при поиске сведений о мукомольных предприятиях на Урале, совершенно случайно, в книге вышедшей в начале ХХ века в Екатеринбурге (Путеводитель по Уралу.- Екатеринбург, 1902. С. 73), удалось найти вкладыш с рекламным текстом о Торговом доме «Братья Степановы». Среди членов-вкладчиков торгового дома был указан Евдоким Степанович Степанов. Это и был мой пращур и к тому же основатель фамилии.

Об этом говорило совпадение ее с отчеством. После освобождения от помещиков, многие крестьяне перебирались в города и очень часто им давали фамилии по имени отца, так сын Ивана («Иванов сын») превращался  просто в «Иванова». Так же наверное получилось и с Евдокимом, тем более, что торговый дом был основан в пореформенное время – в 1877 году. Позже крестьянское происхождение Степановых нашло подтверждение в статье о младшем брате Евдокима – Иване, опубликованной в энциклопедии «Екатеринбург» (Микитюк В.П. Степанов Иван Степанович// Екатеринбург. Энциклопедия.- Екатеринбург, 2002. С. 533).

Оказалось, что Степановы действительно родом из крестьян, из самого центра России, из Покровского уезда Владимирской губернии.

Торговый дом Степановы создали уже в Пермской губернии (Екатеринбургский уезд относился к ней) и имели здесь две мельницы, и еще одну – в Челябинском уезде Оренбургской губернии.

Торговый Дом был основан в 1877 году для выработки и продажи крупчатки.

Членами-вкладчиками его состояли братья: Евдоким, Никифор, Павел и Иван Степановичи Степановы. Фирма имела три крупчатных мельницы: в Екатеринбургском уезде Пермской губернии в Нижне-Исетской волости, в том же уезде в Арамильской волости, и в   Челябинском уезде Оренбургской губернии на реке Миасс. Мельницы были вальцевой системы и приводились в действие водой при помощи паровых машин. Отопление паровых котлов производилось на первых двух мельницах торфом и на последней – каменным углем.

Собственная торговля крупчаткой производилась в городах: Екатеринбурге, Челябинске и  Уфе. Судя по статье в энциклопедии «Екатеринбург» фирма работала успешно до самой революции.

Интересно было выяснить, что же стало в дальнейшем с данными предприятиями?  Сделав запрос в ГУК «Свердловская областная универсальная научная библиотека им. В.Г. Белинского» в г. Екатеринбурге мы получили ответ. Работникам библиотеки удалось найти только одну статью о торговом доме Степановых. Статья была помещена в газете «Зауральский край» за 17 марта 1915 года, называлась она «Кризис мукомольного производства: (закрыты 2 мельницы братьев Степановых и останавливается 3). Шла I Мировая война, в стране нарастал продовольственный кризис и видимо, поэтому падало производство муки.

Степановы были не только предпринимателями, они занимались широкой общественной и благотворительной деятельностью. Это видно по Ивану Степановичу, который в 60 лет, видимо, когда старшие братья умерли или отошли от дел, возглавил семейное дело.  В 1905 году он организовал празднование Нового года для учеников земского училища в с. Большой Исток, в 1909 году покрыл из собственных денег дефицит сиротско-воспитательного дома.


Петр Евдокимович Степанов

В конце XIX века дело Евдокима, Никифора, Павла, Ивана и Никиты Степановых процветало. Видимо в эти годы Степановы обращают внимание на самый юг Урала, а двое из них – самый младший из братьев – Никита Степанович и его племянник, сын Евдокима Степановича – Петр, перебираются в уездный Троицк. Сведений о том, почему и когда это произошло, не сохранилось. Скорее всего, наш город привлек дядю с племянником своими экономическими возможностями. Троицкая ярмарка, служившая в ХVIII веке местом меновой торговли со странами Центральной Азии, во второй половине XIX века переориентировалась на торговлю хлебом, в основном с казахами, которые, в свою очередь меняли на него свой скот (Живописная Россия. Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении. СПб. – М., 1902. Т. 8., Ч.2., С. 171).

Вот  в этом шумном, прокаленном солнцем городе на самом краю Великой Степи  и оказался Петр Степанов со своей женой Екатериной Николаевной, в девичестве  Клепиковой.  Возможно,  она  сыграла главную роль в переезде, так как ее родственниками были известные троицкие предприниматели Першины и Клепиковы

(один из последних заведовал отделением Русско-Азиатского банка в г. Семипалатинске). К сожалению, его жена умерла и Петр Евдокимович женился во второй раз. Звали ее Софья.  Она была младшей дочерью Василия Лавровского, который  служил священником в Троицком соборе и с 1870 год по 1874 год состоял законоучителем в женской прогимназии (Государственный архив Оренбургской области. ГАОО. Ф.173. Оп.9. Д. 1526. Л. 340 об.).  В 1900г. протоиерей Лавровский «Указом Правительствующего Сената по департаменту Герольдии, на основании Всемилостивейшее дарованной грамоты, утвержден вместе с детьми в Дворянстве и внесен в 3-ю часть Дворянской родословной книги Оренбургской губернии» (Там же. Д. 1631. Л. 801. об.).

К моменту написания работы не удалось установить – чем же занимался в Троицке П.Е. Степанов. Слухи о том, что Петр Евдокимович был владельцем мельницы, могли возникнуть из-за того, что мукомольное дело было главным для торгового дома «Братья Степановы», а также из-за того, что в Троицке действительно были братья Степановы, владевшие мельницей, но это были другие Степановы. О том, что мой прапрадед (Петр Евдокимович) не имеет к ним отношение говорит то, что в том же «Списке домов, подлежащих к насилизацию согласно декрета, оценка которых превышает свыше 10 000 по окладным книгам за 1917 год» (так в тексте - автор) он упоминается отдельно. При этом получается, что П.Е. Степанов имел все-таки в Троицке свое дело, причем его «завод» идет в списке вторым после предприятия «Наследники Шарипа Яушева», а ведь Яушевы владели миллионными состояниями…

Как бы то ни было, П.Е. Степанов входил в элиту города Троицка.

Об этом говорит, то, что если о его бизнесе нет никаких упоминаний в дореволюционных источниках, то о нем самом все-таки есть упоминания.

В справочнике за 1912 год говорится о том, что П.Е. Степанов был «председателем и главным начальником Троицкого вольно-пожарного общества», а также «Президентом Общества любителей конского бега» (Г. Троицк и его уезд. Справочник и адрес-календарь на 1912 – 1913 г. Троицк, 1912. С. 90).

Надо сказать, что во 2-ой половине ХIХ века в России, наряду с профессиональными пожарными командами (учитывая недостаток во многих городах денежных средств), появились так называемые общественные пожарные команды. Если посмотреть на списки членов Вольного пожарного общества за 1900-1905гг. мы увидим, что его  членами были представители богатейших фамилий города (Адрес-календарь и памятная книжка Оренбургской губернии на 1902 год. Оренбург, 1901. С. 73; Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1905 год. Оренбург, 1905. С. 92). Да и конными бегами могли увлекаться только состоятельные горожане. Ипподром был одним из центров сосредоточения Троицкой золотой молодежи (Челябинская область в фотографиях. 1900-1920.- Челябинск. ТО «Каменный пояс», 2000. С.308).

Ну, а если серьёзно, то главной обязанностью возложенной на П.Е. Степанова троичанами была должность «губернского земского гласного».

Пётр Евдокимович был избран в оренбургское губернское земское собрание от города Троицка вместе с Гавриилом Алексеевичем Башкировым и  Петром Ивановичем Покрываловым. Выборные от городской курии должны были располагать купеческим свидетельством, либо предприятием с годовым оборотом, либо недвижимостью, оцененной в определённом размере.

Конечно же, кроме состояния, для избрания нужно было пользоваться уважением сограждан. Об авторитете П. Степанова говорит то, что он был и «почетным блюстителем» 2-го приходского училища в г. Троицке (Адрес-календарь и справочная книжка Оренбургской губернии на 1912-й год.- Оренбург, 1912. С. 101). К началу 10-х гг. он уже имел звание «Личного почетного гражданина", до получения личного дворянства оставался один шаг.  


Дом

О достатке П.Е. Степанова говорит и деревянный дом, который он выстроил для своей большой семьи в г. Троицке. Город  наш расположен в степной зоне, но когда-то стены Троицкой крепости окружал сосновый лес. От него уже в начале Х1Х века остались лишь пни, поэтому бревна и доски для строительства доставлялись гужом из башкирских дач Верхнеуральского уезда за 50, 80 и более верст. Дороговизна строевого леса приводила к его экономии – дома строились маленькими, из тонких бревен, которые приходилось дополнительно обмазывать для тепла глиной и белить. Большая часть особняков зажиточных горожан, их лавки и магазины строились из кирпича. Лишь богатые татарские купцы, перебравшиеся в Троицк из лесистых Казанской и Вятской губерний, по привычке строили деревянные дома.

Как выглядел дом Петра Евдокимовича мы видим на дореволюционной фотографии перекрестка Монастырской улицы и Марковского переулка. Даже на фоне соседних двухэтажных каменных домов он смотрится внушительно.

Дом, несмотря на размеры, не давит, производит впечатление чего-то легкого, ажурного, это усиливается тем, что он стоит на возвышении. Здание не просто красиво, оно в целом оригинально и отличается от всех традиционных троицких особняков.

Возможно, в выборе материала сказались владимирские корни или домостроительные традиции богатого лесом Среднего Урала. Стилистически дом сочетает традиции модерна и «псевдорусского» стиля. А вот деревянная башенка с открытой площадкой, увенчанной ажурным  флюгером мне почему-то напомнила вышку с сигнальным колоколом, которую ставят обычно на ипподромах. С площадки был виден весь город и все его окрестности и прежде всего вид на р. Уй,  огибавшую Троицк с севера.

Здесь в этом доме жила большая дружная семья Степановых, а именно Петр Степанов со своей женой Екатериной Николаевной, в девичестве  Клепиковой. У них было четверо детей: Ольга, Сергей, Нина и Александр. Екатерина Николаевна умерла, по имеющимся у нас сведениям от послеродовых осложнений, когда младший сын был совсем маленьким.  Глава семьи женился во второй раз на Софье Васильевне, в девичестве Лавровской, от которой родился сын Герман. 

Она очень хорошо относилась к детям мужа от первого брака. Считала их родными, особенно маленького Александра. По возрасту она была не на много старше Ольги, дочери Петра Евдокимовича.

По вечерам, когда  в доме Петра Евдокимовича собирались большой и дружной семьей домочадцы, слышались песни, смех. Женщины – жена Софья Васильевна, няня детей – Аня, и другие занимались  домашним хозяйством, рукоделием.  Дом Степановых славился своим гостеприимством и был удобен для жизни купеческой семьи. И в будни и в праздники на столе весело шипел самовар, стояли многочисленные блюда с выпечкой. В доме часто звучала музыка. Супруга Петра Евдокимовича играла на рояле.

В нашей семье остались некоторые вещи того времени, зеркало, что висело в доме, икона Божьей матери, принадлежавшая супруге купца, ею вышитые маленькие подушечки. Когда смотришь в потускневшее от времени зеркало, то кажется, что ты сам находишься среди тех людей, которые долгое время смотрелись в него. И как будто ощущаешь их присутствие рядом с собой.

По имеющимся в Троицком архиве документам 1919-1923 гг. о национализации домовладений  значится, что семья Степанова якобы сбежала из города с белогвардейцами. Но по другим документам, к белому движению примкнула только одна из детей купца – старшая дочь Ольга.

На самом же деле  Степанов П.Е., его супруга и двое младших детей остались в городе,  но из фамильного дома их выселили, так как дом национализировали.  Семья скиталась по съемным квартирам, а их дом сделали рабочим общежитием.

Нынешним жителям дом также известен как бывшее общежитие.

Через несколько лет дом Степановых будет справлять вековой юбилей.

Срок более чем солидный. Большая часть фасада по сей день сохранилась в первозданном виде, хотя за последние двадцать лет его внешний вид сильно пострадал.  Думаю, что благодаря большому ремонту очередных собственников дома он простоит еще долго и сможет наблюдать за троицким бытием и в ХХI столетии.

Когда началась гражданская война в семье оставались лишь младшие дети – Александр и Герман. Остальные в то время учились в других городах России, а самая старшая из детей – Ольга уже работала. О судьбе Ольги стало известно недавно.


Петрова Ольга Петровна

Ольга Петровна Петрова (в девичестве Степанова) родилась 6 августа 1892 года в Троицке (ныне Челябинской области). Получила блестящее образование.

В 1909 году окончила Родионовский институт благородных девиц в Казани с серебряной медалью.  Это было закрытое привилегированное учебно-воспитательное заведение для дочерей дворян. В 1913 году она поступила на женские медицинские курсы при Казанском университете. Во время I-й Мировой войны добровольно пошла в действующую армию, работала сестрой милосердия на фронте, в Галиции и в Оренбургском военном госпитале.

После событий 1917 г. оказалась на стороне белых, возможно из-за супруга, а может и по убеждениям. Познакомилась со своим будущим мужем на станции Аша (что между Уфой и Златоустом), при сопровождении эшелона с ранеными.

19 июля 1919 года в Челябинске обвенчалась с полковником (впоследствии генерал-майором) Павлом Петровичем Петровым, в то время помощником начальника снабжения  Западной армии адмирала А.В. Колчака. Вместе с Русской армией прошла путь от Челябинска до Приморья. Участница Великого Сибирского Ледяного похода, с частями генерала Каппеля: от р. Тобол в эшелоне, а от Ачинска на лошадях с мужем при Уфимской генерала Корнилова дивизии до Забайкалья. Вот когда Ольге пригодились навыки верховой езды, полученные от отца в родном Троицке. Во время боя под Красноярском 5 января 1920 года на разъезде «Бугач» перевязывала раненых. Перед Иркутском заболела сыпным тифом и через Байкал переехала почти без сознания.

С осени 1922 года в эмиграции в Китае, с 1933 года в Японии, а с 1947 года в США.

Занималась педагогической деятельностью в Китае, Японии, США. Мать троих сыновей. В эмиграции занималась литературной деятельностью и благотворительностью, организовывала компании помощи детям эмигрантов. Оставила интереснейшие воспоминания о событиях Гражданской войны в Сибири. Скончалась после продолжительной болезни 3 марта 1962 года в Сан-Франциско.

Ее муж, Павел Петрович Петров, родился в Псковской губернии 14.01.1882 года в крестьянской семье. Окончил Петербургское юнкерское училище (1906) и  академию Генерального штаба (1913).

Служил в 3-м Финляндском стрелковом полку, в пехотной дивизии, в штабе 2-го корпуса Западной армии в Гродно. Участник Первой мировой войны, в начале 1917г. – капитан, помощник старшего адъютанта отделения генерал-квартирмейстера штаба 1-й армии, затем подполковник. Был призван в РККА. Служил в управлении Поволжского военного округа до июня 1918г.  В Самаре, с освобождением ее от большевиков, поступил на службу в Народную армию Комуча, командир 3-го Самарского стрелкового полка. В армии адмирала А.В. Колчака – начальник штаба 6-го Уральского стрелкового корпуса (31.12.1918 – 26.05.1919), полковник. С июня 1919г. исполнял должность дежурного генерала штаба Западной армии. Начальник 4-й Уфимской стрелковой дивизии. Участник Сибирского Ледяного похода, во время которого  был назначен на пост командующего 3-й армией (декабрь 1919), но  командование ее частями так и не принял по причине их разбросанности, а затем расформирования армии. В 1920г. Петров - начальник снабжения Дальне-Восточной армии, начальник русской военной миссии на станции Маньчжурия (с 15.10.1920). Впоследствии командовал дивизией 3-го Забайкальского корпуса. Начальник штаба Белоповстанческой армии (25.05.-25.07.1921), затем начальник штаба Земской рати Приамурского земского края (10.08.-03.11.1922), принимал участие в боях за Приморье. Эмигрант, сначала проживал в Китае.

В Японии Петров являлся председателем Общества русских эмигрантов и заведующим русской школой при православном храме в Токио.

В 1947г. с семьей переехал в США. Работал преподавателем русского языка в армейской школе переводчиков в Монтере (1948-1955).


Жизнь в разлуке

До самой смерти, П.Е. Степанов  проживал в г. Троицке со своей семьей, вернее с теми, кто остался и  не смог в силу возраста выехать куда-то. Умер он в Троицке, в конце 1920-х гг., так и не узнав, что стало со старшей дочерью. А в советской России у него остались три сына и младшая дочь.

По-разному сложились их судьба. У каждого из них своя дорога в жизни. 

Один из сыновей купца, Александр Петрович, мой прадед,  в марте 1938 года был репрессирован по ложным доносам и в сентябре приговорен к расстрелу, за связь «с белогвардейцами». Ему в то время было всего 33 года. По этой причине оставшиеся в Троицке Степановы были лишены избирательного права на многие годы.

Однако хочется сказать о том, что Александр Петрович был очень порядочным, воспитанным человеком. Он работал в Троицком райпотребсоюзе старшим бухгалтером, преподавал в училище коммерческую математику.

Когда Александра Петровича забрали, его сыну Александру было 2 года (это мой дедушка). Он не помнил своего отца.

Очень непросто ему пришлось жить и учиться в то время.  Если и были люди сочувствующие семье, то они боялись высказывать свое мнение и свое доброе отношение.

Куда только не обращались в то время родственники с просьбами помочь найти человека, однако ничего о судьбе Степанова А.П. не было известно.  И только в 1957 году  пришла справка Военного трибунала Уральского военного округа о том, что «Дело по обвинению Степанова Александра Петровича пересмотрено военным трибуналом Уральского военного округа 19 февраля 1957 года. Постановление 25 сентября 1938 года в отношении Степанова А.П. отменено и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления».

А я  просто не понимаю, в чем же его вина? Ведь когда началась гражданская война, мой прадед был несовершеннолетним ребенком и в силу этого не мог предпринимать противозаконные действия против народа.

Интересны подробности жизни семьи в 1960-х годах.  Моя бабушка Валя, коренная москвичка, вышла замуж за сына А.П. Степанова – Александра Александровича (познакомились они в Москве, когда он служил в рядах Советской Армии)  и стала жить в семье мужа на далеком от Москвы Урале. 

Также с ними  жила и свекровь Софья Васильевна, вдова П.Е. Степанова. Долгими вечерами бабушка слушала ее рассказы о своей жизни, о том, как она вышла замуж за вдовца Степанова, у которого было уже четверо детей, о том, как они жили в большом доме, и что она по возрасту была чуть старше его дочери Ольги, которая в то время уже не жила вместе с отцом. Софья Васильевна занималась домашним хозяйством и воспитанием детей. Женщина она была очень образованная. Когда в 1938 году забрали из дома Александра, она долгое время искала его, писала во все учреждения, чтобы узнать о его судьбе. Ее также забирали, бросали в подвал, допрашивали, желая узнать, куда делся капитал купца. Но она ничего об этом не знала, так как в семье Степанова женщины вообще ничего о делах не знали. У них было свое предназначение. Они занимались воспитанием детей и домашним хозяйством. Софья Васильевна много писала писем во все инстанции с просьбой отыскать сына Александра либо сообщить о его судьбе. Но ответов не было. Только в 1957 году  пришла справка о том, что он реабилитирован посмертно.

Кроме этого сообщения долгое время ничего конкретного о судьбе А.П. Степанова не было известно. Мой дедушка в 1990-х годах писал запрос в Государственный архив с просьбой разрешить посмотреть уголовное дело в отношении своего отца, репрессированного в 1938г. и реабилитированного в 1957 году. Ведь даже даты смерти своего отца он не знал. Трепетно он относился к этому слову «отец». Очень сожалел, что его не было рядом с ним. Дело пришло из Государственного архива. Он с моей мамой ходил и читал его. Видели они и три доноса, по которым Степанов А.П.  был арестован, видели письма Софьи Васильевны, которые были приложены к делу, читали их, как она объясняла, что сын является порядочным человеком и ничего против власти не сделал, что его ошибочно арестовали. Потом еще был документ - страшный – это приговор, который приведен в исполнение 30 сентября 1938 года в 12 часов. Через полгода после ареста прадед был расстрелян. Маленькая, тоненькая папка – уголовное дело, которое навсегда решило его судьбу и судьбу  его семьи.  

Одним горем больше, одним меньше – какое это имеет значение для страны в целом, а также для жизни людей, которая текла себе своим чередом.  Ведь ничего нельзя изменить, исправить, вернуть назад время. Но важно было то, что мы узнали правду, которую очень хотели узнать. 

Сын узнал дату смерти и место захоронения своего отца. Это место в г. Челябинске называется сейчас Поклонной горой. Раньше здесь были небольшие шахты, в которых старательские артели в 20-е годы добывали золото. Поэтому в народе это место называлось еще «Золотой горкой». Сюда в конце 30-гг. свозили по ночам людей из Челябинских тюрем и расстреливали, не заглушая двигателей автофургонов.

Позже эти шахты с телами убитых были засыпаны известью, шлаком, залиты кислотой… Но скрыть преступление не удалось. В 1990г. летом были начаты раскопки, результаты которых потрясли. В этом месте захоронены, если можно так сказать, десятки тысяч ни в чем не повинных людей. 

Пролетают годы, но каждую осень в этом месте собираются люди, которые помнят о своих родителях, родственниках погибших в 1930-е годы. Горят поминальные и благодарственные свечи перед ликами святых в нашей Дмитриевской церкви. Мне как человеку другого поколения страшно даже думать о том времени. И надо сделать все, чтобы такого больше в стране не происходило.

Очень интересная судьба и у моего дедушки Александра Александровича Степанова. Он по специальности строитель.

В молодости со своей  семьей он жил и трудился в Узбекистане. Уехал в 1963 году. Строил газопровод Бухара-Урал, где работал начальником строительных участков. Проявил себя с  очень хорошей стороны.  Поэтому его как специалиста направили работать в Иран, где он проработал 2 года. Затем он с семьей вернулся в родной город и продолжил работу вначале в исполкоме в отделе архитектуры, затем в администрации города специалистом по вопросам землепользования и архитектуры. 


Встреча

Все что выше рассказано было мне передано со слов моих близких, с кем я жил рядом. Это в первую очередь рассказы бабушки Вали, дедушки Саша и моей мамы Софьи (кстати, ее назвали в честь Софьи Васильевны).

Дальше мое повествование о судьбе рода Степановых я поведу от своего имени. Так как я сам присутствовал при многих событиях происшедших в нашей семье.

Некоторое время назад Евгений Владимирович Волков – житель города Челябинска, преподаватель ЮУрГУ, автор книги о генерале Ханжине, был в штатах на конференции, посвященной истории белого движения, и познакомился там с потомком белых эмигрантов Сергеем Павловичем Петровым. Узнав, что Волков проживает на Урале, Сергей Павлович очень обрадовался и рассказал, что его мать была  родом из Троицка Оренбургской губернии. Просил, если это возможно, узнать о том, кто были его предки и остались ли в Троицке родственники по материнской линии. Но без подробных данных сделать это было очень трудно.

Спустя некоторое время из Сан-Франциско пришел факс, в котором рассказывалось об Ольге Петровне Степановой. Приняв информацию, содержавшуюся в факсе, Евгений Волков передал ее своему коллеге – троицкому краеведу Р.Н. Гизатуллину.

Вечером, просматривая газеты, моя мама увидела статью в местной газете «Троицкая ярмарка», опубликованной в октябре 2004 года, и стала читать. В статье «Заокеанские родственники ищут свои корни» говорилось о том, что живущие в США потомки П.Е. Степанова ищут своих родственников по линии своей матери Степановой О.П., уроженки г. Троицка Оренбургской губернии, а ныне Челябинской области. 

Я сразу понял, что речь идет о нашей семье, так как историю своего рода я знал раньше.  И не передать словами, какие эмоции возникли у меня в тот момент. Это и радость, и грусть!  Трудно было поверить в то, что нашлись и другие родственники в роду Степановых.

Так благодаря статье мы и узнали о наших родственниках, которые проживают в Америке. Моя мама на другой день позвонила в редакцию. Ей сообщили, как связаться с Р.Н. Гизатуллиным, написавшем данную заметку. Она подготовила фотографии, некоторые документы и отнесла ему. Рауф Назипович отправил копии документов в г. Челябинск Е. Волкову, который по факсу передал их в Америку. Ответ пришел быстро от родственников, которые проживают в г. Милл Веллей, около Сан-Франциско.

Написал письмо Петров Сергей Павлович. Он оказался сыном дочери П.Е. Степанова – Ольги. Прислал фотографию себя и жены.

Ему уже  82 года. И он очень бы хотел встретиться с нами. Написал, что в мае его должны пригласить в г. Челябинск в Южно-Уральский государственный университет прочитать лекции, так как он является магистром истории, написал диссертацию по истории России в период гражданской войны. Мы ответили письмом, что очень будем рады встретиться с ним.

Это было зимой, а 17-18 мая 2005 года он со своей дочерью Элизабет, по приглашению кафедры истории России и отдела международных связей Челябинского ЮУрГУ,  прилетел на Южный Урал.

Из интервью, которое дал Серж (именно так нужно его было звать) Петрофф  мы узнали многое о судьбе О.П. Степановой – его матери. Он рассказал, что его мать родилась в г. Троицке. Но с полковником Павлом Петровым познакомилась в дни гражданской войны в г. Челябинске, где они и обвенчались. А потом с войсками Белой армии семья Петровых попала в Приморье, эмигрировала в Китай, где он и родился в 1922 году. Несколько лет Петровы жили в Японии, а обрели вторую родину в США.

«Я был маленьким мальчиком, но отлично помню, как мы жили в Китае, - профессор говорил по-русски чисто, абсолютно без акцента. – Многие эмигранты бедствовали. А нам повезло, потому, что отец был хорошим фотографом. И он неплохо зарабатывал, у нас даже был повар - китаец. На переезде в США настояла мама, она считала, что мы должны получить хорошее образование. И она была права. Я и два моих брата до сих пор очень благодарны маме – прозорливой и более практичной, чем отец».

Сергей Павлович (старший из братьев Петровых) окончил университет по специальности «экономика». Работал в успешной страховой компании, которая до революции имела свое представительство даже в России. А потом занялся историей  России, защитил диссертацию. Сергей Павлович живет в небольшом университетском городе на западе США.

Мы пригласили Сергея Павловича в гости к нам в г. Троицк, посетить историческую родины своей матери. Мы с нетерпением ждали приезда родственников в Троицк. Продумали программу встречи, если можно так выразиться. Но на самом деле получилось все не так, как представлялось, а гораздо лучше, интереснее, душевнее и проще.

За два с половиной дня, которые прожили Сергей Павлович и Элизабет у нас, мы очень много нового узнали о прошлом своей семьи, о родственниках. Элизабет работает кинопродюссором. И она взяла у всех нас интервью. По-русски она вообще не говорит, но ее отец нам переводил вопросы, мы отвечали  на них. Два дня пролетели мгновенно. Мы в первую очередь показали родственникам родовое имение семьи Степановых и  бывшую паровую мельницу. Побывали в краеведческом музее, где собрались друзья моего деда Александра, хорошо знавшие его по работе, чтобы рассказать о нем, там же была проведена своеобразная пресс-конференция. Было сказано много теплых слов о нем. 

Визит родных совпал с последним звонком у школьников. Очень удивил и поразил вид девушек в белых фартучках и с белыми бантами. Элизабет никак не могла понять, что это такое на прическах у девочек. Мы с мамой как могли все объясняли. Элизабет все время их фотографировала. Нам было очень легко общаться с ними.

Очень понравился им наш зеленый городок. Сергей Павлович сказал, что дома он пишет книгу о жизни своей семьи. Ту главу, которая посвящена матери, он перепишет, так как после посещения ее родины у него сложились совершенно иные представления о нашем городе, людях и Урале в целом. Он сказал, что русские в Америке совершенно не так представляют историческую родину своих предков.

***

Когда-то судьба разъединила моих предков, а сейчас так  неожиданно свела людей родных по крови, но очень-очень далеких,  вместе.

Молодежь, мое поколение живет будущим, а прошлым,  воспоминаниями живут старики. И я считал это правильным, потому что прошлое это не моё, вот состарюсь, тогда и будет, что вспомнить. Но когда я бродил по привычным  для меня троицким улицам с Сергеем Павловичем, во мне что-то изменилось. Мой внутренний мир стал как бы богаче, возникло ощущение гордости и причастности к истории.

Ещё больше я задумался, когда написал эту работу. Появилась, конечно, гордость.

Не всякий мой ровесник знает шесть поколений своих предков. И потом, хотя они не аристократы, дворяне, но и не последними людьми оказались… Не будь революции или не будь её последствия такими, они могли бы и большего достичь. Во всяком случае, такие гены и обязывают и обнадёживают. И ещё, оказывается, история начинается не с меня или моих старших родственников, живущих со мной, а много раньше.

Значит, для кого-то я могу стать тоже таким легендарным пращуром?.. А это согласитесь, обязывает.


Текст подготовила В.Календарова











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Крепкие корни. Часть 3

«...В результате моих хлопот в течение 16 лет я не только не добилась реабилитации своего мужа, но даже не узнала состояние его здоровья и его местопребывание. Мои упорные хлопоты вызваны тем, что я твердо верю в невиновность своего мужа, и, зная весь ужас пыток, применяемых во время следствия в 1937 году, я надеялась, что добьюсь правды, но мои надежды оказались тщетными. Кроме того, я хочу снять с себя и моих детей пятно семьи «врага народа».

Стенгазета

Крепкие корни. Часть 2

В конце 1946 года Николая Алексеевича Суворова арестовали и судили как «врага народа». Главным обвинением было то, что он организовал обучение детей в народных школах в период оккупации. Это действие расценивалось как сотрудничество с фашистами.