Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.11.2006 | Колонка

Радиоактивная подстава

Даже Сергею Ястржембскому случается говорить правду

Даже сломанные часы дважды в сутки показывают точное время. Даже Сергею Ястржембскому случается говорить правду. Вот и сейчас, комментируя в кулуарах саммита Россия-ЕС смерть Александра Литвиненко, помощник российского президента сказал нечто вполне адекватно описывающее происходящее. Он увидел "настораживающее совпадение" в том, что политические противники путинского режима гибнут в дни, когда проходят важные международные мероприятия с участием главы государства. "Представляется, что мы сталкиваемся с хорошо отрежиссированной кампанией или планом по последовательной дискредитации России и ее руководителя",– заявил Сергей Ястржембский. Действительно, последние заграничные вояжи Путина сопровождали сообщения о громких убийствах. Накануне приезда в Германию (и чрезвычайно трудных переговоров по энергетическим вопросам, завершившихся полным провалам) была убита Анна Политковская. Смерть Александра Литвиненко совпала с саммитом Россия–ЕС, который также сложился не слишком удачно для Путина.

Если убийцы Литвиненко в самом деле намеревались причинить ущерб Владимиру Путину, то они полностью достигли результата.

Мало кто в Европе и мире сомневается, что к отравлению причастна российская власть. Заголовок сегодняшней «Таймс» говорит сам за себя: «Отравленный шпион был жертвой государственного террора». Неназванный высокопоставленный представитель британского правительства заявил газете, что отравление бывшего сотрудника ФСБ радиоактивным элементом полонием (который может быть получен только в больших лабораториях), а также другие доказательства, которые пока не могут быть обнародованы, указывают на то, что убийство было совершено иностранными агентами. В таком контексте слова Путина о том, что раз в медицинском заключении британских врачей нет указаний на то, что это насильственная смерть, то нет и предмета для разговоров об убийстве, выглядят беспомощной отговоркой. Полонием нельзя отравиться случайно.

Ястржембский, разумеется, старательно намекал на версию, озвученную Путиным после убийства Политковской. Это, мол, беглые олигархи Березовский с Невзлиным специально гадят. Однако, если Литвиненко «заказали» они, то они очень рисковали. Радиоактивные вещества оставляют больше следов, чем любой другой яд. Их нельзя купить в аптеке или синтезировать на кухне. Любой же заказ в крупной лаборатории на Западе без труда обнаруживается. Совсем другое дело секретные производства на иностранной территории, сотрудничающие со спецслужбами. Эти-то уж точно не ответят на официальный запрос, не будут помогать расследованию.

Впрочем, в некоторых случаях отказ отвечать может быть очень красноречив.

При этом, более чем сомнительно, что сам Путин отдал приказ о ликвидации Литвиненко – ущерб от всей этой истории для репутации российского президента слишком очевиден. Но в том, чтобы максимально испортить эту репутацию, ныне заинтересованы не только и не столько беглые олигархи. Куда больше в этом заинтересованы ближайшие сотрудники Владимира Путина. Простые ребята, офицеры спецслужб, которых сложные расчеты прокремлевских политтехнологов относительно назначения преемника, полностью послушного моральному отцу нации, не слишком впечатляют. Они вполне переживут без Ниццы, Гавайев и Багамских островов. Похоже, даже без счетов в иностранных банках обойдутся. Их вполне устроят Сочи и Рублевка. В дополнение к возможности и дальше безраздельно и полностью распоряжаться одной шестой частью суши. Для них - это не вопрос выбора места, где проводить отпуск. Скорее всего - это вопрос жизни и смерти.

Они считают, что Путин должен просто, без всяких сложных, а поэтому ненадежных схем остаться на третий срок.

И как раз для этого нужно создать ситуацию, которая полностью исключила бы для Путина возможность вступить в неформальный клуб отставных лидеров, с удовольствием ездить по миру, читать лекции, наслаждаться жизнью.

Чтобы Путин остался, его надо повязать кровью. Причем так, чтобы это было очевидно для всех. Так что нужно оставить как можно больше очевидных следов, ведущих в Россию. Радиоактивные материалы для этого самые подходящие орудия убийства. И можно не сомневаться, что эта история будет раскручена до конца. За дело взялись спецы из Скотленд-ярда и МИ-5. Уже несколько раз заседал специальный антитеррористический межведомственный комитет на правительственном уровне. В общем, мало Путину не покажется.

Между тем, система власти, построенная российским президентом, идеально подходит для организации такой подставы. С одной стороны, эта система исключает даже минимальный контроль за деятельностью  спецслужб. «Норд-Ост», Беслан, расстрел Байсарова – все эти истории демонстрируют, что спецслужбы освобождены от ответственности за откровенные провалы и очевидно «грязную» работу. С другой, стиль путинского руководства не исключает операций, которые не санкционированы на самом верху. Путинский стиль похож на тот, что мы знаем по роману «Крестный отец». Большой босс ничего не говорит прямо, лишь делает намеки. А его «лейтенанты» уже действуют, беря всю ответственность и риск на себя. Эта система работает, но до того момента, когда «лейтенанты» решат вести собственную игру. Не исключено, что именно это и происходит сейчас.



Источник: "Ежедневный журнал", 27.11.2006,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».