Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.11.2006 | Кино

Шпионское счастье

«Несколько дней в сентябре» — прохладительная смесь прустовской меланхолии и саспенса довольно высокой пробы

В первых числах сентября 2001 года среди серых камней почему-то вымершей Венеции (обычно тут в это время не протолкнуться от гостей кинофестиваля и биеннале) трое приятных во всех отношениях людей ожидают некоего Эллиотта (Ник Нолт), шпиона очень высокого полета. Трое - это американский пасынок Эллиотта Дэвид (Том Райли), утонченный молодой человек, умеющий и приготовить осьминога, и к месту ввернуть цитату из Генри Миллера; его сводная сестра Орландо (Сара Форрестье), дочь Эллиотта, десять лет назад из соображений конспирации оставленная им во Франции на гусиной ферме (в сумке у нее лежит подаренный отцом наган); и серьезная дама в очках и тоже с пистолетом — это Ирен (Жюльетт Бинош), боевая подруга Эллиотта. Ждут, впрочем, не они одни. В очереди стоит еще пара банкиров неназваной южной национальности (им наш таинственный герой оказывает консалтинговые услуги) и подсевший на психоанализ и современную французскую поэзию киллер (Джон Туртурро) – бывший «младший напарник» Эллиотта, которому тот видится отцовской фигурой, требующей скорейшего физического уничтожения.

То, что Эллиота непременно пришьют, ясно с самого начала – зачем еще приезжают в Венецию, да еще и в мертвый сезон?

Так что все это ожидание отдает беккетовской бессмысленностью, о которой троица пытается забыть за тушеными осьминогами, бутылками вальполичеллы и бесполезными разговорами о международном положении – надо сказать, что в венецианских интерьерах все это выглядит фиестой во время чумы. Использование тонущего города в качестве декадентской декорации к истории, полной загадок и фатализма – идея не новая. Но достоинство фильма Амигорены, сценариста по основной профессии (и неплохого – «Ни за, ни против, а совсем наоборот» Седерика Клапиша - это и его рук дело) – не в каком-то оригинальничании.

Дело здесь в чувстве вот этого мраморно-болотистого пространства, да и вообще - в прекрасном вкусе. То, из чего какой-нибудь Стоун раздул бы колосс покруче «Джей-Эф-Кей» (а именно — популярная в конспирологических кругах мысль о том, что те, кому надо, о сентябрьских «боингах» все знали наперед), у Амигорены проходит легким упоминанием.

А если даже и вовсе убрать из сюжета шпионаж, то останется не так уж мало: история неплохого отпуска  с посиделками в ресторанах, пьяными прогулками по ночным улицам, подушечными боями и романтической линией – а также любопытным соседом с комплексом Эдипа, который подглядывает за чужим счастьем в оптический прицел.

Хотя, конечно, это довольно шпионское счастье – любоваться на заползающие в горло Большого Канала лайнеры, пока весь остальной мир горит с головы.



Источник: TimeOut, #44, 2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
17.06.2020
Кино

А дали правду

Главный герой «Гив ми либерти» - мигрант Вик. Он живет в штате Милуоки и водит автобус для транспортировки людей с ограниченными возможностями. В один из дней, когда Вик и так везде опаздывает, в автобусе вместе с американскими инвалидами оказываются русские пенсионеры-мигранты и все – хаос, столкновение менталитетов, абсурдные ситуации и главный герой, повторяющий в рацию мантру: «Буду через десять минут».

Стенгазета
10.06.2020
Арт / Кино

Кейт в слезах и в губной помаде

Ядерное оружие эпизода – Кейт Бланшетт. Благодаря угловатым микродвижениям, характерному задыхающемуся смеху и акценту Бланшетт добивается ошеломительного сходства с Абрамович. Она показывает больше десятка перформансов-аллюзий, в которых угадываются в том числе работы Ива Кляйна, Йозефа Бойса и, кажется, даже Олега Кулика